История

Институт экономики почти съеден Глазьевым

Репутация РАН стала жертвой беспрецедентной политической атаки

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 121 от 2 ноября 2015
ЧитатьЧитать номер
Политика

Кирилл Мартыновредактор отдела политики

Репутация РАН стала жертвой беспрецедентной политической атаки


Иллюстрация: Петр Саруханов / «Новая газета»

27 октября произошло небывалое событие в российской академической жизни. Президиум РАН уступил давлению академика Сергея Глазьева и забаллотировал кандидатуру Михаила Головнина, претендовавшего на пост директора Института экономики РАН в соответствии с рекомендациями его коллег из института. Мы писали об этом громком скандале в Академии (см. № 118 от 26 октября 2015 г.).

Напомним, Глазьев обвинил ученого в «неправильной» политической позиции по Украине, якобы обозначенной им в докладе, который был представлен в Госдуме в 2006 году. Разъяснения, поступившие от коллектива Института экономики на имя президента РАН Фортова не оставили от этой аргументации камня на камне. Более того, осталось неясным, как позиция по Украине в 2006 году, приписанная Глазьевым, может влиять на профессиональные качества ученого-экономиста. Непонятно и то, почему президум РАН должен в принципе обсуждать подобные аргументы.

Тем не менее президиум РАН не устоял перед атакой Глазьева: теперь на пост директора Института экономики претендуют три других кандидата. Кроме предложенного самим Глазьевым Александра Агеева это два заместителя директора института — Елена Ленчук и Валентина Музычук.

Мы попросили известных российских ученых-экономистов прокомментировать ситуацию вокруг атаки советника президента на РАН.

 

Александр Дмитриевич Некипелов,
академик РАН:

— Ситуация вокруг снятия кандидатуры Головнина отражает высокую степень деморализации членов президиума РАН. Каждый из них полагает, что действовал исключительно из соображений спасения академии перед лицом возможных рисков, связанных с отказом прислушиваться к мнению академика Глазьева. Академики дуют уже не на воду, но на лед, имея в виду позицию Глазьева в администрации президента. Видимо, члены президиума полагали, что если Головнин будет назначен вопреки мнению Глазьева, это может стать поводом для новых мер против академии. При этом большинство членов президиума отлично понимают, что использование политических упреков для решения административных вопросов совершенно неприемлемо.

Эту деморализацию я связываю с теми разрушительными реформами, которые проводились в академии в последние годы. Они не только нанесли непоправимый вред отечественной науке, но и изменили поведение людей.

Что касается самого Сергея Юрьевича, и я прямо говорил ему об этом, он своими действиями нанес большой урон репутации — как академии, так и своей личной. Потому что все прекрасно понимают, что использование такого рода методов недопустимо.

У академического сообщества есть свои традиции, которые могут показаться странными людям со стороны. Одна из этих традиций состоит в том, что, когда идут выборы членов академии или выборы на тот или иной пост, не принято говорить о недостатках других кандидатов, принято хвалить своих. В данном случае нарушение традиции усугублено необоснованными обвинениями политического характера. Все это производит очень тяжелое впечатление.

 

Александр Аузан,
декан экономического факультета МГУ им. М. В. Ломоносова:

— В науке есть тайна, которую скрывают от непосвященных. Наука — вещь страшно спорная. Не существует бесспорных методов добывания знания. Поэтому основа существования науки — это возможность искать, ошибаться, исправлять ошибки. Один мой друг, биолог, говорил мне: на наших с тобой могилах будет написано «Они заблуждались искренне». Право на поиск, искреннее заблуждение, научную находку — это одно и то же.

Академики — это «бессмертные», то есть ученые, которым их статус дан до конца жизни. Они хранители этого спорного знания и тех правил, которые позволяют его искать. Они для того и бессмертные, чтобы не думали о бренном, а принимали решения в интересах дальних времен, обеспечивая право на научный поиск. Власти в конечном счете ценят их именно за это, потому что конкурентоспособность государств теряется, когда нет дальнего научного поиска. У меня есть ощущение, что в этот раз бессмертные изменили своему долгу.

Прав или не прав Михаил Головнин в своих давних публикациях — покажет время. Так же, как время будет судить и его оппонентов. Но в роли таких судей не должны выступать люди, принимающие организационные решения.

Я считал необходимым защищать автономность академии наук от необдуманных реформ, понимая при этом, что академики сами должны были проводить определенные преобразования. Но теперь я усомнился: зачем академикам эта автономия, если они сами не готовы ее поддерживать и соблюдать?

 

Наталья Иванова,
первый заместитель директора ИМЭМО РАН:

— На голосовании президиума РАН, состоявшегося уже по мотивам выступления Глазьева, кандидатуры Головнина просто не было в списке. Мои коллеги выступили против этого странного шага. Я с ними солидарна: за Головнина практически единогласно проголосовал его институт, и по всем правилам это мнение является первичным, он не мог не быть кандидатом. В итоге Головнина вернули в список, но забаллотировали по чисто политическим причинам, необъяснимым образом связав назначение на пост директора Института экономики РАН с украинской темой.

Стоит напомнить, что Глазьев является иностранным членом Академии наук Украины. В силу его политической позиции в Киеве раздавались призывы лишить его членства — инициативы подобного рода исходили и снизу, и сверху. Показательно, что Академия наук Украины отказалась избавляться от Глазьева, несмотря на это давление.

Отношение к Глазьеву, его взглядам и аргументам по Головнину в любом случае не должно было быть главной темой для президиума РАН. Члены президиума должны были оценивать ситуацию в Институте экономики и научные заслуги кандидата. Все это в итоге ушло на второй план, и академики обсуждали, что академия находится в сложной ситуации и нужно продемонстрировать свою лояльность. Так думают многие влиятельные члены президиума. Они намекали, что если академики поддержат кандидатуру Головнина, то это якобы продемонстрирует непонимание некоторых важных позиций государственной политики.

С моей точки зрения, это не соответствует действительности. Тему о том, что академия совершает политические ошибки, принес академик Глазьев. К кандидатуре Михаила Головнина, которого я знаю уже много лет, все это не имеет никакого отношения: он кабинетный ученый, пишущий о финансовой системе, а не политик и не эксперт по Украине.

Все это начинает напоминать мне эпоху маккартизма, когда даже такие знаменитые ученые, как Йозеф Шумпетер попадали под подозрение и пострадали от травли без особых причин.

 

Александр Рубинштейн,
руководитель научного направления «Теоретическая экономика» Института экономики РАН:

— Пострадала академия, а ее критики получили мощный аргумент о необходимости новых реформ. Но кроме того удар нанесен по Михаилу Головнину, молодому человеку 37 лет, блестящему специалисту с безупречной репутацией, который не первый год находится в руководстве нашего института на должности заместителя директора. У коллектива нет сомнений в том, что именно он может быть новым директором, более того, мы думаем, что это большая удача, что у нас есть такой специалист, — другим институтам в этом смысле, возможно, повезло меньше. Подчеркну, что Институт экономики собрал специальный ученый совет, где мы еще раз подтвердили свою поддержку кандидатуры Головнина. Я уверен, что в итоге нам удастся защитить интересы коллектива от этой политической атаки.

Теги:
наука, ран

Читайте также

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera