Мнения

Goodbye, Moskau!

Иностранные менеджеры возвращаются домой: рубль в России слишком слаб, а атмосфера чересчур враждебна для бизнеса

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 123 от 9 ноября 2015
ЧитатьЧитать номер
Политика

Иностранные менеджеры возвращаются домой: рубль в России слишком слаб, а атмосфера чересчур враждебна для бизнеса

У футбольного клуба «Красный молот» в спортцентре МГИМО на юго-западе Москвы проблемы с молодым пополнением. Клуб организовали студенты из ГДР в 1989 году. ГДР прекратила свое существование через год, а «Красный молот» устоял и до сих пор жив. «После воссоединения Германии и мы здесь объединились с нашими западными коллегами», — рассказывает менеджер одной российской фирмы Свен Линденберг, немец из Восточной Германии, который играет за «Красный молот» уже 20 лет.

Но при чем здесь футбол и экономический кризис? Да при том, что во время кризиса обнаружился дефицит иностранных специалистов, и у клуба начались сложности с комплектованием команды, потому что многие иностранные специалисты в последние месяцы вернулись из Москвы на родину: им не продлили контракты.

Есть две причины, почему заграничные менеджеры покидают столицу России. И эти причины тесно связаны между собой. Во‑первых, упала цена на нефть, и вот вам кризис. Во‑вторых, — санкции против России и санкции России против «остального мира».

В целом интерес иностранных специалистов к ведению бизнеса в РФ «катастрофически упал», говорит Дмитрий Филиппов из агентства Green Lane, которое сопровождает международные компании при выходе на российский рынок. В прошлом и в этом году число запросов на рабочую визу в агентстве сократилось на 30—35% по сравнению с 2013‑м.

«Четко видно, что людей стало меньше», — говорит доктор Андреас Кнауль, адвокат международной консалтинговой фирмы Roedl und Partner. Андреаса мы нашли в ресторане «Прожектор» на вечеринке работающих в Москве немецкоязычных специалистов (на встречу их пришло не меньше полусотни). Кнауль в темно-синем костюме (он сидит на нем как влитой) «ретранслирует» общее настроение коллег: перспективы немецких компаний в России кажутся им унылыми. «Всемирный банк прогнозировал в этом году падение российской экономики на 3,8%. В следующем — на 0,6%. Прогнозы, конечно, зависят от динамики цен на нефть. Но мне не известен хотя бы один сценарий значительного подорожания нефти», — говорит Андреас Кнауль.

Поэтому некоторые западные юридические фирмы, до недавнего времени успешно работавшие в Москве, переориентировались на Иран. Особенно после успешных переговоров в Вене по ядерной программе Ирана: политический климат там улучшился, а в России, напротив, серьезно ухудшился. И «российские» иностранцы, не дожидаясь еще более резкого обострения, потихоньку начали перебираться в Тегеран.

Тем не менее… «Если взглянуть на ситуацию объективно, то именно сейчас выгодно инвестировать в Россию, — говорит Кнауль. — Рабочая сила и сырье здесь очень дешевы. Но в Германии об этом и слышать не хотят. А те, кто все же инвестирует сюда деньги, предпочитают делать это анонимно, чтобы не подмочить себе репутацию».

В «немецкой деревне» на юго-западе Москвы, где живут дипломаты и бизнесмены из Германии, с недавних пор довольно много свободного жилья. В 2013/14 годах здесь в немецкой школе учились 439 детей, сейчас — 386. В немецком детском саду количество ребятишек сократилось с 129 до 78.

Раньше российские фирмы оплачивали иностранным работникам жилье и школу. Сейчас из-за слабого рубля эти выплаты прекратились. «Я заметил, что они даже рады, что я уезжаю. Здесь я получаю на четверть больше денег, чем, например, в Германии», — сказал нам немецкий менеджер, чей пятилетний контракт не продлили. Ему скоро лететь домой, но…

Lufthansa сократила число рейсов в Москву, а Airberlin вообще перестала летать в российскую столицу. Отменить рейсы Москва — Нью-Йорк собирается и Delta Airlines, а Easyjet уже отказался обслуживать маршрут Москва — Лондон.

Маркус Шмид, представитель швейцарской авиакомпании Swiss, эту тенденцию подтверждает. Менеджеру очень нравится в Москве. Во время интервью мы прогуливаемся от Цветного бульвара до Площади революции. Маркус говорит не о деле, а о классической музыке, которая «в Москве просто превосходна».

С экономикой все намного сложнее. Спрос на авиарейсы за границу на российском рынке упал за последние 18 месяцев на 50%. Это касается и отпусков, и деловых поездок россиян. Авиакомпания Swiss, конечно же, отреагировала и уменьшила предложение на треть. Вместо аэробусов А321 (195 посадочных мест) теперь летают А320 (172 места). Но и 320‑х стало меньше: швейцарский перевозчик все чаще предпочитает им А319 (134 места).

«В командировки в Россию по делам фирмы теперь летает один менеджер. Раньше это была целая делегация из 3—4 человек, которые вели текущие проекты, — констатирует Шмид. — Я в авиабизнесе 38 лет, но такого падения рынка не припомню. Единственное, что и в таких кризисных ситуациях остается стабильным или даже растет, так это поездки VFR — Visits, Friends and Relatives (посещение друзей и родственников). В тяжелые времена родственники и друзья хотят друг друга поддержать».

Однако, несмотря ни на что, Шмид остается в Москве. «Еще полетаем», — сказал он своим сотрудникам.

«Для иностранных специалистов дело не только в цифрах и росте», — общается с нами по скайпу из Берлина Кристиан Тегетхофф. Он проработал в России более 10 лет. Учил славистику, а в 2004‑м начал работать в немецко-российской торгово‑промышленной палате в Москве. Позже возглавлял московский филиал консалтинговой компании «Kienbaum International», после чего основал свою собственную фирму «CT Executive Search», которая специализировалась на российском рынке. Долгое время жил в Москве, а сейчас разрывается между Берлином и российской столицей. Его компании теперь приходится работать на рынках за пределами Евразийского экономического союза — в Китае, Индии и на Ближнем Востоке.

«Когда я приехал в Москву в 2004‑м, там была настоящая «золотая лихорадка», — рассказывает Тегетхофф, сидя на своей берлинской кухне. — Масштабы впечатляли. Жизнь менялась за какие-то полгода. Даже после финансового кризиса в 2008—2009 годах все быстро восстановилось, а в 2010‑м вообще пришло в норму. Долгосрочные изменения начались после крымского кризиса. На Западе очень тяжело восприняли эту историю, а потом к ней добавились события на Востоке Украины. Это был для нас шок».

У некоторых знакомых Тегетхоффа даже частная жизнь стала сложнее: «Я знаю иностранцев, которые сузили круг общения, потому что не у всех совпадают взгляды на происходящее. Многие вообще перестали говорить о политике. Я знаком с одной немецко-российской парой. Им приходится туго, потому что жена стопроцентная «путинистка». Она очень часто ругается, особенно по вечерам. После получения очередной дозы телевизионного возбудителя сразу начинает спорить, хотя вроде и не с кем, потому что муж в споре не участвует. Правда, у них есть дети, придется договариваться».

Симона БРЮННЕР (Австрия),
Ян ВОЛЛМЕР (Германия) —
специально для «Новой», Москва

Теги:
кризис
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera