Расследования

Заказное убийство бизнеса

Правоохранительные органы не торопятся отрабатывать наиболее очевидную версию резонансного покушения на уренгойского предпринимателя

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 126 от 16 ноября 2015
ЧитатьЧитать номер
Политика

Правоохранительные органы не торопятся отрабатывать наиболее очевидную версию резонансного покушения на уренгойского предпринимателя

Девятнадцать ножевых ранений, потеря почти трех литров крови, трое суток реанимации… Предприниматель из Нового Уренгоя Олег Ситников выжил.

Покушение на собственника «Корпорации Роснефтегаз» и руководителя Ново‑Уренгойского отделения «ОПОРы России» произошло в сентябре 2013 года, но преступление до сих пор не раскрыто. Одновременно с волокитой в расследовании уголовного дела продолжается прессинг предприятий Ситникова, входящих в «Корпорацию Роснефтегаз». Одна за другой идут проверки. Изымаются документы и оргтехника. Ситников завалил жалобами и заявлениями суды, надзорные органы, общественные организации. О том, что не дают работать, даже устранять предписания, останавливают работу баз, лишают тепло- и электроснабжения.

После июльской командировки в Ямало-Ненецкий автономный округ у меня сложилось впечатление, что бандитов, совершивших покушение на бизнесмена, и полчища проверяющих объединяет одна цель: вынудить Ситникова свернуть бизнес и покинуть Ямал. Именно об этом я и написал в материале «Тиски ликвидаторов» (см. «Новую», № 77 от 22 июля 2015 года).

После публикации «Новой газеты» Генеральная прокуратура отправила на Ямал группу сотрудников. Изучение материалов проверок и уголовных дел показало, что обыски, выемки и изъятия документов и компьютеров предприятий Ситникова нередко проводились «в отсутствии достаточных оснований, а также с подменой функций контролирующих органов». При этом часто изымались документы и предметы, не имеющие отношения к предмету обысков.

Сотрудники Генпрокуратуры отметили и «неоправданную волокиту практически по всем изученным делам, ненадлежащее рассмотрение жалоб».

К уголовному делу о покушении на Ситникова у Генеральной прокуратуры России тоже есть серьезные претензии из-за «наличия существенных недостатков в расследовании». Прокурору ЯНАО предложено изъять дело из полиции Нового Уренгоя и передать его в окружную столицу, в производство следователей, имеющих опыт в расследовании подобных дел. Но рекомендацию Москвы прокурор ЯНАО проигнорировал.

Олег Ситников убежден, что расследование покушения на него сознательно стопорится прокуратурой ЯНАО. Когда Ситникова официально допросили как потерпевшего, он дал показания, что подозревает в организации покушения известного в Новом Уренгое московского предпринимателя Сергея Веселкова.

— Два года прошло. А следствие и не думает проверять версию причастности к преступлению Веселкова! — возмущается Ситников. — Даже уголовное дело возбудили не по статье «Покушение на убийство», а по части 3 статьи 162 УК РФ — «Разбой». Хотя преступник не взял денег, не рылся в моих карманах, его даже норковые шубы, висевшие в гардеробной, не заинтересовали… Нападавший бормотал, что надо было уезжать из Ямала и не строить мост через реку Пур.

Сергей Веселков в Новом Уренгое — человек, известный «слияниями и поглощениями» различных компаний. Недавно девять руководителей ямальских предприятий, затронутых деятельностью Веселкова, обратились с коллективной жалобой к генеральному прокурору и министру внутренних дел России (копия жалобы есть в распоряжение редакции. — И. М.), в которой написали о бездействии прокуратуры ЯНАО. В частности, о том, что расследование преступления, инкриминируемого Веселкову по уголовному делу № 201403315/50, в очередной раз приостановлено. Это притом что, по мнению авторов обращения, в деле достаточно материалов, подтверждающих мошеннические действия Веселкова и последующие преднамеренные банкротства, в результате которых причинен многомиллиардный ущерб сотням юридических лиц.

К примеру, Светлана Полтавец, главный бухгалтер ООО «Норд Сервис», одной из ключевых компаний, подконтрольных Веселкову, рассказала следствию о схемах, при помощи которых якобы искусственно создавались условия для банкротства предприятий, обналичивались сотни миллионов рублей, выводились из-под налогообложения астрономические суммы (в распоряжении редакции имеется копия протокола допроса Полтавец в рамках уголовного дела № 201403315/50. — И. М.)

Олег Ситников утверждает, что Веселков проявлял интерес и к его компании: с 2011 года, когда Веселков появился на Ямале, где не был около двух лет, он якобы подбирался к «Корпорации Роснефтегаз». А когда по заявлению Ситникова возбудили уголовное дело в отношении партнера Веселкова Евгения Дружинина, у него начались серьезные проблемы с правоохранительными органами, зачастившими в «Корпорацию Роснефтегаз» с проверками.

— Думаю, что Веселков подключил свою «крышу»… — предполагает Ситников.– …Наверное, рассчитывали, что я не выдержу прессинга и сверну свой бизнес. А когда поняли, что просчитались, видимо, и было принято решение физически ликвидировать меня…

Серьезное обвинение, требующее не менее серьезной проверки. Я начал наводить справки про Веселкова. Оказалось, что еще в 2008 году мой коллега Леонид Никитинский встречался с ним. Интерес Никитинского к Веселкову был продиктован журналистским расследованием об уголовном деле в отношении бывшего бизнес-партнера Веселкова, который не просто был вынужден покинуть Ямал, но и отправился в тюремную камеру (см. «Новую», № 83 от 10 ноября 2008 года).

Мне тоже удалось связаться с Веселковым. Но разговаривать по телефону он со мной не стал. Прислал СМС: «Я не могу сейчас говорить. Занят. Пишите». Написал: «Сергей Николаевич. Хотелось бы поговорить с вами об обвинении Ситникова, что это вы организовали покушение на него…» Но ни ответа на этот вопрос, ни более обстоятельного разговора я так и не дождался.

Руководитель службы безопасности Веселкова Андрей Светличный (к слову, бывший зампрокурора Нового Уренгоя) оказался более разговорчивым. Он сказал, что в последнее время редко общается со своим шефом.

— Потому что он редко бывает в Новом Уренгое? — уточнил я.

— Это вы у него спросите, — уклонился Светличный от ответа.

Про предположение Ситникова об организаторе покушения Светличный тоже не захотел говорить:

— От комментариев воздержусь. Не хочу влезать в эту грязь…

Справедливости ради о возможном организаторе покушения на Ситникова не хотят говорить не только сотрудники Веселкова. Гендиректор компании «Уренгойгеоресурс» Борис Карпов, один из девяти предпринимателей, подписавших обращение к генпрокурору и главе МВД России с требованием привлечь Веселкова к ответственности, когда я спросил его, мог ли Веселков организовать покушение на Ситникова, ответил:

— Убежден, что он, конечно, непорядочный и незаконопослушный человек, но мог ли он заказать убийство, не берусь судить. Это вопрос правоохранительных органов…

А вот частный предприниматель Мохамат Оздиев уверен, что Веселков вполне мог заказать ликвидацию Ситникова:

— Для него нет ничего святого. Он на все способен, — убежден Оздиев.

С мнением Оздиева согласен и генеральный директор компании СМК Сергей Мавров, который трижды обращался в правоохранительные органы с заявлениями о противоправных действиях Веселкова, но в ответ получал отписки. Мавров тоже считает: версия, что Ситникова «заказал» Сергей Веселков, не беспочвенна.

Я очень хотел встретиться с прокурором Ямало-Ненецкого автономного округа Александром Герасименко, чтобы задать вопросы и о покушении на Ситникова, и о бесконечных проверках предприятий, входящих в «Корпорацию Роснефтегаз». Но прокурор от встречи уклонился. Журналистский запрос «Новой газеты», направленный в Генеральную прокуратуру с просьбой о содействии в организации записи интервью с прокурором ЯНАО, переправили в прокуратуру округа. А оттуда пришел ответ, что прокурор не будет встречаться с корреспондентом «Новой», потому что «в соответствии с п. 8.5 регламента прокуратуры ЯНАО» окружной прокурор может встретиться с журналистом только в том случае, если он уже был на личном приеме у заместителей прокурора ЯНАО. Если прокурор округа не видит разницы между «личным приемом граждан» и встречей с представителями СМИ — это, по-моему, правовая дремучесть.

Справедливости ради надо сказать: ответ из прокуратуры ЯНАО на запрос, поступивший из Генпрокуратуры России, подписал не сам окружной прокурор, а начальник отдела по надзору за уголовно-процессуальной и оперативно-разыскной деятельностью. Между тем поручения районным прокурорам о проверке предприятий Олега Ситникова прокурор ЯНАО Александр Герасименко подписывает лично. При этом ссылаясь на поручения заместителя генерального прокурора России Александра Буксмана (в распоряжении редакции есть копии поручений прокурора ЯНАО. — И. М.).

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera