Сюжеты

Швейцарский сыр бывает мышеловкой

Налоговая существенно расширила наши представления об офшорах

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 119 от 28 октября 2015
ЧитатьЧитать номер
Экономика

Налоговая существенно расширила наши представления об офшорах

То ли кризис, то ли избыток политической воли толкают федеральные ведомства на довольно жесткие и совсем не популярные меры. В этот раз угроза нависла не над населением, которому хватит, пожалуй, очередной заморозки пенсионных накоплений и недоиндексации всех возможных социальных выплат, а над бизнесом. Федеральная налоговая служба подготовила документ, который вроде бы ненавязчиво развивает идеи давно объявленной деофшоризации, а по сути превращает ее из декоративного элемента в финансовое оружие массового поражения.

Речь идет о списке стран, по отношениям к которым будут применяться нормы законодательства о контролируемых иностранных компаниях (КИК). Напомним, что КИК — это структуры, в которых российским бенефициарам, будь то физические или юридические лица, принадлежит определенная доля капитала. Если она превышает 10%, об этом следует сообщать в налоговые органы — и никаких больше обязанностей (пока). А вот если иностранная компания принадлежит более чем на четверть и ставка налога в ее юрисдикции существенно (то есть более чем на 25%) ниже, чем в России, то с нераспределенной прибыли (то есть всего, что остается после выплаты налогов, кредитов и так далее) придется заплатить 20% (для компаний) или 13% (для бенефициаров — физических лиц).

Впрочем, двойное налогообложение должно возникать только у офшоров. Их список много лет подряд определял Минфин. В нем сейчас порядка 40 юрисдикций, и это, по мнению большинства специалистов, самые настоящие офшоры. Брать с офшорных КИК российские налоги в целом разумно, потому что закон направлен на двойное обложение не реальной хозяйственной деятельности, а заработанных в России денег, которые выводятся за рубеж, в том числе для оптимизации налогообложения. Поскольку в классических офшорах реального бизнеса практически не существует, предпринимательское и экспертное сообщество ожидало, что список ФНС просто продублирует существующий список Минфина, а может, будет еще и короче.

Но вместо этого в проекте документа, который, правда, еще будет обсуждаться, оказалось 119 юрисдикций. В него попали Швейцария, Великобритания, Австрия, Бразилия — страны, совершенно не похожие на офшоры, где многие компании с российским участием ведут вполне себе реальный бизнес. Зато на Кипре, в Люксембурге и Лихтеншейне можно «прописываться», не ожидая неприятностей от нашей налоговой. Почему?

Комментарии представителей ведомства в СМИ сводятся к тому, что в черном списке оказались страны, неполно или недостоверно предоставляющие информацию по запросам Москвы. Мешают, значит, деофшоризации тонкости британского права и склонность швейцарцев хранить чужие тайны.

Кстати, процесс выстраивания партнерских отношений с иностранными налоговыми службами шел, и довольно успешно, в рабочем режиме, пока у нас не наступил «период охлаждения» в отношениях с Европой. Теперь, когда Великобритания практически прекратила двусторонние отношения, приходится объявлять ее офшором, чтобы получить необходимую информацию.

Возможно, сильно расширенный черный список — это еще и сигнал отечественному бизнесу, который вовсе не торопится уведомлять налоговую о наличии зарубежных активов. По последним данным, подано порядка 4000 заявлений, что близко к статистической погрешности. Видимо, предприниматели решили на практике проверить, что из себя представляет деофшоризация — очередную декоративную затею вроде «модернизации» или нечто серьезное. Налоговая намекает: непослушным будет больно.

Ну и о фискальных задачах забывать не стоит. Правительство пока держит обещание и не повышает налоги на бизнес. Но на КИК это обещание, видимо, не распространяется. Придется платить.

Алексей ПОЛУХИН,
«Новая»

 

Мнение экспертов

Василий СОЛОДКОВ, директор Банковского института НИУ ВШЭ:

— Это задевает всех, кто имеет счета в Великобритании и Швейцарии, то есть достаточно большое количество людей. Я не знаю, попадают ли в этот перечень помимо самой Великобритании Виргинские острова, остров Мэн, Каймановы острова и так далее — традиционные офшоры. Люксембург, Лихтенштейн и Швейцария — это, в принципе, зоны офшорной банковской деятельности. Великобритания, за исключением вышеперечисленных офшорных территорий, сюда не относится. Чего мы хотим этим добиться? Искренне не понимаю. Когда у нас кругом враги и всеобщая паранойя, оценивать действия правительства с точки зрения логики просто бессмысленно. Думаю, это во многом политическое решение.

Среди прочих проблем сегодня у нас не сходятся расходы бюджета с его доходами. При условии, что 25% всех трат — военные расходы. Эту часть мы не сокращаем, более того — они растут, зато сокращаем все остальное. Остается вопрос о доходной части. Поднимать налоги в период рецессии абсолютно бессмысленно. Остается другой бизнес, так или иначе с государством не аффилированный, но который каким-то образом можно подоить.

Если встанет необходимость платить двойной налог, компаниям нужно будет думать, что проще — платить его один раз, уйдя в офшор, или просто в другую страну, или же вернуться в Россию и смотреть, что будет. Но помимо желания оптимизировать налоги офшорные компании возникают из-за незащищенных прав собственности в нашей стране. Поэтому я не думаю, что это вызовет какой-то приток средств, скорее произойдет перераспределение средств по другим офшорам. Если мы хотим увеличивать доходы бюджета, то нужно не бить бизнес дубинкой по голове, а пытаться создавать в стране вменяемый инвестиционный климат. Делается, к сожалению, наоборот, но для существующей власти это понятный и эффективный метод.

Виктор ДЕМИДОВ, руководитель управления правового консалтинга компании «Финэкспертиза»:

— По моему мнению, это заденет в большей степени те компании, которые осуществляют реальную хозяйственную деятельность в юрисдикциях с прозрачным налогообложением. Эти компании обязаны будут дополнительно уплачивать российский налог на прибыль. Вообще вывод компании в международные юрисдикции используется в нескольких случаях: если там реально осуществляется бизнес, если нужно оптимизировать налогообложение (но здесь обычно используются несколько другие юрисдикции) и для повышения безопасности ведения бизнеса. Великобритания, Швейцария и Австрия, как мне кажется, все-таки по некоторому недоразумению попали в этот список, но пострадают именно те, кто реально получает там доходы. Весь закон о деофшоризации строится на необходимости получать всю информацию о конечных бенефициарах от других стран. Российские налоговые органы не получают нужную информацию от этих юрисдикций, поэтому они пошли на такой шаг и включили страны в «черный список».

Для того чтобы не платить двойной налог, некоторые компании могут уйти в классические офшоры. Кроме того, по этому правилу должна будет облагаться прибыль уже за 2015 год, и здесь у предприятий будут определенные сложности.

У меня всегда было мнение, что наш бизнес выводит свои капиталы в иностранные юрисдикции в основном с целью его обезопасить. За последнее время в России не произошло значительных изменений в области повышения безопасности ведения бизнеса, поэтому шаги по деофшоризации вряд ли приведут к какому-либо результату — компании продолжат прятать свои капиталы за рубежом, а такие меры просто станут повышением налоговой нагрузки на бизнес.

Записал
Арнольд ХАЧАТУРОВ,
«Новая»

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera