Сюжеты

«За чужих людей тоже больно»

В выходные к посольству Франции принесли горы цветов. Москва соболезнует Парижу

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 126 от 16 ноября 2015
ЧитатьЧитать номер
Общество

Наталия Зотовакорреспондент

 

В выходные к посольству Франции принесли горы цветов. Москва соболезнует Парижу


Фоторепортаж Евгения Фельдмана / «Новая газета»

На тротуаре Большой Якиманки — аккуратная очередь: от самого выхода из метро до ворот французского посольства. Элегантные девушки, закутанные в шарфы, пожилые пары, много семей с детьми — выходной.

Очередь движется быстро, и за несколько часов тысячи людей кладут на землю тысячи букетов. Два бугра цветов у ворот посольства вырастают в половину человеческого роста. Женщина подходит к этому бугру с рисунком Эйфелевой башни, вставленным в рамочку — такие продаются в парижских сувенирных лавках. На кусты, высаженные вдоль посольства, вешают скатерть с Эйфелевой башней, вписанной в «пафицик»: простой символ разошелся по мировому интернету еще ночью. Вместе с цветами кладут рукописные плакаты, многие на французском: «Мы плачем вместе с вами», «Нам не страшно». Фломастерами — на двух языках: «Париж! В дни радости ты был со мной, сегодня я — с тобой».

Читайте также:

Серия терактов в Париже: 129 погибших, 352 раненых, из них 99 в критическом состоянии. 7 террористов уничтожены (трансляция)

«Утром сели завтракать, включили телевизор, а там… — рассказывает коротко стриженная Наталья, держа на руках двухлетнего сына. Муж на работе, у старшего сына занятия, а Наталья с дочерью и младшеньким отменили все планы на субботу и приехали сюда. — Нет, знакомых там нет, во Франции я не была, хотя посетить Париж — это, конечно, мечта каждой женщины, — тут Наталья смущенно улыбается. — Просто хочется сегодня быть вместе… с ними».

«Очень любим Францию всей семьей и переживаем за ее беду, — за маму, папу и сестру говорит старшая дочь, бухгалтер Дарья. Семья несколько раз была в Париже, и сегодня утром в новостях они видели фото со «скорыми» и ранеными из мест, которые хорошо помнят. И понимают, что эта трагедия касается не только Франции: опасность грозит всему миру. Толпу на Якиманке объединяет чувство общей угрозы.

«Дочки из Челябинска звонят: «Мама, не ходи туда, где много людей, мы за тебя боимся!» — библиотекарь Надежда приехала в столицу навестить брата: хоть и в Москву, а не в Париж, все равно страшновато. «Люди уже рассылают друг другу СМСки: мол, берегитесь, скоро и у нас что-то будет! — волнуется Наталья. — Все об этом говорят. Надеюсь, наши органы нас защитят. Я бы сюда не пришла с детьми, если бы не доверяла спецслужбам».

«Мне не страшнее, чем обычно. Что Сирия? Троллейбусы, метро у нас взрывались, когда мы еще не воевали ни с какой Сирией, эта опасность всегда есть, — говорит пожилая Татьяна, преподаватель университета. Рядом держит цветы взрослый сын. — Сейчас там люди пережили то, что уже переживали мы в Москве, — оно сразу воспринимается как что-то своё. Для меня Франция — это мечта, почти сон, а про политических союзников и противников я не думаю». «Когда речь идет о насилии, все эти санкции и прочие продуктовые запреты просто смешны», — пожимает плечами молодой учитель Андрей с букетом синих гиацинтов.


Фото: Евгений Фельдман / «Новая газета»

«Если не лицемерить, русские ведь всегда себя отождествляли с Европой. Поэтому нас особенно трогают события там» — так считает инженер Сергей. И ни санкциям, ни гей-парадам, ни крымскому противостоянию это не перебить: — Это же не про людей. Едешь на Запад, общаешься — так и американцы прекрасные люди, и французы, и даже немцы бывают хорошие. Здесь люди пришли поддержать людей. А политики пусть играются, если им это надо».

«Я почему сюда дочь привела — потому, что человек начинается с плача по умершему, — объясняет инженер Надежда в сиреневом пуховике. — Дочка знает сравнение — это похоже на наш «Норд-Ост». Мы всю эту боль пережили, русским она близка. И если здесь такая очередь, значит, нет людей равнодушных. Значит, за чужих людей тоже больно». Инженер Надежда занимается строительством перинатальных центров по всей стране и с удовольствием говорит: «У меня самая мирная работа на свете».

Только что российский интернет яростно ненавидел французский журнал «Шарли Эбдо» за карикатуры по поводу гибели российского самолета над Синаем. «Знаете, мы сейчас в церковную лавку зашли купить подсвечники, — добавляет Надежда. — И продавщица — в церковной лавке, представляете, — говорит: «Вот, они на нас карикатуры рисуют, а мы их жалеем». Да как же это, из-за каких-то плохих людей нельзя думать плохо о целом народе!»

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera