Сюжеты

Театральное земство теряет право голоса?

Вслед за Академией наук реформируют… «Золотую маску»

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 123 от 9 ноября 2015
ЧитатьЧитать номер
Культура

Елена Дьяковаобозреватель

Вслед за Академией наук реформируют… «Золотую маску»


Фото: РИА Новости

Объявлены номинанты «Золотой маски»-2016. Список по итогам годичной работы (отсмотрены 774 премьеры, объезжены 110 городов) составил старый экспертный совет премии (сформированный без эксцессов в 2014-м). Новый экспертный совет (чье формирование сопровождалось недавним скандалом) только начал работу над премьерами текущего сезона. Ее итоги — программу «Маски»-2017 — объявят ровно через год.

В номинантах «Маски»-2016 — спектакли Юрия Бутусова, Алексея Бородина, Сергея Женовача, Валерия Фокина, Дмитрия Крымова, Алексея Песегова (Минусинск), постановки из Красноярска, Ижевска, Уфы, Новокуйбышевска. Из Екатеринбурга на фест в Москву привезут оперу Филиппа Гласса о Махатме Ганди «Сатъяграха», из Перми проект «Оранго. Условно убитый» на музыку Шостаковича (о спектакле уже ходят легенды). А из Саратова — балет Прокофьева «Стальной скок» (прежде эту утопию индустриализации СССР ставила только труппа Дягилева в 1920-х).

Но список номинантов выложен на сайте. Важнее — «Золотая маска» как общественный институт, которому предстоит реформа. И не всякая реформа сопровождалась такой артподготовкой…

В конце мая тему поднял замминистра культуры РФ Владимир Аристархов: «…есть некий театральный фестиваль, который из года в год системно поддерживает постановки, которые очевидно противоречат нравственным нормам… содержат элементы русофобии». Минкульт поспешил подчеркнуть, что г-н Аристархов высказал личное мнение. И только! Но мем безнравственной и антинародной «Маски» не погиб.

После октябрьских боев вокруг экспертного совета сайты определенного толка множили монолог Николая Бурляева о «людях, которые приватизировали право под именем национальной театральной премии «Золотая маска» идти путем беззакония, вседозволенности и растления театрального процесса». Далее автор насчитал 9 премий у Серебренникова, 8 у Богомолова. Тему «засилья» спроста подхватили некоторые медиа национального масштаба.

На сайте премии годы назад выложены списки лауреатов и номинантов 1995—2016 гг. Из них видно: у Серебренникова — не 9, а 2 «Маски» (за жестких «Отморозков» по прозе Захара Прилепина в 2012-м и спецприз жюри в 2006-м). У Богомолова — 1 (приз критики в 2014-м). А прочие кто у нас приватизаторы? Вот лауреаты главных «Масок»: 2010-го — «Рассказы Шукшина» Театра наций и камерная «Река Потудань» Сергея Женовача по Платонову; 2011-го — вахтанговский «Дядя Ваня» (спектакль потом объехал полмира) и пушкинский «Триптих» Петра Фоменко; 2012-го — «Отморозки» и «Счастье» Андрея Могучего (осовремененная «Синяя птица», явно рожденная личным опытом отца многодетного семейства); 2013-го — «Без названия» Ярославского театра им.Волкова и документальные «Антитела», спектакль о неофашистах и антифашистах Петербурга; 2014-го — «Коварство и любовь» Льва Додина, традиционнейшая «Васса» маленького подмосковного театра «Ведогонь», а «Маска» за режиссуру — «Онегин» Туминаса, пять часов высокого пушкиньянства; 2015-го — классический в своем холодном совершенстве «Вишневый сад» Додина… Так тут растлевают, так русофобствуют.

Все это — востребованные спектакли. Не проекты, показанные полусотне бледных эстетов. На «Рассказы Шукшина», «Потудань», «Триптих», «Онегина» попасть непросто до сих пор.

Оговорюсь (теперь это принято!): я никогда не работала в штате «Маски» и в ее экспертном совете. Один раз, в 2014-м, была членом жюри «по драме». Но я 22 года вижу «Маску» как критик. И помню, как в 1997 году усталый Гергиев говорил прессе: только помощь пивзавода «Балтика» позволила привезти оркестр Мариинского театра в Москву, на «Маску»… В таких условиях фест начинался. А возрождение гастролей по России еще до-олго считалось невозможным. Но и в «тощие годы» как-то волокли в столицу на фестиваль: оперу из Перми, драму из Казани, молодого Гришковца из Калининграда, Татьяну Баганову с ее «Провинциальными танцами» из Екатеринбурга, театр Сергея Федотова «У моста» из Перми, величественную Степаниду Борисову с ее горловым пением из Якутска, кукольников из Пензы, Томска, Архангельска, ранние спектакли Дмитрия Чернякова из Новосибирска… Потом к фесту добавились программы «Russian Case» и «Маска Plus» (внеконкурсные гастроли в Москве спектаклей из других городов), лауреаты начали гастролировать по России, СНГ и Балтии. Выросло нечто вроде всероссийского театрального земства, профессионально занятого конкретными делами. В том числе — связыванием сообщества воедино.

В «тощие» годы фест был полностью «на руках» СТД РФ и спонсоров. В 2007-м соучредителем «Маски» стало Министерство культуры РФ.

И всегда принцип выбора был таков: два экспертных совета («драма» и «музыка») из критиков (обязательно и петербургских, и губернских) смотрят ВСЕ премьеры сезона в стране, отбирая номинантов. Разных номинантов: в этих списках бывали и документальная «Акын-опера» Театра.doc и «Повесть о Петре и Февронии» театра «Практика». Из номинантов жюри выбирает победителей. И в жюри — уф! — всегда входят художники и критики всей страны.

Естественно: каждый экспертный совет может ошибаться. И наверняка ошибался не раз. Театральная ситуация менялась. Были когда-то «масочные» разговоры: Мариинский театр бьет всех в опере и балете, как хочет, а Большой вовсе не номинируют… Сейчас тема ушла: «музыкальные» «Маски» стопками едут в Екатеринбург, Пермь, театры Сибири. А в драме — по-прежнему жалуются на засилье столиц. Что, отчасти, и справедливо.

Но… посмотрите, как тесно стоят — хоть в «актерской» номинации-2016 — О.П. Табаков, Миронов, Семак, Гордин, гранды Ижевска и Минусинска, молодые вахтанговцы. «Маску» получит кто-то один.

А спецпризы жюри (тоже, естественно, «Маски») почти всегда уходят спектаклям и актерам — не московским и не петербургским. (В 2015 году — «День города» Михаила Бычкова и Воронежского камерного театра и Лаврентий Сорокин, премьер новосибирского «Глобуса», за роль в «Крейцеровой сонате»). И уж конечно: призы «За честь и достоинство», за театральный труд всей жизни всегда справедливо делились между «центром» и «губерниями».

Летом 2015 года создана рабочая группа по реформе «Золотой маски». В нее вошли: гендиректор Большого театра В. Г. Урин, президент Гильдии режиссеров В.В. Фокин, худрук РАМТа А. В. Бородин, театровед Б. Н. Любимов.

Полный список участников есть на сайте СТД РФ. Там же выложена запись сентябрьской дискуссии о реформе фестиваля. Вели обсуждение председатель СТД А.А. Калягин и замминистра культуры РФ А.В. Журавский.

Там было сказано много разумного: да, разбухший список номинаций премии надо сократить. Но при этом, похоже, из нового списка — уполовиненного — выпадет номинация «Эксперимент» (вместо этого жюри наделят правом давать спецприз «За поиск новых выразительных средств»). Да, ежегодная ротация экспертов и право входить в их число не чаще, чем раз в три года, — разумное требование. Как и запрет на работу в экспертных советах критикам — сотрудникам театров.

Но есть идеи более радикальные: включать в конкурс национального фестиваля спектакли, победившие на региональных фестивалях «с конкурсом». И это уже означает довольно серьезную перестройку «Маски».

…Для этого сначала предстоит создать «отборочную систему» фестивалей с конкурсом, равномерно охватывающую все федеральные округа страны. Иначе будет уж точно крайне несправедливо. Идея (сама по себе благая!) требует огромного труда и огромных денег. Но вроде бы в ходе дискуссии Министерство культуры выразило осторожный оптимизм в этом вопросе. А указания участников обсуждения на то, что лауреаты существующих фестивалей «с конкурсом» (уральский «Реальный театр», «Новосибирский транзит») и так обычно входят в конкурс «Маски», что фест ежегодно привозит в Москву (и тем выводит в поле зрения всей театральной общественности РФ, приехавшей на «Маску») 15—20 внеконкурсных постановок (в программах «Маска Plus» и «Russian Case»), пока остались репликами в дискуссии.

Региональные фестивали в России, кстати, в «тучные годы» создавались. В том числе и потому, что «Золотая маска» дала им модель и пример. Но у лучших фестивалей — Волковский в Ярославле, Платоновский в Воронеже, Пушкинский во Пскове — нет ни конкурса, ни жесткого (как у «Маски») требования «только премьеры прошлого сезона и только из нашего региона». (У национальной премии регион — вся Россия.) Есть и Фестиваль театров малых городов России — его «спектакль-лауреат» всегда приезжает на гастроли в Москву и идет на сцене Театра наций.

Если будет создан такой гибрид — часть конкурса национальной премии отбирают эксперты-критики, часть спектаклей приезжает после победы на региональных фестах (которые еще надо создать!) — «Маска» изменится. Возможно, такой порядок отбора имел бы смысл — но именно как эксперимент. И тогда мы за год-два увидим, что он принесет.

Исправление несправедливости, поток прекрасных спектаклей и имен, прежде не замеченных экспертами? Битву художественных языков и ценностей, «архаистов» и «новаторов» (хотя она и так всегда происходит на фесте)? Насильственный гибрид двух малосовместимых фестивалей, как если бы в кино смешали выбор «Золотого орла» и «Ники»? (Но театр — единственная, кажется, область, где до сих пор удавалось не допустить такого раскола в профессиональном сообществе.) Или насильственный гибрид двух фестивалей, не очень совместимых по уровню постановки и игры? Или выбор будет сугубо идейным? (Но при нынешней, явно возросшей, даже воспаленной бдительности можно ведь и «Лебединое озеро» запретить за сатанизм: уж больно там у зла, Ротбарта и Одиллии, партии яркие… Что этим хотели сказать тт.Чайковский и Петипа?)

Повторяю: эксперимент с отбором — на год-два — мог бы дать ответ на эти вопросы. С условием, что «новый порядок» установится не навеки, а будет заново обсужден. Уже с конкретикой и с итогами.

Как будут развиваться события, покажет будущее. В том числе довольно близкое: в начале декабря объявят состав новых жюри «Маски».

 

P.S. Номинировали ли Богомолова и Серебренникова? Да. Серебрянникова — за «Обыкновенную историю» («Гоголь-центр»), Богомолова — за «Юбилей ювелира» (МХТ, благородный и сдержанный спектакль, поставленный к 80-летию О.П. Табакова, блестящий бенефис Табакова и Натальи Теняковой). Напомним: режиссеры в пылких постах отказались работать с НОВЫМИ экспертами и номинироваться на СЛЕДУЮЩУЮ «Маску»-2017. Хотя официальных писем с отказами «Маска» не получила, так что история уже выглядит забавно.

А что с «Тангейзером»? Екатерина Бирюкова, председатель музыкального экспертного совета, сказала: «10 из 11 экспертов видели «Тангейзера». Он был очень серьезным претендентом. Но выдвинуть его невозможно: декорации разобраны, дирижер покинул театр». Мнение ценно уже тем, что эксперты (в отличие от самых пылких противников спектакля) ВИДЕЛИ его. И, несомненно, досмотрели до конца — до покаяния грешного рыцаря.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera