Сюжеты

О ценностях, географии, астрономии и сексапильности

На Берлинском внешнеполитическом форуме досталось и России

Фото: «Новая газета»

Политика

Александр МинеевСоб. корр. в Брюсселе

На Берлинском внешнеполитическом форуме досталось и России


Министры иностранных дел Лавров (Россия), Штайнмайер (Германия) и Климкин (Украина). Фото: EPA

Горячих тем было предостаточно. Одна проблема беженцев в Европе чего стоит. Конечно, Сирия и исламские террористы. Даже на китайские игры мускулами в южных морях нашлось время.

Тон форуму, на котором собрались политики, дипломаты и политологи, задал его хозяин, глава МИД Германии Франк-Вальтер Штайнмайер: «Тем, кто не может справиться с дилеммой между «реальполитик» и моралью, нет места в международной политике, да и вообще в политике». К сожалению, этот его вывод пока только идеал.

Дискуссия по России и Украине показала, что возвращения России в Европу можно дожидаться еще долго. В современную Европу, а не в Европу Венского конгресса, Версаля и даже Ялты, где национальные колоссы договаривались о сферах влияния. Мир-то изменился.

Собеседники, среди которых был постпред России при ЕС Владимир Чижов, говорили, казалось, на разных языках, хотя свободно изъяснялись на языке глобализации — английском.

Нельзя говорить «Европа и Россия», в сотый раз поправлял партнеров Чижов. Россия — это тоже Европа, напоминал он азы географии, конечно, зная, что на Западе давно принято называть Европой интеграционный проект, а не часть света. Но интеграция — это уступка части национального суверенитета, что в современной российской практике звучит кощунственно.

Обмен уколами и упражнения в остроумии привели панелистов от политической географии к фантастической планетологии. На фоне набивших оскомину сравнений Америки с воинственным Марсом, а Европы с прекрасной Венерой нашлось наконец место и России — на… Сатурне. За стремление окружать себя многочисленными сателлитами.

Спор о месте России в Европе, которое никто, впрочем, и не отрицает, свелся к Украине и Минским соглашениям, санкциям ЕС и контрсанкциям Москвы. «Философские» причины разлада вряд ли устранимы при нынешних настроениях.

На Западе бытует расхожее мнение, что государство предназначено для обслуживания интересов граждан. Оно обеспечивает качество жизни, безопасность, социальную гармонию, а также гармонию с соседями и прочими обитателями большого мира.

Российскую политическую элиту, как подтвердила дискуссия в Берлине, заботит иное: геополитическое позиционирование. Российский постпред многократно повторил, что Россия — это мировая держава (региональная — это уже как-то оскорбительно, что ли?). Словно утверждение этого — главная ответственность государства перед россиянами. А при утверждении особенно важны внешние знаки: с нами опять разговаривают, без нас не могут обойтись, без нас они не могли бы договориться с Ираном, ничего не могут сделать с ИГИЛ (эта террористическая организация запрещена в России)… Убеждаем самих себя.

Звание самого влиятельного человека в мире журналы присваивают тому, кто «может делать, что хочет, и ему за это ничего не будет». Но в отношении страны на мировом фоне это не работает.

«Что бы ни думали там, в Вашингтоне, Россия — это мировая держава (а как тут опять же без козней Вашингтона?), и я счастлив, что ЕС начинает это вновь сознавать», — засыпал постпред Чижов своими аргументами публику. Но зал почему-то аплодировал его оппонентам.

Граждане могут и подождать с индивидуальным светлым будущим, а пока пусть коллективно гордятся величием страны. Чем мы, насколько я помню, активно занимались и в СССР вплоть до его распада. В то время как, например, жители Великого герцогства Люксембург стремились оправдать его громкое название, став чемпионами Европы, если не мира, по ВВП на душу населения. Сферой влияния крохотной страны можно считать весь мир, а уж весь ЕС — точно.

Высокие геополитические цели священны, внушают российские государственники своим дипломатам, пропагандистам, а через них — миру и гражданам. Успех страны, по их разумению, определяется возможностью пренебрегать правилами общежития, демонстрировать крутизну, позволять себе больше, чем разрешает количество акций в предприятии «весь мир», измеряемое долей ВВП.

Бывший шведский премьер Карл Бильд говорил колкости: «Российский проект «Новороссия» блокирован единством Запада»,

«нужны выборы по стандартам ОБСЕ в контролируемых русскими районах Украины — пока в этом никакого прорыва», «мы не хотим новой Ялты, а хотим вернуться к Парижской хартии (для новой Европы 1990 года)». Ответил он и на очень гипотетический и каверзный вопрос российского политолога из зала: как поступили бы европейцы, случись Майдан в США и против Обамы? «Прежде всего мы бы удивились. Но если бы Мексика напала на США, чтобы вернуть себе Техас, мы бы этого не одобрили», — парировал Бильд.

Санкции против России, настаивал российский постпред, незаконны, потому что наложить санкции может только ООН и никто другой. Они не достигли своей цели изменить политику Кремля, а значит, провалились. ЕС, введя их, нанес экономический ущерб самому себе, а поскольку это иррационально, то европейцы поступили так не по своей воле (опять намек на козни Вашингтона и марионеточность европейских государств).

Глава международного комитета Бундестага Норберт Рёттген холодно возразил. Европа — сообщество ценностей, и если она приняла меры в ущерб своей экономике, значит, для нее очень важно было не оставить действия России без последствий, а других средств в арсенале не было (действительно, не войной же идти)… Смысл санкций в том, что Запад продемонстрировал единство. «Использование санкций — это очень избирательный инструмент дипломатии», — продолжал он. Когда они будут сняты? «Если мы увидим основательный прогресс (по Украине), то будут, но пока я не могу предвидеть, что произойдет в ближайшие несколько месяцев».

Разговор зашел о том, что Запад не посчитался с интересами России, влез в ее законную сферу влияния, чем и спровоцировал реакцию Кремля. Аплодисменты сорвала бывший президент Латвии Вайра Вике-Фрейберга, которая из географии и вовсе подалась в биологию, напомнив, как в природе самцы животных привлекают самок яркой брачной раскраской.

«России стоило бы лучше подумать о том, как стать более «секси» и привлекательней, чем метить сферы влияния», — произнесла она под смех почтенного собрания. И обратила внимание присутствующих на один парадокс: российская элита промывает гражданам мозги, отвергая западные духовные ценности и западную демократию, но очень даже любит западные материальные ценности.

Чтобы убедиться в этом, ей как женщине достаточно было понаблюдать за российскими покупательницами в брендовых бутиках Парижа и Милана.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera