Сюжеты

«Тут какие-то провокационные вопросы идут!»

Продолжается допрос свидетелей на суде по делу Надежды Савченко — свидетели страдают провалами в памяти

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 121 от 2 ноября 2015
ЧитатьЧитать номер
Общество

Вера Челищеварепортер, глава отдела судебной информации

 

Продолжается допрос свидетелей на суде по делу Надежды Савченко — свидетели страдают провалами в памяти

В Донецком городском суде Ростовской области продолжается процесс над украинской летчицей Надеждой Савченко, обвиняемой российским следствием в причастности к гибели журналистов ВГТРК в Луганской области и незаконном пересечении границы. Обвинение представляет своих свидетелей. Вопросы же адвокатов свидетелям суд называет провокационными, попрекает защиту использованием гаджетов и ноутбуков. А в один из дней сотрудниками ГИБДД была задержана съемочная группа украинского телеканала СТБ, намеревавшаяся подготовить сюжет о процессе: спустя несколько часов отпустили, так и не придумав, к чему придраться. Задержали в эти дни при въезде на территорию России и родную сестру Савченко Веру — заявленного свидетеля со стороны защиты — и тоже отпустили, изрядно потрепав нервы.

Среди свидетелей обвинения недели — редактор отдела телеканала «Россия» по странам СНГ Светлана Селиванова. Выступая по видеосвязи из Москвы, она рассказала, что с погибшими корреспондентами Антоном Волошиным и Игорем Корнелюком связывалась лишь один раз: 17 июня 2014 года она написала SMS-сообщение Корнелюку с просьбой записать стендап на фоне снаряда, разорвавшегося в жилом доме, и добавить информацию о ночном авианалете. Приблизительно через минуту пришел ответ: «Боюсь, не успею, мы на линии фронта». Вскоре редактор узнала, что журналисты погибли, попав под обстрел.

На вопросы защиты — в частности, о том, в каких условиях работали журналисты, были ли на них каски, у какого конкретно снаряда Корнелюку надо было позировать, — Селиванова ответить затруднилась.

Далее по видеосвязи из Басманного суда дали показания заместитель главного оператора телеканала «Вести» Константин Мучник, а также телеоператор Первого канала Роман Хроленко. Последний рассказал, что именно он собрал то, «что осталось от Антона (Волошина)». А Хроленко подчеркнул: в тот день корреспонденты не воспользовались бронежилетами и касками.

Сменивший журналистов Алексей Сазонов, замначальника управления охраны правопорядка управления МВД по Воронежской области, в обязанности которого входила проверка постов, связанных с охраной ведомственных зданий, рассказал, что 24 июня 2014 года он был в здании СК. К нему подошел подполковник юстиции и сказал, что сотрудников необходимо снять с поста, потому что в гостинице надо разместить важного свидетеля — девушку, у которой нет документов.

На вопрос адвокатов Савченко, как в соответствии с законом полковник полиции, находящийся при исполнении, должен был действовать после такой просьбы, тот ответил, что закон это не регулирует.

— Вы так раньше размещали кого-то в гостиницах?

— Нет, — ответил свидетель, отметив, что к нему обратились как «к первому попавшемуся человеку» и он сделал «жест доброй воли», согласившись доставить человека без документов в гостиницу. Причем ему было удобнее поселить ее в гостинице на трассе, в центре он не смог бы никого заселить без документов. По его словам, он доставил Савченко в гостиницу «Евро» г. Воронежа на своем авто. Она была без наручников. Покинул он гостиницу через 15 минут.

Савченко заявила, что Сазонова ни разу не видела, и он не вез ее до гостиницы.

— Наверное, лукавит, — прокомментировал Сазонов.

— А вы, наверное, правду говорите, — съязвила обвиняемая.

— А вы об этом (доставке Савченко в гостиницу. В. Ч.) своему начальству докладывали? — поинтересовалась защита Савченко.

— Нет, не говорил. Не придал этому значения.

Далее Сазонов рассказал, что при нем в тот день был телефон. Адвокаты спросили номер для определения биллинга. Но один номер полковник «не помнил», служебным редко пользуется, а третий не захотел называть. Да и судья сказал ему, что он может не отвечать адвокатам.

Следующий свидетель — начальник УФМС по Воронежской области Алексей Лушпаев. Про Савченко сказал буквально следующее:

— Эта гражданка приходила ко мне на прием в конце июня 2014 года.

Савченко якобы была «одна», «в спортивном костюме», представилась «беженкой с Украины». Сказала, что потеряла паспорт и ей нужна помощь, чтобы затем проследовать до посольства Украины в Москве. По его словам, он предложил ей написать заявление о получении документов. Она якобы написала. После этого он не видел Савченко. А позже увидел ее по телевизору. Документы же Савченко не выдали, поскольку их изъял следователь. Но свидетель не помнит, стоял ли регистрационный номер на заявлении Савченко, — это обязанность секретаря.

Свидетель также затруднился сказать, может ли любой человек пройти в здание УФМС или есть какой-то порядок пропуска. Адвокат Фейгин заметил, что в здание ГУВД нельзя пройти без документов, а кабинет сотрудника воронежского ФМС находится именно в здании ГУВД.

— Почему вы не провели процедуру установления личности?

У свидетеля не выдержали нервы:

— Уважаемый суд, тут какие-то провокационные вопросы идут!

Судья сделал адвокатам замечание за «давление на свидетеля». Слово взяла возмущенная Савченко:

— Я никогда не обращалась в то учреждение и не видела этого человека! Этот человек не только меня оболгал, как другие, но и оскорбил, назвав беженкой, — чуть ли не кричала она, добавляя, что следователь Маньшин предлагал ей тогда написать заявление о том, что она беженка, на что она ответила отказом.

…Александр Кравцов, сотрудник дежурной части полиции поселка Кантемировка Воронежской области, где похитители передали Савченко с рук на руки, подтвердил, что 23 июня 2014 года проводилась операция «Анаконда» «антитеррористической направленности в связи с ситуацией на Украине». Его коллега — сотрудник ДПС Тертышников сообщил ему тогда, что на перекрестке Богучар и Кантемировки остановлен автомобиль с двумя мужчинами и одной женщиной — Надеждой Савченко. У женщины нет документов. На место задержания автомобиля приехал сотрудник ФСБ Почечуев, побеседовал с Савченко и увез ее.

Новый свидетель — Александр Сонин, сотрудник ГИБДД отдела МВД по Кантемировке, — подтвердил, что сотрудник ДПС Тертышников в день проведения операции «Анаконда» сообщил ему об обнаружении в остановленном автомобиле двоих мужчин и женщины, гражданки Украины. Ему показалось подозрительным, что человек в военной форме, без документов движется на вокзал. Он и позвонил сотруднику ФСБ, который решил сам выехать на место.

Фейгин интересовался, должен ли был Сонин писать рапорт в рамках операции «Анаконда». Тот сказал, что по идее должен был. Однако в справке от 23 июня 2014 года о задержании автомобиля с Савченко почему-то не упомянул.

 

Допрошенный по видеосвязи из Воронежа Владимир Чаплыгин — фактический владелец гостиницы «Евро» (официально бизнес записан на его дочь), куда похитители в июне 2014 года поселили задержанную Савченко, рассказал, что в тот период был в отпуске. А вообще, к нему нередко обращаются за размещением лиц без документов, так как рядом пост ГАИ, с сотрудниками которого он «дружит на личном уровне» и те «присылают своих друзей, знакомых». Но ни Чаплыгин, ни работавшая в тот день администратор якобы «не помнят», что за полицейский просил тогда поселить в гостиницу женщину без документов. И Чаплыгин не думает, что в его гостинице могли кого-то удерживать насильно: «У нас таких прецедентов не было». Правда, проверить это трудно — по словам самого владельца, камер у стойки администратора нет.

Не смутило владельца и то, что Савченко не заплатила за проживание. Он, мол, «надеялся», что со временем найдется полицейский, который ее привел.

— Вы врете, что «не знали», что я там проживаю под содержанием сотрудников ФСБ. И вы очень много потерпели убытков — я жила там семь дней, а кормили вы от двух до четырех людей. Це клоун, — воскликнула Савченко.

Дочь Чаплыгина Ольга повторила то же самое. Лишь проговорилась, что тогда к Савченко несколько раз ходил следователь. Странным не показалось.

Александр Медведев — следователь, который 23 июня передал Савченко полицейскому Сазонову для того, чтобы тот заселил ее в гостиницу, участвовал в заседании посредством видеосвящи. Сказал, что никаких наручников на Савченко не видел, задержанной она не являлась. «Единственное, бросалось в глаза, что она была очень уставшей», — и якобы из-за этого, по словам Медведева, «ее решили разместить в гостинице».

Савченко назвала Медведева «высококвалифицированным вруном» и «преступником» наравне со всеми теми, кто вывез ее с Украины.

— А позже я назову преступниками судей, которые вынесут бесчестное решение, — пообещала та. Суд сделал ей замечание.

Следующее заседание — сегодня, 2 ноября.

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera