Сюжеты

Присяжному показали «красную карточку»

В Северо-Кавказском окружном военном суде продолжается процесс по «делу Зиринова»

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 127 от 18 ноября 2015
ЧитатьЧитать номер
Общество

Виктория Макаренкособкор в Ростове-на-Дону

В Северо-Кавказском окружном военном суде продолжается процесс по «делу Зиринова»

Известного анапского предпринимателя и его партнеров обвиняют в создании ОПГ и убийствах в 2002, 2004 и 2013 годах. Дело рассматривает коллегия присяжных заседателей, которая за прошедшую неделю «похудела» на двух человек: одна присяжная попросила освободить ее от участия в деле в связи с рабочей необходимостью, второго присяжного — Нугаева — отстранил от участия в процессе судья Олег Волков.

Вообще на каждое заседание приглашаются все 20 заседателей — 12 основных и 8 запасных. 11 ноября примерно в начале первого часа коллегия вернулась в зал без Нугаева, который отказался выйти в процесс. На следующий день выяснилась причина его отсутствия: во время перерыва судебные приставы не разрешили ему выйти на улицу покурить, и он в знак протеста не вышел из совещательной комнаты.

13 ноября стало известно, что г-н Нугаев, по словам старшины коллегии, опять повел себя плохо: присяжный, написала старшина в записке, адресованной судье, считает доказательства стороны обвинения несостоятельными и высказывается в пользу подсудимых в присутствии других заседателей. По закону присяжные не могут высказываться по поводу виновности или невиновности подсудимых до тех пор, пока не удалятся в совещательную комнату для вынесения вердикта. Поэтому старшина попросила судью исключить г-на Нугаева из состава коллегии, сославшись на то, что это мнение всей коллегии.

Судья просьбу главы коллегии удовлетворил — теперь г-н Нугаев может присутствовать в зале суда как зритель.

Это уже второе удаление на этом процессе — ранее за излишнюю активность была исключена из числа участников судебного следствия Анна Ставицкая, единственный на тот момент адвокат Сергея Зиринова.

Поводов для сомнения в убедительности представленных обвинением доказательств вины Зиринова и его подельников у отстраненного заседателя было достаточно. К примеру, сторона обвинения предъявила пули, извлеченные из тела Салмана Набиева (новороссийский предприниматель, был убит 17 декабря 2004 года). Только через девять лет, в 2013 году, эти пули были приобщены в качестве вещдоков. В протоколах сказано, что следователь изъял пули из трупа, но на фототаблице (сделанной в момент осмотра места происшествия в 2004 году) этих пуль нет. Это может свидетельствовать в пользу версии защиты о том, что настоящий пистолет, из которого убили Набиева, Садовничего и Иванкину, так и не был найден.

С нарушениями УПК (по мнению защиты) были приобщены к делу пули и гильзы, фигурирующие в эпизоде убийства Виталия Садовничего и Ольги Иванкиной (гендиректор анапского санатория «Малая бухта» и его жена, убиты 24 марта 2002 года). Адвокаты предположили, что за время следствия целостность упаковки (в которой хранились вещдоки) могла быть нарушена, и просили суд исследовать эти вещдоки в заседании, чтобы исключить вариант фальсификации (в пакет могли положить что угодно). В противном случае, заявили адвокаты, эти вещдоки нужно исключать из перечня доказательств. Но прокурор заявил, что нарушение целостности упаковки — не такое уж серьезное нарушение, судья согласился — сомнительные пули остались в деле в качестве вещдоков.

В другой раз интересные признания сделала потерпевшая Наталья Иванкина, дочь убитой Ольги Иванкиной. Она жила в Москве, но постоянно поддерживала связь с родителями. Со слов отчима Виталия Садовничего знала о конфликте между ним и Сергеем Зириновым: последний требовал, чтобы гендиректор совершал хищения денежных средств, перечислял их на счета фирм Зиринова для строительства аквапарка в Анапе, Садовничий отказывался — люди Зиринова его избивали.

Надо заметить, что убийство произошло в марте 2002 года, а аквапарк был построен уже в апреле 2001 года. Об этом Сергей Зиринов рассказал в зале суда после допроса потерпевшего. Более того: Виталий Садовничий работал в санатории по трудовому договору и не являлся собственником санатория. Поэтому не было никакого смысла его убивать. Его можно было просто уволить собранием акционеров.

Когда 24 марта 2002 года Наталье не удалось связаться с матерью и отчимом по телефону, она заволновалась и по прошествии нескольких дней дала телеграмму в правоохранительные органы Анапы с просьбой найти ее родных. А позже — опять обратилась с такой же просьбой к правоохранителям и вообще ко всем людям в телепрограмме «Жди меня». Примечательно, что, якобы зная об угрозах Зиринова Садовничему, потерпевшая скрывала эту важную информацию от правоохранительных органов вплоть до 2013 года, когда Зиринова арестовали, а сама потерпевшая заявила иск к Зиринову в размере 664 миллионов рублей. Только после этого она рассказала следователям о Зиринове.

В этом деле у всех потерпевших проблемы с памятью в отношении Зиринова исчезали ровно после того, как они заявляли к нему многомиллионные иски. О том, что Зиринов причастен к убийству Салмана Набиева, его жена и сестра также вспомнили только после заявленных исков на 570 миллионов каждый. При этом после убийства Набиева и вплоть до 2013 года они о Зиринове не упоминали ни слова. Та же метаморфоза произошла и с потерпевшим Николаем Нестеренко. Через два дня после того, как на него было совершено покушение, Нестеренко дал показания следователю, и Зиринова в покушении он не подозревал. О Зиринове потерпевший вспомнил только через месяц после покушения и опять после заявленного иска.

Судебный процесс по делу Сергея Зиринова начался 8 июля 2015 года: его и пятерых подельников обвиняют в бандитизме и убийствах, совершенных в Анапе и Новороссийске. Подсудимые вины не признают, дело считают заказным с целью отъема их прибыльного бизнеса.

Следующее заседание состоится во вторник, 17 ноября.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera