Мнения

Министерский пофигизм

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 118 от 26 октября 2015
ЧитатьЧитать номер
Политика

Александр АдамскийНовая газета

 

В последнее время у меня возникает ощущение, что нашему министерству безразлично, что творится со школой.

Такой, извините за непарламентское выражение, ведомственный пофигизм.

Вал школьной и учительской отчетности растет, об этом не кричит только ленивый, но никаких подвижек к лучшему не происходит.

Число проверок в школах и детских садах превышает все мыслимые пределы, время директоров и заведующих уходит на отписки и объяснения, часто малокомпетентным проверяющим.

Переход на передовые федеральные стандарты практически не происходит, особенно в дошкольном образовании: нет ни ресурсов, ни осмысленной системы кадровой переподготовки — ведомство ограничивается принятием планов, а не реальными действиями.

Сколько было споров вокруг стратегии воспитания, дискуссия закончена, бумага принята — забудьте!

Ситуация с зарплатой находится на грани серьезного скандала: во-первых, деньги в регионах заканчиваются и вместо повышения ожидается спад, во-вторых, из-за погони за показателями средней зарплаты, то есть фактической уравниловкой, система дифференцированной оплаты труда учителей в зависимости от результата приказала долго жить.

И ведомство как будто не замечает, что зарплата находится в разобранном состоянии, фактически уже не существует как система стимулирования качества.

Да и вся система предельно разбалансирована: институты и правила существуют сами по себе — закон, стандарты, — а жизнь школы подчинена административному режиму. Можно это называть «ручным управлением», только вот управляемости все меньше.

Много пара уходит в шумные дискуссии о едином образовательном пространстве, единых учебниках, методике преподавания истории и литературы, но к реальной жизни школы и работе учителя это все имеет отдаленное отношение.

Уже и спорить не хочется: ни к какому действенному результату, ни к какому разумному административному действию это не приводит.

Можно сказать, что российская школа — самая свободная школа в мире, но у нее не больше прав, чем у других, просто она брошена на произвол. И произвол царит и правит.

Пожалуй, никогда еще в современной истории российской школы влияние ведомства не было таким слабым.

Возможно, это и хорошо: если бы на месте министра сидел диктатор с замашками провинциального прокурора или ностальгирующий по сталинским порядкам догматик и управлял бы по принципу «шаг вправо-влево приравнивается к побегу», то такое управление вело бы к еще худшим последствиям. Поэтому среди моих коллег-экспертов есть мнение, что сегодняшний пофигизм — лучше экстремальной активности.

Но почему мы обречены всегда выбирать между плохим и очень плохим?

Я не понимаю, как произошла ревизия тех процессов, которые начались с 2005 года, когда в школу пошли огромные средства, начались институциональные изменения в сторону самостоятельности школы, инициативы учителя, общественного управления, сетевого образования? Почему все вдруг вернулось в состояние безумного контроля-надзора, жестких дорожных карт, выкручивания рук регионам и школам для достижения придуманных в Москве показателей, жестоким проверкам и как следствие — к усилению позиций догматиков и формалистов в управлении.

Но в нашем деле все решает не силовой, мобилизационный, формализованный, зарегулированный характер управления, а мотивация учителя и ребенка.

Можно платить высокую зарплату или, наоборот, расстреливать каждого десятого учителя, но если в классе не царит атмосфера увлеченности и сотрудничества, результата не будет.

Даже если перед уроком прошел митинг за единое образовательное пространство или молебен во славу качества образования!

Поэтому я считаю самым эффективным и действенным — обращение к учителям и родителям, с описанием современных школьных ориентиров, как мы и сделали в манифесте «Гуманистическая педагогика».

Но манифестами система не управляется, к сожалению.

Это уникальная история: образование как деятельность от чиновников мало зависит (примерно, как литература от Министерства культуры), но отвлечение внимания и сил, нервов и времени на это тратится столько, что само образование уходит на второй план.

Смесь пофигизма и ручного управления, когда нет даже правил, чтобы выжить, породила монстра фиктивной системы: чем больше ресурсов расходует государство, тем безрадостнее результат.

…Когда я работал в школе, директор каждый педсовет начинал словами: «Я вас прошу, повернитесь лицом к детям!»

Я вот думаю, надо ли говорить ведомству: «Повернитесь лицом к школе?»

А то еще повернутся…

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera