Сюжеты

Сборка России

Игра отечественных хоккеистов на «Кубке Карьяла» расстроила гораздо меньше, чем беспрецедентные усилия по созданию нового образа команды

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 124 от 11 ноября 2015
ЧитатьЧитать номер
Спорт

Владимир Мозговойобозреватель «Новой»

Игра отечественных хоккеистов на «Кубке Карьяла» расстроила гораздо меньше, чем беспрецедентные усилия по созданию нового образа команды


Перебор «машинизации» раздражал даже главного тренера Олега Знарка
Фото: РИА Новости

Выступление россиян на первом в сезоне международном турнире дало повод для самых разных вариаций на тему слогана «Красная машина. Новая сборка», который, по мысли авторов, будет сопровождать жизнь сборных страны на протяжении трех лет.

Броская упаковка нынче бывает важнее содержимого и даже его подменяет, но не хотелось бы, чтобы действительно легендарное хоккейное прошлое и не такое уж плохое настоящее превращались в гламурную обертку. Хоккей можно и нужно подавать красиво, но он не нуждается в том, чтобы его «впаривали» или «втюхивали» — для этого, в отличие от самой игры, большого мастерства не надо.

Заголовки репортажей и комментариев по ходу краткосрочного турнира разнообразием не отличались: «Фальстарт «Красной машины», «Машина не красная», «Пока не машина», «Ждем «Красную машину», «Машина не завелась»… Про вторую часть слогана явно раздраженному перебором с «машинизацией» главному тренеру Олегу Знарку приходилось напоминать дополнительно — как и про сам процесс «сборки», который в новом сезоне только начался.

Проиграли на старте хозяевам, разгромили будущих победителей турнира шведов, уступили сборной Чехии по буллитам, заняли итоговое третье место. Негусто, но некритично. Состав был вполне приличный, на данный момент близкий к оптимальному, но притирка с учетом понесенных в межсезонье КХЛ потерь (несколько основных игроков предпочли заокеанскую карьеру) и не могла оказаться гладкой.

Серьезного кадрового усиления перед традиционно знаковым декабрьским Кубком Первого канала ждать, пожалуй, не приходится (основное усиление играет в Северной Америке), но в том, что дела пойдут лучше, сомневаться почти не приходится. Если, конечно, штабу дадут просто нормально работать, не прессуя и не пытаясь заставить хоккеистов как можно скорее достичь невиданных высот. Раскованности давление не способствует, а если продолжать в том же духе и довести к маю «предпобедную» раскрутку до истерии (предпосылки к такому развитию событий есть), то домашний чемпионат мира мы вполне можем проиграть.

И тогда проект «Красная машина. Новая сборка» можно будет считать досрочно завершенным.

 

Термин появился на стыке 70—80 годов прошлого столетия: «Красной машиной» в Северной Америке назвали сборную Советского Союза, которую уважали и боялись, игрой которой восхищались даже идеологические враги. Сочетание «Красная машина», честно говоря, никогда мне не нравилось — в нем слышалась безжалостность механизма, что не совсем подходило сборной Советского Союза даже в ее позднесоветскую пору, когда победы штамповались под водительством сурового аскета Виктора Тихонова. Как бы то ни было, основания подвергнуть сомнению победоносность вплоть до начала 90‑х если и находились, то редко.

Потом все кончилось, и о «Красной машине» если и вспоминали, то исключительно в ностальгическом ключе. Попытки дать прозвищу новую жизнь тоже случались, но выглядели, как правило, нелепо и пошло. И даже когда российский хоккей после долгожданной победы в Квебеке‑2008 вновь заставил говорить о себе с уважением, в обиход полузабытое выражение не вошло. Если оно муссировалось, то, как правило, после успеха и очень недолго. Потому что в современном хоккее тотального доминирования одной сборной, даже такой, как канадская, нет и не может быть.

Но, видимо, наступило удачное время придать российскому хоккею некое ускорение с помощью бренда советских времен и тем самым оказаться в новом тренде: мы возвращаем былое величие, переформатируя настоящее за счет прошлого, беря из него то, что соответствует нынешнему курсу и ему не противоречит. Даже странно, что до хоккея раньше не добрались.

И вот в ГУМе, в присутствии всех имеющих отношение к разработке нового образа хоккейной России лиц и просто первых лиц российского хоккея, нам были явлены конкретные свидетельства нового фирменного стиля: логотип Федерации хоккея России в виде золотого орла, «отображающий связь хоккея с нашей страной», а также логотип сборной с надписью по диагонали «Красная машина. Новая сборка» — на красном фоне, с восемью звездами, «символизирующими победы СССР и России на Олимпийских играх». То, что одновременно презентовались состав сборной на предстоящий Кубок «Карьяла» и ее новая форма, а также билетная программа домашнего чемпионата мира‑2016, придавало и без того пышной церемонии особый статус.

 

Здесь много чего можно было услышать — «наш вид спорта поддерживают на государственном уровне», «в него играет президент», «мы будем продвигать бренд «Хоккей России», «золотой орел — верность традициям, олицетворение нашего прошлого и настоящего», «имидж должен быть более современным и прогрессивным», «наш бренд несет в себе исторические успехи, цвет формы заставляет наших соперников содрогнуться», «мы хотим взять лучшее из богатой истории и воплотить это в новых реалиях»…

Можно было бы отнести отдельные высказывания к привычной ныне риторике и особо не придираться, но есть вещи, мимо которых пройти никак нельзя и которые могут привести к обратному эффекту. Молодое поколение болельщиков, на которое в основном и рассчитан эффектный пиар, не знает, что люди, создававшие славу «Красной машине», были не только исключительно талантливыми, но в основном и исключительно скромными. Что это о них говорили как о великих, а не сами они назначали себя таковыми. Что назваться «Красной машиной» — это все равно что напялить на себя майку «Я самый крутой» и заявиться в ней в приличное общество. Что гордиться деяниями предшественников — это одно, а прикрываться их наградами (сборная России ни разу не была олимпийским чемпионом) — совсем другое. Что золотой орел как символ к победам сборной СССР не имеет никакого отношения. Что продвигать бренд совсем не означает — продвигать хоккей.

Но — понеслось. Теперь каждый на свой лад и в меру своих сил пытается разъяснить смысл нововведений. Олег Знарок уже в Хельсинки скажет, что «не надо утрировать», что «Красная машина» была, когда у нас играли великие мастера», что «мы хотим быть похожими на них». Первое лицо российского хоккея Владислав Третьяк, естественно, солидарный с новым прогрессивным курсом, тем не менее оговорился, что возродить «Красную машину» «в прямом смысле невозможно» — хотя бы потому, что лучшие силы играют за границей.

Автобус с логотипом «Красной машины» никого в Хельсинки не напугал, как и игра сборной России (чехи, кстати, обыграли нас в своей домашней красной форме). Раздевалка в принадлежащей главному вдохновителю новаций, вице-президенту ФХР Роману Ротенбергу «Хартвалл Арене» — с расстеленным посередине ковром с изображением орла, лозунгами «Наша команда!» и «Каждый матч друг за друга», призванными вдохновить на новые подвиги, — не очень помогла. Суровый посыл в адрес клубов, которые должны нести ответственность за подготовку игроков для сборной, походил на выволочку прежних времен. Кстати, младший Ротенберг, как один из руководителей СКА, мог адресовать упрек сам себе — представители Питера в Хельсинки ничем не блеснули.

Еще не поздно слегка снизить градус и заняться, к примеру, не менее важным, чем продвижение бренда, делом: скажем, коррекцией билетной программы на чемпионат мира, которая при заявленных запредельных ценах может привести к тому, что турнир рискует остаться без большой части зрителей что в Москве, что в Петербурге. Агрессивная реклама, призванная согнать болельщиков с диванов, — это хорошо, но еще важнее сделать доступными цены на билеты, и не только на матчи сборной России.

Кстати, с атрибутикой на «красномашинную» тему тоже следует быть осторожнее, и с тиражами не переборщить. Мало ли чего…

Теги:
хоккей
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera