Сюжеты

Шарм

Специальный репортаж из аэропорта и с пляжей Шарм-эль-Шейха

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 124 от 11 ноября 2015
ЧитатьЧитать номер
Общество

Екатерина Фоминакорреспондент

Прилетаю в Шарм-эль-Шейх в 9 утра в воскресенье, сразу иду в зону вылетов. Досмотр — рамки металлоискателя и рентген багажа, каждого пассажира ощупывают...


Аэропорт Шарм-эль-Шейха. Фото: Екатерина Фомина / «Новая газета»

Я вылетаю из Москвы в субботу, 7 ноября. Прямых билетов до Шарм-эль-Шейха уже нет. С пятницы самолеты из России вылетали за отдыхающими пустыми: директор ФСБ Александр Бортников рекомендовал прекратить перевозки, президент согласился, Минтранс направил рекомендацию Росавиации. 6 ноября создали штаб по эвакуации. 

Для меня самым быстрым и бюджетным вариантом оказывается полет с двумя пересадками — в Стамбуле и Александрии, время в пути — 15 часов. 

Прилетаю в Шарм-эль-Шейх в 9 утра в воскресенье, сразу иду в зону вылетов. Досмотр — рамки металлоискателя и рентген багажа, каждого пассажира ощупывают. Народу еще немного, на табло до двух часов дня четыре рейса в Россию.

Две женщины из Смоленска опустились на колени, склонились над чемоданами — пишут «визитку» со своим именем, адресом, телефоном. Некоторые даже указывают электронную почту — багаж полетит в Россию отдельно от пассажиров. Одна из женщин несколько раз перекладывает из ручной клади в чемодан бигуди — когда их доставят в Россию, никто не сообщает. А без прически женщине плохо. Достает электронные весы, взвешивает все сумки.

— Скажите, чемоданы все-таки с нами поедут? — не прощаясь с надеждой, интересуется пожилая пара у представителя туркомпании Tui Ахмеда.

— Отдельно. Боятся, что у вас там бомба, — отвечает он, утомленный одним и тем же вопросом.

— Главное, чтобы у вас ее не было, — смеясь, отвечает женщина.

Это еще хорошо, что багаж вообще разрешают сдавать: накануне «первопроходцам» в каирском аэропорту разрешили на борт взять только ручную кладь, чемоданы на хранение негде было оставить. Люди прямо в аэропорту раздавали свои вещи местным.

Ахмед уверен, что бомбу на борт самолета не могли пронести.

— Никто не возьмет деньги за пронос бомбы — никто не хочет умирать, неизвестно же, куда эту бомбу понесут! — возмущается он. — Ну могут пропустить две пачки сигарет, ракушки, которые нельзя вывозить из страны... Несколько лет назад у нас здесь русского арестовали с несколькими килограммами гашиша. Сколько он ни предлагал — не пропустили! И у нас камеры повсюду поставили после случая, когда украинка упала из маршрутки и скончалась.

В сезон из Шарма летало не меньше двенадцати самолетов в день. Неделю назад сезон закончился. И неизвестно, когда начнется вновь.

Спрашиваю у Ахмеда, отказался ли кто-то от отдыха после катастрофы Airbus A231.

— Никто. Все хотят полежать на пляже. Вы видите, чтобы люди здесь митинговали: «Хотим лететь в Россию, хотим лететь в Россию»? — Ахмед показывает в сторону входа в терминал. Там пусто, свободно.

Аэропорт светлый и просторный, с высокими потолками, похожими на шатры. Кто-то неторопливо заматывает чемодан пищевой пленкой. Кто-то доедает сухпаек, который отели собирают отъезжающим туристам в дорогу. Даже послеотпускные нервы вырываются наружу, как обычно.

— Скажите мне, почему у вас ничего нет для упаковки багажа? Вы наша принимающая сторона! Я вернусь в Москву и напишу огромную жалобу! — кричит на Ахмеда полный загоревший мужик.

— Из-за того, что в аэропорту нет скотча?! — удивляется Ахмед.

Скотч в эти дни самый ходовой товар. Стойка, на которой можно было упаковать багаж, была, но аэропорт поднял арендную плату за место, и хозяину стало невыгодно держать бизнес.

— Я обещаю, что все гиды здесь будут уволены, — не успокаивается мужик.

Ахмед отмахивается от него: мол, каждый день такое.

—У нас тут есть версия, что большая часть MetroJet принадлежит Англии, а у России совсем малая часть, — продолжает рассуждать он. — Иначе почему Англия так настаивает, что это была бомба? Им это выгодно. Потому что иначе они будут платить деньги за всех людей, которые пострадали.

Сотрудничество с MetroJet турфирма прекратила:

— Этот самолет испортил наш сезон, — сокрушается Ахмед. — Задержка с ним была каждый день по 7—8 часов. Каждый день что-то ремонтируют, а мы ждем. Поэтому и поменяли название — «Когалымавиа» туристы знали уже, выучили. TUI отменила контракт с ними, заключила с авиалиниями «Таймыр» и «Ямал». А Brisco забрала этот контракт, поэтому у них очень дешево, 150 долларов стоит билет в оба конца.

Читайте также:

«Люди делают селфи с багажом, надеясь потом доказать, что он был». Корреспондент «Новой» встретила в Москве рейсы из Шарм-эль-Шейха

Ахмед уверен, что запрет полетов в Египет — это исключительно политический вопрос. Временное прекращение авиаперевозок между странами случается не впервые: такая же ситуация была во время египетской революции, но тогда самолеты из России не летали всего месяц. Также недолго пугали туристов акулы и кризис.

— Большинство тех, кто сюда прилетает, — русские. Если русские не прилетают, тогда почти десять миллионов работников будет дома сидеть! 

 

***


Российское телевидение в аэропорту. Фото: Екатерина Фомина / «Новая газета»

На четвертом часу пребывания в аэропорту ко мне подходит египтянин в форменной рубашке TEZ tour.

—А почему вы здесь находитесь, если не собираетесь лететь? У вас есть разрешение? Сейчас я позову офицера полиции!

Мужчина в штатском — в простом ярком поло, но с кобурой на поясе, грубо говорит мне:

—Ты не имеешь права тут находиться, выходи за рамки — and go out and out and out!

Уже полдень, и очередь на досмотр растянулась до самого входа в терминал. Встаю в конец хвоста на улице. Вьются мухи, пекло.

— Сережа, ну что ты на меня, как на верблюда, навешал, — капризничает женщина с несколькими сумками в руках. Она здесь с мужем и сыном. Мы знакомимся — Екатерина, отдыхали в Шарм-эль-Шейхе десять дней, летят домой в Санкт-Петербург.

— Дома больше нагнетают, у нас все спокойно, — говорит она. — Были задержки рейсов, по этому поводу мы волновались — не хочется ждать.

— А это... все-таки теракт? — осторожно интересуется Екатерина после большой паузы. — А то информация только по телевизору.

Говорю, что ничего пока не понятно, но россияне путевки не сдают.

— Русские люди рисковые, их ничем не напугать, — реагирует Екатерина.

— Поэтому и закрыли небо. По-другому не остановить их, — присоединяется к разговору скучающий мужчина из очереди. Дима, за тридцать, из Москвы, в светлой льняной рубахе, щетина, отдыхал в Дахабе.

— А я прилетел в тот же день, когда самолет упал. Никакой паники не было. Вот только латышей увезли сразу. Представляешь, приходит туроператор на ужин и говорит соседу моему: завтра последний рейс на Ригу, не хочешь — добираться будешь сам. А он в отеле всего два дня, вещи еще не распаковал, ветер не поймал.

— Не знаю, латыши, эстонцы — все на месте, — вступает Екатерина. — У нас вчера была программа, выбирали «мисс отель»...

— И две дуры из Санкт-Петербурга на сцену выперлись, аж стыдно, — вклинивается ее муж.

— А что за них стыдно-то? За себя стыдно! — через плечо бросила впередистоящая вязаная спина.

В очереди явно скучали. До рамок стоять оставалось минут сорок.

— Через Стамбул лететь, конечно, можно, но будут ли так туристы летать? — рассуждает Дима. — Дорого получается. Все же летят на этих корытах чартерных. На них лететь страшно. Если бы этот «Когалым» на хвост тогда не сел, может, все и в порядке было бы. Его ж перелатали. Все равно накладывается это все — почему закрыли небо? Объясняют нам, что это не связано с падением самолета. А с чем тогда? Теперь все кататься на досках ездить будут во Вьетнам, ну хоть вьетнамцам повезло.

Взгляд Дмитрия цепляется за чемодан мужчины, обмотанный пленкой.

— А вы сами обматывали или где-то?

— Не знаю, насколько вообще это имеет смысл. Они же, наверное, будут интересоваться что внутри.

— Если найдут что-то, все равно будут вскрывать, и это, я считаю, правильно,— смеется Дима. — Единственное, может, правда, адресок кому-то поможет. Придет ваше чемодан в Свердловск, а добрый человек вам его и отправит.

— А мне прислали информацию, что весь багаж во Внуково везут.

 

***


Фото: Екатерина Фомина / «Новая газета»

В очереди большая семья — муж с женой и четверо детей. Расфасовывают вещи в сумки, чтобы взять на борт, аккуратно складывают коробки с манго.

— Мы как приземлились — нам сказали, что полчаса назад самолет упал, — рассказывает Татьяна, блондинка с короткой стрижкой, в открытом топе. — Мы не рассматривали вариант улететь сразу. Решила — побудем неделю, как раз пока принимают какие-то решения. Они адекватные, мы довольны, я совершенно не переживаю, что багаж отдельно от меня полетит. Думали: блин, надо хоть раз младшим показать это Красное море. Видимо, раз в жизни и показали.

Спрашиваю, как в отеле люди себя чувствовали в день трагедии.

— Ну а что делать? Не пойти на море? Бойкотировать отдых свой? Ты уже прилетел, обратно сейчас не вернешь ничего. Если бы мы вылетали на следующий день, я бы плюнула на свои деньги. Ну че там, анимация была — они пляшут, развлекают, и ничего ты не сделаешь. Что ты объяснишь ребенку, которому три года? Он все равно будет танцевать, есть мороженое. Ну вот какую солидарность объявить? Если бы мне сказали: забастовка, все сейчас уезжаем. Мы бы, может, уехали. Так никто ж не объявил!

Татьяна с семьей приближаются к рамкам:

— Ну удачи тебе, по городу поосторожней гуляй. Арабы!

 

***

На пляже в городке Монтаза, ближайшем к аэропорту Шарм-эль-Шейха, немноголюдно. В шезлонге лежит усач в возрасте, объясняет стоящей рядом девушке из команды аниматоров:

— Останусь на зиму тут, а что? Мне тут нравится!

— Видишь, не хотят уезжать, — обращается ко мне Лариса с бейджем «аниматор» (имя изменено). — Говорят: если раньше увезут, будем протестовать, хотим отдыхать до последнего! Единственное, о чем здесь люди переживают. 

Рассказываю Ларисе последние новости об «эвакуации».

— Просто поднимают бучу, — отмахивается она. — Мне звонят: как там? Мы слышали, всех вывозят! А у нас тут все спокойно отдыхают. Новости расходятся, что здесь теракты. Друзья пишут: не могу поверить, что это происходит у вас в Египте! Что происходит, что?! Мы работаем, мы живем! Паника нашего отеля точно не коснулась.

Ларисе около двадцати пяти, загорелая, работает аниматором в отеле Jaz Belvedere Resort уже почти месяц, сама из Киева.

Из этого отеля на борту самолета А321 было семь человек. В отеле в этот день и на следующий — в день всероссийского траура — отменили все мероприятия.

— Здесь у нас были исключительно спортивные мероприятия — ну там, знаешь, волейбол, клубные танцы, — рассказывает Лариса. — Вечерние программы отменили полностью. Солидарны были с Россией: у нас минута молчания. Выстраивались в линию все здесь, — показывает в сторону берега. — Но чтобы уехать раньше, отменить отпуск — даже разговора такого не было. Конечно, все переживали...

Рядом в нетерпении уже несколько минут ждет женщина в возрасте в ярко розовом купальнике со стразами.

— Извините, пожалуйста, а где танец живота сегодня будет?

— Грустили... — продолжает Лариса, отправив туристку к чернокожему аниматору, уже повязавшему на бедра платок. — Погрустили два дня и отдыхающие, и персонал. Девочка мне написала, которая летела уже после катастрофы: «Не переживайте, всем отдыхающим передай: наоборот более четко проверяли, мы уже отлетали, а у нас все еще проверяли двери и двигатели. Успокаивайте людей, чтобы они не переживали». Вот мы и говорим — максимально берите от жизни всё. Потому что ну как бы везде что угодно может случиться. Сейчас мы с тобой стоим, может упасть на нас комета. Поэтому нет смысла переживать. Просто наслаждаться каждой минутой.

Читайте также:

«Мы уже здесь. Ничего не изменить». Что пишут в соцсетях туристы, успевшие вылететь в Египет до запрета полетов

Аниматоры отеля не боятся, что наплыв туристов уменьшится.

— Те, кто хочет, найдут способы сюда добраться. Египет — один из бюджетных отдыхов, и зимой можно. Если на дорогие курорты денег нет, то в Египет — очень даже с удовольствием.

На песке дама в розовом купальнике под чутким руководством аниматора уже осваивает новые движения.

 

***


Фото: Екатерина Фомина / «Новая газета»

По пляжу ходит менеджер аниматоров отеля Jaz Belvedere Resort Сэм и снимает отдыхающих на телефон.

— Как вы смотрите, в Шарм-эль-Шейхе сейчас все спокойно? — на смешном русском спрашивает он.

— Конечно, эти жертвы ничем никогда не окупятся... Но у нас все спокойно, очень хорошо, охрана день и ночь!

Читайте также:

Медеведев: полеты в Египет приостановлены надолго

Сэм объясняет, что эти ролики будет выкладывать в интернете и показывать турфирмам, чтобы не боялись отправлять туристов.

— Почему они сразу взяли и запретили перелеты? Это не наша вина, это ваша вина, — возмущается Сэм. — Через три-четыре дня после этой ситуации один ваш самолет проверяли перед вылетом — колесо сломано. Это не наша проблема! Это не хорошо — для вас и для нас. Уже двести пятьдесят тысяч билетов куплено до Нового года. Зачем мучить людей? 

Сэм подходит со своими стандартными вопросами к большой семье. Мужчина с пузиком в плавках говорит за всех. Спрашиваю его, не думали ли улететь пораньше из-за катастрофы.

— А у нас какие-то варианты есть?! Мы же пешком не пойдем! Никто не предлагал поменять билеты. Мы приехали отдыхать, у нас все спокойно.

Владимир рассказывает, что он бывший военный, и потому рассуждает стратегически. 

— Когда Франция, Англия, Голландия уже прекратили полеты, мы не могли подставиться еще и в этом плане — чтобы еще раз говорилось, что Путину на наших граждан наплевать! Еще же не доказано, что это теракт. Скорее всего, это просто усталость металла, но я не буду забегать вперед. Мы преследовали цель щелкнуть Египет по носу — получилось. Потери им нанесли на 2 миллиарда. Но Россия компенсирует их. Чем? Оружием! Вашей газете нужно написать, что здесь паника, а никакой паники у нас нет. Никто не негодует, мы 12-го спокойно улетим... Таня, ты сломала эту хрень!

Владимир стремительно убегает от меня в сторону бьющего фонтана. Его спутница нечаянно сломала смеситель в пляжном душе.

Шарм-эль-Шейх

 

Обновление. Понедельник, 09.11.2015

Мне удалось купить обратный прямой билет до Москвы на рейс «Аэрофлота». Борт прилетел из Москвы пустым, как и прочие, отправляющиеся в Египет из России. В очереди на досмотр стою час. Люди по-прежнему не знают, что нужно подписывать чемоданы, чтобы они вернулись в Москву и нашли там своих хозяев. Представителей оперативного штаба МЧС в аэропорту я не вижу: оказывается, они со съемочной группой Первого канала отъехали за территорию аэропорта — записать интервью. Охрана египетского аэропорта запрещает журналистам снимать внутри. Нахожу представителя российского консульства, но он отказывается разговаривать, отсылая к пресс-атташе в Каире. С вопросами пассажирам по-прежнему обратиться не к кому.

С руководителем оперативной группы МЧС в Шарм-эль-Шейхе я смогла поговорить по телефону: «Нас всего здесь три человека. На данный момент (вторник, около часа дня. — Е. Ф.) один находится в аэропорту. Наша работа заключается в организации вылетов и отправке багажа. Каждый день разное количество рейсов, надо все состыковать, заказать необходимое количество самолетов. Это увязать ни у кого не получается: информация о количестве рейсов на завтра появляется в лучшем случае только в час ночи. Есть регулярные, есть чартерные — во вторник летит на этой неделе, а на следующей не летит. В воскресенье у нас было 26 рейсов, в понедельник — 22 рейса, во вторник — 29. Грузовые самолеты предоставлены МЧС России, Минобороны и транспортной компанией «Волга-Днепр». За полдня сегодня уже загрузились три ИЛ-76, вечером ожидаем АН-124. В один грузовой самолет помещается багаж с 7—11 рейсов. В аэропорту работает представитель Ростуризма, который через туроператоров уже довел до всех гостиниц порядок выезда и отправки багажа. Весь багаж отправляют во «Внуково», рассылку будут осуществлять по биркам с адресами, которые приклеили пассажиры. На данный момент Ростуризм сообщает, что только в Шарм-эль-Шейхе еще находятся больше 25 тысяч туристов, это по линии крупных туроператоров. Как доведем это до менее значимого количества, выведем свою группу отсюда».

По информации пресс-службы МЧС, почти 120 тонн багажа ко вторнику уже доставили из Египта во «Внуково» (это 62 рейса).

Олеся Гулевская из Тулы летела из Шарм-эль-Шейха в воскресенье, рейс до Москвы должен был улететь в 8.30, его задержали на пять часов. «По прибытии в аэропорт мы заполнили бланк об утере багажа, они обещали позвонить, как разберутся. По информации в СМИ, наши чемоданы в три часа ночи в понедельник уже прилетели в Россию, но я обновляю сайт «Внуково» — там информация, что пока они успели разобрать чемоданы рейсов за 7 ноября».

На официальном сайте «Внуково» создали целую фотогалерею багажа без маркировки. На момент подписания номера было выложено 63 фотографии: на многих из них одни и те же чемоданы, просто с разных ракурсов. Там же, на сайте, каждые несколько часов обновляют информацию о статусе прибывшего багажа.

 

А в это время

«Контакты местных с самолетом минимизированы»

«Меры безопасности в аэропорту Шарм-эль-Шейха действительно усилили», — говорит вице-президент профсоюза летного состава России летчик Олег Приходько (попросивший не упоминать компанию, в которой он работает). Он уже выполнял пустые рейсы в Египет после введения запрета.

— Досмотр стал более тщательным, — продолжает Приходько. — Например, раньше обувь не заставляли снимать, а теперь заставляют. В египетских аэропортах к безопасности относились, скажем так, спокойно. Это же во многом вопрос менталитета. С точки зрения организации процесса со стороны авиакомпании почти ничего не поменялось, вылетаем по расписанию, просто без пассажиров. Контакты работников аэропорта с самолетом минимизированы: питание везем с собой, убирать самолет по прилете не надо — мы же пустые прилетаем. Единственное — заправляемся там.

Олег Приходько говорит, что расписание в его авиакомпании начало меняться. Рейсы на Египет убирают (ведь когда вывезут всех пассажиров, летать туда не понадобится), зато появляется больше рейсов в Анталью (Турция) и Ларнаку (Кипр).

Зинаида БУРСКАЯ,
«Новая»

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera