Сюжеты

«Очень хотелось бы мне, на старости лет, помыться в горячей воде»

Халупа с протекающей крышей на вымершем хуторе — так в XXI веке живет ветеран Великой Отечественной войны Устин Калуцкий, 89 лет

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 119 от 28 октября 2015
ЧитатьЧитать номер
Общество

Иван Жилинсобкор в Крыму

 

Халупа с протекающей крышей на вымершем хуторе — так в XXI веке живет ветеран Великой Отечественной войны Устин Калуцкий, 89 лет


Фото: Иван Жилин / «Новая газета»

Продолжение:

Герой публикации «Новой газеты» ветеран Великой Отечественной войны Устин Павлович Калуцкий покидает заброшенный хутор Колодезный и едет в новую квартиру

Устин Павлович — участник штурма Берлина — не может получить обещанное государством жилье. Недавно фронтовик прислал по этому поводу в редакцию письмо: «Очень бы хотелось мне, на старости лет, помыться в горячей воде. Да видно, я, получивший контузию у Рейхстага, право на это не заслужил. И ладно, горячая вода. Самая настоящая беда в том, что хутор почти вымер. Тут нет магазина, медпункта, и даже аптеки, а ведь у меня случаются сердечные приступы<…>. Обращался я в разные инстанции по поводу улучшения жилищных условий и переселения. Шесть лет уже длится эта история».

Хутор Колодезный — это глубинка глубинки: 146 километров от Белгорода, одна улица, 24 дома, семь пустуют. Нумерации домов нет, названия улицы — тоже. Устин Павлович встречает меня на дороге, чтобы я мимо не проехал.

— Колодезный хорошо показывает, как идут дела в районе, — говорит ветеран. — Магазин здесь лет 10 как закрыт, люди разъезжаются, ни слева, ни справа соседей у меня нет.

Заходим во двор. Печальная картина: покосившееся крыльцо сгнило, входная дверь — три сбитые на скорую руку доски. Газ и электричество — единственные блага, которыми ветерана одарило государство. Еще у него есть холодная вода, но она за свой счет: за скважину в апреле ветеран отдал 7000 рублей.

В комнате обстановка солдатская: две металлические кровати с пружинами, шкаф, ламповый телевизор (два канала) и стол. Кухня совмещена с ванной. Помывка — дело трудное: воды нужно накипятить много, на что может уйти весь день.

Поэтому Устин Павлович протирается одеколоном.

— Честно скажу, если бы мне дали новую квартиру, я бы сразу в душ пошел. Я так давно по-хорошему не мылся. — Устин Павлович плачет…

 

Два года войны

В Красную армию Устин Калуцкий ушел 17 апреля 1943 года. «Мне тогда было 16 лет. Только закончил шестой класс, как пришел приказ от военкома: явиться на сборный пункт в Старую Безгинку. Линия фронта проходила по Орловско-Курской дуге.

Распределили меня в 666-й артиллерийский полк. Прикрепили к 76-миллиметровому орудию, оно было единственным в дивизионе. Офицеры решили: буду наводчиком. Обязали сидеть в наблюдательном пункте и сообщать о передвижениях немцев. За восемь месяцев, что мы стояли в обороне, я засек 19 немецких точек: блиндажей и прочих укреплений.

Затем наша армия перешла в наступление. Мы подошли к Днепру поздно вечером, было уже темно. Наскоро сколотили плоты и ночью столкнули их в воду. Плывем. Днепр широкий. И когда я уже был на середине реки, немцы начали обстрел. Что-то разорвалось метрах в пяти от моего плота, и он перевернулся. Но погибнуть мне не дали: подхватил кто-то из сослуживцев. Вытащили и мое орудие.

Пять дней я воевал за Могилёв. Не могу сказать, что совершил какой-то подвиг. Просто бил все время в цель.

После того как я чуть не утонул в Днепре, у меня начались проблемы с сердцем. Врачи рекомендовали меня комиссовать, но я отказался: сказал, что обещал Шуре Соломкиной взять Берлин. А она провожала меня на сборный пункт».

…На улице протяжно сигналит машина.

— Магазин приехал, — прерывает свой рассказ Устин Павлович, хватает со стола кошелек и торопится к выходу.

Автолавка приезжает в Колодезный один раз в неделю, по четвергам. Устин Павлович в этот четверг купил две буханки черного, два пакета молока и печенье. Всего — на 235 рублей.

После Могилёва Калуцкий освободил Варшаву и взял, как и обещал Шуре, Берлин. Война закончилась для него 2 мая 1945 года.

— Наша группа встала недалеко от Бранденбургских ворот. Задача моя была ликвидировать пулеметчика, который не давал пройти нашей пехоте. Как назло, у меня не получалось поймать фрица в прицел: только наведу — он переместится. И вдруг рядом со мной падает снаряд. Орудие подпрыгнуло, меня подбросило. Очнулся через несколько секунд: из носа кровь, изо рта кровь. Подползаю к орудию и чудо: фриц в прицеле. Я выстрелил… и упал без сознания.

Тогда Родина отблагодарила Устина Павловича медалями «За отвагу», «За освобождение Варшавы», «За взятие Берлина» и орденом Отечественной войны.

А теперь Родина оставила его в развалившемся доме без канализации, а также раз в неделю пригоняет ветерану автолавку.

 

Слишком большой дом

В 2010 году Калуцкий решил просить для себя новый дом. Услышал по телевизору выступление президента Российской Федерации Дмитрия Медведева, который пообещал обеспечить достойным жильем всех ветеранов — и написал прошение о постановке на жилищный учет в администрацию Новооскольского района.

19 марта 2010 года жилищная комиссия Новооскольского района, в которую вошли главы сельских поселений, начальник местного БТИ, главный архитектор района и начальник районного отдела ЖКХ, вынесла решение:

«Калуцкий У.П. проживает один в домовладении площадью 48 кв. м. Согласно акту обследования жилищных условий Калуцкого Устина Павловича, требуется текущий ремонт дома, крыльца, замена забора. Отказать в признании нуждающимся в улучшении жилищных условий инвалиду Великой Отечественной войны 2-й группы Калуцкому У.П., так как фактическая площадь проживания на одного человека больше учетной нормы (выделено мною. И.Ж)».

— То есть мне фактически сказали: дед, да у тебя отличный дом, — резюмирует Устин Павлович. — Ну, подремонтировать крыльцо и крышу надо. И живи себе. А то, что на хуторе ни аптеки, ни больницы нет, — так кому они нужны? Ты же у нас ого-го! Здоровый помрешь.

Устин Павлович обжаловал решение в Новооскольском суде. Но 29 ноября 2010 года судья Марина Казначеевская отказалась удовлетворить требование ветерана. Отказала в несколько парадоксальной манере:

«По мнению суда, на стадии постановки граждан на учет в качестве нуждающихся в жилых помещениях отсутствует спор о праве на жилое помещение, поскольку жилищные правоотношения еще не возникли, следовательно, данные отношения носят публичный характер, так как гражданин оспаривает действия органа местного самоуправления». Вы что-нибудь поняли?

Тогда ветеран обратился в администрацию президента. Ответ советника департамента по обеспечению деятельности приемной президента РФ А. Красова: «Согласно статье 51 Жилищного кодекса РФ основаниями признания граждан нуждающимися в жилищных помещениях, предоставленных по договорам социального найма, является обеспечение их общей площадью жилого помещения на одного члена семьи менее учетной нормы».

Но все эти чиновничьи экзерсисы — дешевое клише по сравнению с творческим подходом к проблеме главного федерального инспектора по Белгородской области Александра Закоржевского. Вот его ответ: «Ваше обращение, поступившее в мой адрес, внимательно рассмотрено. Благодарю Вас за подробное сообщение о Вашем боевом пути. Поздравляю Вас с праздником Великой Победы. Этот праздник занимает особое место, который всегда в нашем сердце. Желаю Вам мирного неба над головой, крепкого здоровья на долгие годы, бодрости духа и всего самого лучшего».

С чиновниками Устин Павлович переписывается уже шестой год. За это время он собрал чемодан бумажек примерно одинакового содержания: спасибо, конечно, за Победу, но квартиры не будет.

 

«Пусть купит лотерейный билет»

В администрации Нового Оскола меня долго не пропускают.

— Ну неприемный день у главы сегодня, — держит оборону консьержка.

— Я на пять минут. Я за ветерана просить пришел.

Консьержка смягчается: «Давайте ваше удостоверение».

Глава района Андрей Гриднев общаться с прессой отказывается и отправляет меня к своему референту Сергею Ускову.

— Историю Калуцкого в администрации, разумеется, знают, — говорит чиновник. — Я сам неоднократно на его письма отвечал. Дело в том, что мы не можем найти к нему подход: чтобы признать его нуждающимся в получении жилого помещения, нам нужно его дом обследовать, а он не дает. Это как в анекдоте, где человек просит Бога выиграть в лотерею, а лотерейный билет не покупает. Вот пусть Устин Павлович хотя бы билет купит. Пусть подаст заявление о том, что нуждается в улучшении жилищных условий, и пригласит комиссию. Мы должны соблюсти формальности.

— Но вот же, — говорю, — решение жилищной комиссии: нового жилья не достоин, потому что площадь дома — 48 квадратов. Вы же ему уже отказали.

— Это что-то не то, — отмахивается чиновник, посмотрев документ. — Это что-то не то…

Белгородская область

P.S. Эту публикацию вместе с редакционным запросом «Новая газета» направила премьер-министру РФ Дмитрию Медведеву.

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera