Сюжеты

Израильский опыт: террорист должен доносить на террориста

Как только где-то в мире происходит теракт, журналисты и комментаторы начинают вспоминать об израильском опыте борьбы с терроризмом и защиты от него. Можно подумать, что израильтяне владеют какими-то секретными методами, переняв которые можно если не искоренить терроризм, то уж точно свести угрозу терактов к минимуму.

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 128 от 20 ноября 2015
ЧитатьЧитать номер
Общество

Как только где-то в мире происходит теракт, журналисты и комментаторы начинают вспоминать об израильском опыте борьбы с терроризмом и защиты от него. Можно подумать, что израильтяне владеют какими-то секретными методами, переняв которые можно если не искоренить терроризм, то уж точно свести угрозу терактов к минимуму.

На самом деле, никакого секрета нет. Методы работы спецслужб остаются неизменными со времен возникновения первого государства на планете, а правила поведения граждан в случае террористической угрозы описаны во всевозможных инструкциях на всех языках и во всех странах – причем, подозреваю, практически одними и теми же словами.

В Израиле не стали заново изобретать велосипед. Суть израильского опыта заключается в двух вещах: в неукоснительном соблюдении гражданами соответствующих инструкций и серьезном - не на словах, а на деле - подходе к вопросу спецслужб. Все.

Когда в израильских городах звучит сирена воздушной тревоги, жители спокойно уходят в специальные комнаты безопасности (помещения с усиленными стенами), которыми оборудованы все квартиры в относительно новых домах. Но даже и в старых обязательно есть общие убежища.

При первых звуках тревоги играющие на площадках дети не только бегут в убежище в ближайший дом, но и тянут за собой некоторых взрослых, бежать которым не позволяют «понятия». Так детей учат в детских садах и школах.

Сидя в автобусе, попробуйте поставить сумку не рядом с собой, а немного поодаль – кто-нибудь непременно поинтересуется, чьи это вещи, а могут и сразу позвонить в полицию.

На входах в большие магазины и во все места скопления людей обязательно сидят охранники с металлоискателями. Израильские охранники наделены гораздо большими правами, чем их коллеги в других странах. Они могут потребовать (и требуют) открыть сумку, и их требованиям безропотно подчиняются.

Кому доводилось бывать в Израиле, тот знает, что перед регистрацией на рейс в аэропорту имени Бен Гуриона ваш багаж предварительно просвечивают, а сами вы обязательно проходите небольшое интервью с сотрудником службы безопасности. Эти молодые люди задают всем один и тот же стандартный набор вопросов, но очень ошибается тот, кто думают, что спрашивают они чисто для проформы.

Скорее всего, ребят из службы интересуют не столько ответы на их вопросы, сколько поведение пассажира, его реакция. Если человек ведет себя не очень уверенно или нервно, или возникают подозрения в его психической неустойчивости, то интервью превращается в вежливый допрос, а чемоданы не только просветят, но и заставят открыть и перещупают руками каждую вещь.

Очевидно, сотрудники службы безопасности имеют специальную подготовку в области психологии и знания поведенческих типов – а иначе как объяснить, что какого-нибудь мужика со звероподобной внешностью и паспортом не очень благополучной страны пропускают практически без вопросов, а невинного вида пожилую израильтянку потрошат по полной схеме.

Это, видимо, связано с тем, что потенциальную опасность может представлять любой человек с подвижной психикой. Именно из таких людей получаются фанатики, чаще всего их даже не нужно вербовать, потому что они ищут и находят вербовщиков сами.

Говоря о спецслужбах, повторюсь, что не придумано иных методов их работы, чем те, которые уже применяются во всех странах без исключения. И в Китае, и в России, и в Иране, и в Израиле главным и наиболее ценным источником получения информации является оперативная или агентурная деятельность. Вопрос лишь в том, насколько эффективно она используется.

Осмелюсь предположить, что в Израиле пошли по наиболее разумному пути: здесь предпочитают не уничтожать врага на месте, а заставить его стучать на своих товарищей. А также на товарищей своих товарищей… И так далее. Ведь совсем не случайно в рядах «Исламского государства» (эта террористическая организация запрещена в России – Ред.) нет палестинских арабов, по крайней мере, нигде в открытых источниках об этом не говорится. А нет их потому, что в «Исламском государстве» совершенно справедливо будут считать каждого прибывшего к ним палестинца осведомителем.

В марте этого года боевики "Исламского государства" казнили 19-летнего палестинца Мухаммеда Мусалляма, который, по его словам, был завербован израильской разведкой незадолго до приезда в Сирию. Родственники казненного, проживающие в Иерусалиме, рассказали, что четыре месяца назад молодой человек уехал в Сирию и больше о нем никто ничего не слышал.

В последнее время «Исламское государство» выкладывает в Интернете видеообращение к палестинцам. Им предлагают не верить ни ФАТХ, ни ХАМАС, поскольку они преследуют только свои корыстные цели. Палестинцам же ИГИЛ предлагает вести джихад против евреев самостоятельно - например, взрывать начиненные взрывчаткой автомобили. «Мы скоро придем в Иерусалим и освободим святой город», обнадеживают авторы обращения палестинцев, но не зовут их при этом на подмогу в Сирию.

Вообще же, «Исламское государство» не представляет реальной опасности для Израиля. ИГИЛ воюет с режимом Асада и с проиранскими шиитскими группировками типа «Хизбаллы» - то есть главными врагами Израиля. Если остатки сирийской армии Асада потерпят поражение, то Иран будет связан и в перспективе обескровлен перманентной войной с суннитскими радикалами, а с севера и востока от Израиля будут простираться территории, где все воюют против всех.

Построить там эффективное и мощное в военном отношении государство будет невозможно, поскольку идеи халифата мало соотносятся с современными экономическими механизмами, а вот подобие Афганистана периода Талибана получится вполне. А что может быть лучше слабого врага, к тому же воюющего с врагом сильным, каковым для Израиля является Иран? Впрочем, это уже другая тема.

Возвращаясь к вопросу противодействия израильтян терроризму, следует отметить, что их подход к проблеме сочетает жесткость действий с глубоким анализом общей ситуации.

Эксперт по вопросам безопасности, консультант ряда правительственных структур и частных компаний из Израиля, США и Европы, научный сотрудник Хайфского университета Дина Лиснянская не ставит знака равенства между исламом и терроризмом: нельзя путать такие понятия как «даваа» (призыв к исламу) и терроризм.

Но скорость, с которой меняется современный мир, пугает многих. Распространение ислама и рост численности неофитов в традиционно христианских странах неизбежно приводит к столкновению идей. Не всегда, к сожалению, мирному, считает эксперт.

Вариантов или, точнее, путей решения проблемы всего два. Первый – эволюционный, ведущий в итоге к органичному и мирному сосуществованию двух мировоззрений. Второй путь – рост взаимного неприятия и окончательное отторжение друг от друга. По мнению эксперта, Европа, несмотря ни на что, идет все же по первому пути.

Но Европа становится другой, она уже не христианская, а, скорее, христианско-исламская. Подобное заявление еще пять лет назад вызвало бы шквал критики, но сейчас все больше исследователей в разных странах приходят к выводу, что процесс необратим. Возможно, в этом и нет ничего плохого – но только при условии, что негативные процессы и крайние проявления, сопутствующие таким переменам, будут сведены к минимуму. Именно этим должны заниматься спецслужбы, уверена Лиснянская.

Трудно сказать, что именно произошло на днях в Париже: был ли это чудовищный эксцесс, сопровождающий столкновение мировоззрений, или все же чистая политика без мировоззренческих примесей?

В недавнем интервью одному из изданий Дина Лиснянская привела пример, говорящий о том, что есть люди, использующие призыв к исламу совсем в других целях:

«На одной из площадей Парижа вот уже несколько лет сидит человек, который вроде бы проповедует ислам. Я хорошо его знаю, это неофит, француз по происхождению. Его целевая аудитория – подростки 13-15 лет, которым он рассказывает о страданиях детей в мусульманском мире, а свои рассказы подкрепляет листовками с соответствующими фотографиями.

Еще я знаю, что некоторые из его юных собеседников уже воюют в Сирии. Призвать к ответу такого рода проповедников довольно трудно: нужны доказательства. Сами знаете, как бывает – если нет реального призыва к насильственному свержению власти в стране пребывания проповедника, то вроде и ничего страшного».

От себя добавлю: если бы такой человек проповедовал в Израиле, то соответствующие службы имели бы подробные досье и на него, и на всех его слушателей. В противном случае ему бы просто не позволили сидеть на площади.

Василий СЕРОВ — специально для «Новой»,

Тель-Авив

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera