Сюжеты

«Украина нам изменила»

Севастопольцы на шествии 4 ноября рассказали корреспонденту «Новой», почему их город полтора года назад сменил прописку

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 122 от 6 ноября 2015
ЧитатьЧитать номер
Политика

Иван Жилинсобкор в Крыму

Севастопольцы на шествии 4 ноября рассказали корреспонденту «Новой», почему их город полтора года назад сменил прописку


Фото: Иван Жилин / «Новая газета»

За три дня до праздника севастопольские СМИ распространили информацию о перекрытии улиц: с 5 до 12 утра. Но еще в 8 часов по Ленина, главной улице города, шныряют туда-сюда автомобили.

«Разворачивайтесь», — показывает полицейский пытающейся выехать в центр Тойоте. «А я вот», — показывает красную корочку из окна водитель. «А, пожалуйста», — полицейский уступает дорогу.

И таких водителей с красными корочками, судя по движению, много.

Сбор горожан объявлен на 9 утра. Однако и к 8 у памятника Екатерине II, основательнице города, многолюдно. То и дело с разных сторон пришедшие на марш приветствуют знакомых: «С праздником». Много улыбок.

— Откуда шествие будет? — спрашиваю у курсирующего вдоль улицы бойца самообороны.

— Смотря из какой Вы организации.

— Да я сам по себе.

Боец делает удивленное лицо: «От Суворова, наверное».

Несмотря на слова бойца, никаких доказательств сгона людей на праздник мне найти не удалось. Типичный ответ пришедших: «Начальству даже просить не надо, сами придем». Значение праздника большинству неизвестно, о событиях 1612 года знают мало. В Севастополе День народного единства воспринимают на свой счет.


«Мы придем в Украину, мы придем в Беларусь»

В 9:30, за полчаса до начала шествия, улица тонет в флагах. Замечаю белорусский. Его держит седой мужчина в камуфляже. Василию Васильевичу 66 лет, 30 из них он отслужил на Черноморском флоте.

— Сам я с Беларуси и потому флаг у меня такой. С этим флагом я прошел всю «крымскую весну», был в самообороне Севастополя, — говорит он. — У нас здесь тоже на площади Нахимова пытались собираться укры: мы их знатно погоняли. Молодые в основном. Проникали сюда под видом студентов, под видом строителей. Я думаю, что никакими студентами и строителями они не были, а были хорошо подготовленными боевиками. Но черноморцев не пересилишь: размазали мы им печень по асфальту.

На Крыме и Севастополе, считает Василий Васильевич, «русской весне» останавливаться не стоит.

— Справедливо будет, если все славянские страны станут одной, — продолжает он. — Мы с парнями уже думаем, как это сделать. Мы придем в Украину, придем в Беларусь, в Сербию. Это все будет одно государство.

— Когда? — уточняю я.

— Пока только планы, ничего конкретного.

— А государство будет называться Россией?

— Конечно, а как еще оно может называться?


Фото: Иван Жилин / «Новая газета»

 

«С Украиной жили, как с женой»

За 15 минут до марша включается музыка: благо песен о Севастополе написано много. Люди с тротуаров стягиваются на проезжую часть и встают колоннами. Самая маленькая колонна — самооборона Севастополя, здесь всего человек 50. Подхожу к стоящему с транспарантом мужчине. Алексею 25, работает автослесарем. В самообороне — в свободное время.

— Почему не остались в Украине? — переспрашивает он. — Это, знаете, похоже на семейную жизнь. Конфетно-букетного периода у нас, правда, не было, но сначала жили сносно. Потом, когда к власти пришел Ющенко — наметился разлад: Киев зачем-то начал общаться с США, с ЕС. Но это был вроде как просто друг жены и потом он ей надоел: пришел наш человек, Янукович. А вот когда произошел Майдан, и когда он победил, я считаю, Украина нам просто изменила, ушла к соседу. Потом еще стала претендовать на наше имущество: боевиков для захвата Крыма и Севастополя готовить. Но тут мы показали, что сильны. Благо Россия помогла.

Алексей в «крымскую весну» стоял на блокпосту в Чонгаре.

— Конечно, когда по телевизору чуть не ежедневно отчитывались о задержанных боевиках с оружием — это была неправда, — говорит он. — Разовые попытки провезти вооружение были, причем водители при поимке обычно говорили, что везут для нас же. Но мы их разворачивали, оружие изымали. Думаю, что «помощь» все же предназначалась сторонникам Киева.

Украине Алексей желает «скорее одуматься».

 

Основано на мифах

Шествие начинается. Участников — не менее 15 000. Первая колонна — на площади Нахимова, последняя — недалеко от площади Суворова. Впереди колонны «Национально-освободительного движения» несут триколор и портреты Путина.

— С Украиной у нас никакого единства не было, — говорит впереди идущий мужчина. — Это очень разношерстная страна: Львов тянет в свою сторону, Ивано-Франковск вообще скоро венграм отойдет, а мы хотели быть с Россией. Но нам Киев, еще когда мы были вместе, дважды сделал очень неприятно: первый раз в 2006 году, когда в Украине решили сделать обязательным изучение украинского языка («Новой газете», кстати, не удалось найти подтверждения этой информацииИ. Ж.), а второй раз через год, когда Тимошенко пообещала поставить Севастополь на колени (сама Тимошенко не раз заявляла, что ничего подобного не говорила). И потому, когда уже произошел Евромайдан, нас ничего не держало. Кроме того, Украина сейчас вступила в очень опасную игру: пошла на поводу у мирового правительства. Вы же знаете, что Обама, Меркель и все прочие — это только марионетки?

Я понимающе кивнул.

— А вот Путин этому как-то пытается сопротивляться. Мировое правительство разоряет страны, богато живут только избранные — слышали о «золотом миллиарде»? И Украина будет разорена: никто ее не пустит в элитный клуб.

Внезапно ко мне подбегает женщина и протягивает газету. «НОД: За суверенитет», — читаю я. На первой полосе — физиономия депутата Федорова. «Пропагандистская машина, которая промывает нам мозги с утра до вечера, очень мощная, — пишет он вовсе не о Киселевых и Соловьевых. — Но США не понимают специфики русского чуда». «Русское чудо» в понимании депутата Федорова, это победы в войнах с Наполеоном и Гитлером. Трудно сказать, подходит ли на их роль Барак Обама. Впрочем, он ведь только марионетка… Дальше в газете полосные ярлыки: ЦБ — агент США, Конституция подстроена под Запад. Тираж 100 000 экземпляров.


Фото: Иван Жилин / «Новая газета»

«Нужна была федерализация»

Шествие, которое должно было пройти по городскому кольцу, заканчивается внезапно: на Большую Морскую не дает пройти полиция. Впрочем, никто не против. Люди складывают флаги и транспаранты. Начинают расходиться. Всю дорогу они ничего не скандировали, просто шли и слушали музыку: оркестр играл марши.

Часть горожан остается фотографироваться на площади Лазарева. Здесь замечаю женщину с четырьмя медалями на груди. В том числе — и «За возвращение Крыма».

— Нет-нет, я не воевала, конечно, — отмахивается она и представляется: Татьяна Ермакова, председатель русской общины Севастополя. — Наверное, медаль дали за то, что с 1990 года я была инициатором многих кампаний за возвращение Крыма и Севастополя России. Тогда, в 90-м, было уже понятно, что СССР потерпит крах и мы организовали Общество русской культуры имени Пушкина. Ездили в Москву на встречу с Горбачевым, потом с Хасбулатовым, участвовали в сессии 1992 года по признанию акта о передаче Крыма Украине неконституционным. Потом, когда попытки стать Россией провалились — стали продвигать русскую культуру: вот сейчас в России 6 июня празднуется день русского языка. Наше общество было одним из инициаторов этого праздника.

На вопрос, мог бы Севастополь остаться Украиной, Ермакова отвечает:

— Ошибки Украины были допущены еще задолго до Евромайдана. Мы, например, каждому президенту писали письма: сделайте страну федеративной, нам нужно больше самостоятельности, не хотим учить украинский, хотим свои законы. Но каждый раз был отказ. Поэтому нет. Севастополь — всегда был форпостом России в Крыму, с нами нужно было работать аккуратнее.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera