Сюжеты

Цены на лекарства замерли, пациенты волнуются

Корреспонденты «Новой газеты» уже полгода мониторят стоимость 10 препаратов из списка жизненно необходимых и важных лекарственных препаратов (ЖНВЛП)

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 119 от 28 октября 2015
ЧитатьЧитать номер
Экономика

«Новая газета»

 

Корреспонденты «Новой газеты» уже полгода мониторят стоимость 10 препаратов из списка жизненно необходимых и важных лекарственных препаратов (ЖНВЛП)

Эти лекарства особо «выделили» наши эксперты — доктора медицинских наук Василий Власов и Павел Воробьев, члены Общества специалистов доказательной медицины. Выбранные ими препараты относятся к категории часто назначаемых, их эффективность клинически доказана. За полгода цена этих лекарств выросла на 35%. См. «Больные запутались в аптечных сетях», «Медицинская карта в игре».

Избранные нами для мониторинга препараты — недорогие, но потребность в них испытывают сотни тысяч и даже миллионы людей.

По данным аналитического агентства DSM Group, за первое полугодие 2015 г. (до июня) рост объема продаж лекарств в рублях в рознице составил 22,5%. Если же мерить упаковками, то рост в рознице только 2%. Важно помнить, что на не входящие в наш короткий перечень препараты и, в особенности на препараты, не входящие в перечень ЖНВЛП, — цены растут значительно быстрее. По заслуживающим доверие оценкам, за год рост цен составил 25%.

Снизилась обеспеченность лекарствами. Известная история: в Московской области закончился инсулин для льготных больных, в Москве не выписывают новые дорогостоящие противодиабетические препараты. Все с опаской ждут, что с учетом уменьшения поступлений в фонд ОМС бюджетных отчислений, объемы финансирования лекарственного обеспечения уменьшатся. Уже известно о недостатке онкологических препаратов, и не только оригинальных, но и их аналогов, якобы производящихся в России. Для многих пациентов, получающих дорогие и жизненно важные лекарства, это прерванное лечение, возвращение и прогрессирование смертельной болезни.

Василий Власов,
Павел Воробьев —

специально для «Новой»


Если апрельские цены принять за точку отсчета, то уже к июню препараты, которые мониторили в пяти городах наши собкоры, выросли на 35%. А с тех пор — стабилизировались. Но лекарства одно за другим исчезают из аптек

Красноярск

Сентябрьские заявления президента на форуме ОНФ и проверки Росздравнадзора не произвели решительного воздействия на рост цен в аптеках и нехватку дешевых аналогов, входящих в минимальный ассортимент. Аптеки обязали иметь в открытом доступе для покупателей список жизненно необходимых и важнейших лекарственных препаратов (ЖНВЛП), с 1 марта он новый. Талмуды с розничной ценой этих лекарств действительно лежат на столиках во всех аптеках, куда я заходил. Стоимость данных препаратов директивная: цена изготовителя плюс определенная федеральным законом предельная надбавка. Проблема лишь в том, что далеко не все из этих списков есть в продаже. Вам предложат более дорогие аналоги.

По динамике цен на те таблетки, за которыми газета наблюдает уже полгода, можно сделать вывод, что усилия государства все же присутствуют: цены в аптеках выравниваются. Например, в одной аптеке метронидазол (0,25 мг х 20 шт.) за полгода вырос более чем вдвое, на 121% — до 22,80 рубля. Но в другой аптеке лишь на 7% — до 20,30. То же с ацикловиром (0,2 х 20): в одной аптеке он вырос на 37%, в другой — упал на 3%, сейчас цена почти сравнялась: 46,70 рубля в первой и 49,60 рубля —  во второй.

И если где-то исчезают дешевые варианты лекарства, у соседей цена не повышается. Это именно работа надзирающих органов, не рынок.

Возможностей для сравнения становится меньше: во многих аптеках те препараты, за которыми я наблюдал, просто не нашлись. Например, нет ибупрофена, метформина, ампициллина, пароксетина. Есть более дорогие аналоги.

 

Омск

Курс на снижение и сдерживание цен на жизненно важные и самые востребованные препараты, взятый региональной властью этой весной, пока не меняется. С апреля по июль в области проходила акция, инициированная главой региона, — сделать лекарства доступными всем, кто в них нуждается. Подешевели тогда 60 наименований медикаментов из перечня, рекомендованного областным министерством здравоохранения, некоторые (например, от сердечных болезней) — в разы.

Накануне нового учебного года (и в преддверии губернаторских выборов) областные СМИ сообщили жителям области очередную хорошую новость: с 1 сентября снова снижены цены — теперь уже более чем на 100 препаратов, пользующихся повышенным спросом. В первые же дни акции объемы реализации вошедших в нее препаратов увеличились в 7,7 раза. В таком резком росте спроса есть что-то болезненное: до сих пор, вероятно, омичам лекарств не хватало, и болеют они чаще, чем лечатся, или же запасаются ими впрок, собираясь долго жить, но при этом часто хворать.

Следом за государственной сетью вынуждены сбрасывать цены и частники.

Из препаратов, отслеживаемых «Новой», большинство в последние месяцы подешевели: атенопол (50 мг, 30 шт.) стоил в мае 44,6 руб., сейчас в той же сети — 9,7 рубля, стоимость диклофенака (50 мг, 20 шт.) за тот же период уменьшилась с 95 руб. до 14,2, варфарина (2,5 мг, 50 шт.) — со 102,5 до 58,7 рубля, метформина (500 мг, 60 шт.) — со 178,5 до 103,5 рубля, пароксетина (20 мг, 30 шт.) — с 436,2 руб. до 298,8 рубля. Подорожали только два наименования: ацикловир (200 мг, 20 шт.) — с 29,3 руб. до 36,7 рубля и фуросемид (40 мг, 50 шт.) — с 11,8 до 16,5 рубля.

 

Ростов

По данным Ростовской службы по тарифам, к началу сентября (с января 2015 года) лекарственные препараты в Ростовской области подорожали на 16,52%.

При этом чиновники отмечают снижение количества жалоб от населения на рост цен на лекарства. Работники аптек подтверждают такое пассивное поведение покупателей:

— Цены растут постоянно и находятся примерно на одном уровне во всех аптеках города, — рассказали сотрудники аптечной сети «Фарма». — Покупатель придет, спросит, схватится за голову, идет в другую аптеку (там примерно та же цена) и выкладывает требуемую сумму. Ведь лекарство — это не колбаса, от него нельзя отказаться.

Почти во всех аптеках сказали, что сильнее растут цены не на импортные, а на отечественные препараты.

— Поставщики объясняют рост цен на российские препараты импортозамещением, — сказали сотрудники аптечной сети «Апрель» в Ростове-на-Дону. — То есть объем импортных поставок сокращается, их заменяют отечественными препаратами, но пока количество российских аналогов небольшое, поэтому и цена на них высокая.

 

Саратов

Сначала кризиса в Саратове открылось несколько сетей аптек-дискаунтеров. В таких аптеках покупателю зачастую предлагают небрендированные дженерики — препараты из самой низкой ценовой категории, продающиеся под международным непатентованным наименованием. Подобные препараты позволяют покупателям экономить. Например, 20 таблеток ибупрофена стоят 15 рублей, а 10 таблеток нурофена (содержащего то же действующее вещество) — 90 рублей, ацикловир стоит 25—26 рублей, а брендированный зовиракс — до 200. Одинаково ли лечебное действие копии и оригинала, пациенты проверяют на себе.

По наблюдениям саратовских родителей, особенно заметно подорожали «детские» формы препаратов — сиропы и спреи. «Лекарства дешевле 200 рублей нам просто не прописывают», — жалуется Валя. Ее сын заболел ОРВИ, которая перешла в бронхит и пневмонию. «В течение полутора месяцев каждые пять дней я отношу в аптеку не меньше 500 рублей», — говорит собеседница.

Аня тратит на лечение дочки по 800—1000 рублей в неделю. По ее подсчетам, стандартный «простудный» набор (противовирусное средство, муколитик, антигистаминный препарат и витамины) за год подорожал ровно в 2 раза.

 

Санкт-Петербург

Цены на жизненно важные и часто применяемые лекарства в Северной столице за минувшее лето практически не изменились. Напомним: в последний раз препараты, входящие в перечень, дорожали в июне. Тогда рост цен на эти лекарства (преимущественно российского производства) составил 30—40%, но с того момента их стоимость на какое-то время зафиксировалась. Так, ампициллин (20 табл.) сейчас по-прежнему стоит 19 руб., ибупрофен (20 табл.) — 20 руб., метронидазол (20 табл.) — 12 руб., омепразол (30 табл.) — 34 руб., пароксетин (30 табл.) — 798 рублей. Некоторые лекарства даже чуть-чуть подешевели. Например, нитроглицерин (40 табл.), стоивший в июне 39 руб., теперь в аптеках отпускают за 37—38 рублей, а варфарин (50 табл.), стоивший в начале лета 104 руб., сегодня понизился в цене до 90—95 рублей.

Подготовили Алексей Тарасов, Георгий Бородянский, Виктория Макаренко, Надежда Андреева, Нина Петлянова, собкоры «Новой»

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera