Сюжеты

Витрина Родины

Два месяца семья с четырьмя детьми живет за стеклом курилки транзитной зоны «Шереметьево». Их подкармливают прохожие, а Россия никак не понимает, зачем они бежали из своей воюющей страны. В четверг их начинают судить

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 127 от 18 ноября 2015
ЧитатьЧитать номер
Общество

Екатерина Фоминакорреспондент

Два месяца семья с четырьмя детьми живет за стеклом курилки транзитной зоны «Шереметьево». Их подкармливают прохожие, а Россия никак не понимает, зачем они бежали из своей воюющей страны. В четверг их начинают судить


Хасан, Гулистан и дети в курилке аэропорта
Фото автора

В четверг беженцев, уже два месяца живущих в бывшей курилке транзитной зоны «Шереметьево» — 34-летнюю Гулистан Исса Шахо, 41-летнего Хасана Абдо Ахмеда и их четверых детей, — начнут судить за незаконное пересечение границы России. Наказание по этой статье — штраф до двухсот тысяч рублей, или до двух лет принудительных работ, или лишение свободы на тот же срок. Семью обвиняют в том, что в Россию они прилетели с поддельными паспортами. При этом визу они получили в российском консульстве в Ираке и по своим документам без проблем добрались до Стамбула. Но на паспортном контроле в Москве их задержали. Это было два месяца назад, 10 сентября.

Паспорта были получены в сирийском городе Хама. У всей семьи двойное гражданство — Ирака и Сирии: Хасан Абдо Ахмед родился в Сирии, в городке Африн. Но семья уже много лет живет и работает в иракском Эрбиле. На территории Ирака курды сражаются с боевиками ИГ (запрещенного на территории РФ), в двухстах километрах от Эрбиля, в Синджаре, сейчас разворачиваются боевые действия, до этого освобождали Киркук (полтора часа от Эрбиля). Так что Гулистан и Хасан решили бежать в Россию, здесь у Гулистан сестра живет в Самарской области (они обе выросли в Казахстане, хорошо говорят по-русски).

И вот застряли с детьми в транзитной зоне, и что с ними будет дальше — никто не знает.

Я стараюсь навещать семью, последний раз была у них перед вылетом в командировку в Египет. Застала их, как обычно, в курилке. Теперь хотя бы ночи они проводят не здесь: какая-то женщина, которая не хочет, чтобы знали ее имя, оплатила капсульный отель (12 часов в день, за неделю — больше 50 тысяч рублей). Семилетний Лунд гоняет мяч прямо около выходов на посадку, иногда попадает в пассажиров. Они в большинстве приветливо-равнодушны.

В октябре Управление ФМС России по Московской области отказало этой семье во временном убежище и предоставлении статуса беженцев. В бумаге написано: «Можно предположить, что семья заявительницы не испытывала достаточно серьезных материальных проблем в Ираке. Учитывая потраченные средства на получение сирийских паспортов, российских выездных виз и билетов на самолет на шесть человек». И циничный вывод: «Несмотря на сложную социально-экономическую ситуацию в Ираке, нет достаточных оснований полагать, что жизни заявительницы и членов ее семьи окажутся в большей опасности, чем жизнь других жителей страны».

Адвокат семьи Ахмед Роза Магомедова рассказывает, что в ее практике был похожий случай: тогда сириец въехал в Россию по поддельному паспорту (действительно поддельному), его также задержали, он жил восемь месяцев в транзитной зоне. «Суд прошел в один день. Он признал вину и сам себе купил билет до Турцииё не смог больше терпеть, — вспоминает Магомедова. — Но это не случай семьи Ахмед. Они не признают вины, и куда им возвращаться? Мы будем настаивать, что они приехали в страну получить убежище по закону «О беженцах», они вообще могли не иметь паспортов».

«Новая» связалась с уполномоченным по правам ребенка Павлом Астаховым, он сообщил, что дело контролирует его помощник Вероника Атаулина.

«Мы занимались этим вопросом, нужно понимать, насколько там нарушено законодательство наше и международное, — рассказала Атаулина. — И понимать, насколько нарушены и затронуты права детей. Если нужно будет, может, даже и в судебном процессе Павел Астахов выразит свою позицию. Конечно же, мы понимаем, что это не лучшие условия для нахождения детей, но обстоятельства таковы — на ФСБ мы повлиять не можем. Нам сказали, что в общем-то ничего не угрожает их жизни и здоровью. Мы сотрудничаем с представительством Верховного комиссариата ООН по делам беженцев в Москве, если будет нужно, мы, конечно, их подключим».

Корреспондент BBC Сара Рейнсфорд спросила про семью Ахмед у пресс-секретаря президента Дмитрия Пескова. «Беженцы редко пересекают границу с поддельными документами. Может ли что-то быть сделано для детей в ожидании решения? Я не знаю. Не могу углубляться», — ответил он.

P.S. Тринадцатилетний сын Гулистан и Хасана Рэнас написал открытое письмо президенту России Владимиру Путину с просьбой вмешаться в ситуацию. Оно опубликовано в Сети.

Теги:
беженцы
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera