Сюжеты

Трудный возраст

Как правильно подготовиться к «заслуженному отдыху» и как наиболее безболезненно прожить этот непростой отрезок своей жизни

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 133 от 2 декабря 2015
ЧитатьЧитать номер
Общество

Надежда АндрееваСоб. корр. по Саратовской, Волгоградской и Астраханской обл.

Как правильно подготовиться к «заслуженному отдыху» и как наиболее безболезненно прожить этот непростой отрезок своей жизни


Фото: РИА Новости

По рецептам советских хозяек

Наталья Витальевна просит говорить вполголоса: в соседней комнате спит младшая внучка, старшая делает уроки. За «работу бабушкой» сын платит ей по 7 тысяч рублей в месяц. Пенсия Натальи Витальевны — 13 400 рублей, выше средней по региону (10,9 тыс. рублей), так как женщина 35 лет работала на химическом комбинате.

Личная потребительская корзина Натальи Витальевны — это холщовая сумка, с которой она ходит в ближайший гипермаркет. «Корзина» пенсионерки состоит в основном из продуктов и лекарств — за год эти категории товаров подорожали особенно чувствительно.

В нынешний кризис даже сноха переписала у Натальи Витальевны экономные рецепты, известные хозяйкам с советских времен. Например, вместо 100-граммовой банки кофе за 120 рублей на полке у Натальи Витальевны стоит 200-граммовая пачка цикория за 60 рублей. Вместо соков она делает морсы из ягоды, купленной летом и замороженной. Котлеты лепит из куриного фарша с добавлением манки (котлетной массе нужно дать постоять, чтобы манка разбухла). «Когда последний раз покупала мясо? Даже не помню, больше полугода назад. Рыбу год точно не брала». Мясо пенсионерке заменяют куриные крылышки по 129 рублей за килограмм. Их можно сварить, на бульоне приготовить суп или щи, а мякоть потушить с картошкой. «Если готовить только для себя, килограмма хватит на три-четыре дня, на неделю растянуть уже трудно».

Из меню пришлось полностью вычеркнуть творог, сметану, орехи и конфеты. Пенсионерка утешает себя тем, что отказ от жирного и сладкого полезен для здоровья, но переживает, что не может купить гостинцы внучкам.

Летом Наталья Витальевна перенесла операцию. В первый месяц после больницы на лекарства ушло больше 12 тысяч рублей. Сын покупал ей оригинальные препараты по 3 тысячи рублей за упаковку. Дешевые аналоги стоят около 800 рублей.

Наталья Витальевна — выдающийся пенсионер, тянет еще и ипотеку. Осталось еще шесть лет. В месяц банк забирает 5 тысяч рублей, еще от 1600 до 2500 она платит за коммунальные услуги.

У пенсионерки есть право на льготные выплаты, положенные ветеранам труда. «Думала, гробовые накоплю. Но они не копятся!» В месяц она получает 600 рублей компенсации на коммунальные услуги и 150 рублей на проезд в общественном транспорте (билет на городской автобус стоит 17 рублей).

У Натальи Витальевны есть жизненное правило: женщина должна покупать себе хотя бы одно платье в год. Если уж платье одно, оно должно быть приличным. Три года назад подходящее платье обошлось пенсионерке в полторы тысячи рублей, в прошлом году — уже в три тысячи, в нынешнем — в четыре. До кризиса собеседница почти каждый месяц ходила в парикмахерскую: стрижка и окраска стоили от 300 до 500 рублей. В октябре женщина отдала за эти услуги 900 рублей и поняла, что теперь будет краситься дома в ванной.

 

Пенсии еще надо добиться!

У жительницы Саратова Лидии Ивановны (свою фамилию в газете она просила не называть) оформление пенсии заняло почти три месяца. Сколько раз пришлось побывать в ПФ, она даже не считала, но на каждом приеме в список документов, которые нужно предоставить, добавлялись новые строчки. Как оказалось, сложности в оформлении пропорциональны количеству записей в трудовой книжке. Лидия Ивановна около тридцати лет работала медсестрой, лаборантом, сиделкой, несколько раз переезжала из города в город. В одной из организаций запись о приеме на работу была начата и закончена ручками разных оттенков. Представители ПФ потребовали от этого работодателя подтверждающую справку. Особенно Лидии Ивановне запомнился запрос в сельский загс, где она выходила замуж 35 лет назад: для назначения пенсии понадобились сведения о браке, хотя женщина больше десяти лет назад овдовела.

«Столько нервотрепки, а пенсию назначили чуть выше минималки — у среднего медперсонала заработки всегда были низкими», — вздыхает собеседница. Пенсию она тратит на квартплату. Собственного жилья в Саратове у женщины нет, вместе с взрослыми детьми она снимает «двушку» на окраине. Аренда стоит 11 тысяч рублей в месяц, еще более 3 тысяч уходит на коммунальные услуги.

Лидия Ивановна продолжает работать (в Саратовской области работают почти 35% пенсионеров), зарплата няни — 15–20 тысяч рублей в месяц. Других доходов у семьи сейчас нет: дочь и сын Лидии Ивановны остались без работы из-за кризиса.

Жизнь только начинается

Пенсионеры Жумаганым Куандыновна и Сулимен Абдулович живут в одном из отдаленных сел саратовского Заволжья. В каком именно, они просили не говорить: вдруг какое-нибудь начальство расстроится. Хотя никакое начальство в это село не доберется: автобусный маршрут из райцентра отменили восемь лет назад, так как единственный работавший на этом направлении автобус развалился, а настоящей асфальтовой дороги здесь никогда и не было.

Жумаганым Куандыновна вышла на пенсию летом 2013 года, получает 6200 рублей. Сулимен Абдулович нынешней осенью получил свою первую пенсию — 8500 рублей. Они искренне счастливы. В отдаленном селе 1990-е не думают заканчиваться: здесь пенсионеры остаются единственным слоем населения со стабильным и сравнительно высоким доходом. Ни один из местных вариантов трудоустройства (два мелких фермера с большими проблемами, магазинчик и должность почтальона) подобных условий не гарантирует. К идее повышения пенсионного возраста в глубинке относятся резко отрицательно: до нынешнего рубежа в 60 лет здесь доживают только те, кого семья удерживает от бутылки.

Сколько лет составляет их трудовой стаж, пенсионеры сами не знают: в колхозе работали, еще учась в школе и ПТУ. Жумаганым стала дояркой. Сулимен после армии 30 лет работал скотником. В 2004-м ферма окончательно развалилась, бывший скотник стал пасти скот с личных подворий. В основном пастуху платят не наличными. Фермер отдает в счет платы солому, хозяйка магазинчика — продукты и т.д.

Оформить пенсию оказалось непросто. Выяснилось, что в трудовой книжке колхозника Сулимен Абдулович был записан Семеном. Пришлось много раз съездить в райцентр и даже участвовать в чем-то вроде суда, где брат и сестра подтвердили его личность. Каждая такая поездка обходилась в 400 рублей, за такси.

Часть пенсии уходит на коммунальные услуги. За газ платят по 1,5 тысячи рублей в месяц, за электричество на двух человек — по 500 рублей, за воду — по 300 рублей. Вода подается два раза в сутки по два часа (не в дом, а в колонку на улице). Единственная улица села вытянута по берегу реки Иргиз, но очень уж дорого стоит электричество для водозаборного насоса, да старый механизм и не выдержит более длительной нагрузки.

За овощами сельчане ходят в магазин. То ли из-за отсутствия полива, то ли из-за неправильного обращения с почвой урожаи на местных огородах скудные, и некоторые семьи ограничиваются грядкой величиной с балконный ящик. Зато все, кто не пьет, держат скотину. Как объясняют сельчане, вырастить бычка не легче, чем картошку, но и денег за него можно выручить больше.

Жумаганым Куандыновна и Сулимен Абдулович держат двух коров, 30 овец, 30 кур-бройлеров и десять гусей. С ними и связаны самые крупные расходы пенсионеров. Весной — покупка птичьего молодняка (цыплята стоят 35–40 рублей за голову, гусята — 220, индоутки — 280). Осенью — закупка кормов. Сейчас рожь стоит 7 тысяч рублей за тонну, сорго — 7,5 тысячи, ячмень и фуражная пшеница — по 8 тысяч. За год цены поднялись вдвое.

Для домашнего стола хозяева используют баранину и птицу, «говядину не едим, ее только сдавать». Перекупщики, приезжающие в село, принимают говядину по цене от 210 (за телятину) до 230 рублей (за мясо быка). Молоко можно сдать в соседней деревне по 12 рублей за литр.

На одежду сельские пенсионеры практически не тратятся. Как говорит Жумаганым Куандыновна, ей повезло: сестры живут в Сургуте. Они присылают в деревню не только платья, но и очень теплые спецовки с эмблемой нефтегазовой компании.

Собеседники говорят, что стараются копить пенсионные деньги. На что копят, пока не придумали. Дочки закончили университеты, работают в городе и уже сами помогают родителям. Поехать отдохнуть сельские пенсионеры не могут — скотину не оставишь больше чем на сутки. «Мы как-то ни о чем и не мечтали, — разводит руками Сулимен Абдулович и удивленно улыбается: — Впервые за жизнь появились лишние деньги».

Надежда Андреева, соб. корр. «Новой», Саратов

 

Как это делается

На сайте ПФ есть раздел под названием «Как формируется и рассчитывается будущая пенсия». «Пенсионные права граждан формируются в индивидуальных пенсионных коэффициентах, или пенсионных баллах. Все ранее сформированные пенсионные права были конвертированы без уменьшения в пенсионные баллы и учитываются при назначении страховой пенсии», — сообщает сайт, вводя потенциального пенсионера в состояние глубокой задумчивости. После активных консультаций с поисковиком Гугл удается понять, что в баллы превратились рубли, которые раньше указывались в «письмах счастья». Как объясняют власти, это превращение защитит пенсионный капитал от инфляции.

На сайте можно найти формулу, по которой рассчитывается страховая пенсия. Выглядит это так: СП = ИПК*71,41 + 4383,59. Последняя цифра — «фиксированная выплата», размер которой определяется государством. «ИПК» (индивидуальный пенсионный коэффициент) — то же самое, что пенсионный балл. Количество баллов зависит от официальной зарплаты — чем она выше, тем больше баллов, но в определенных пределах: в нынешнем году можно набрать максимум 7,39 балла, с 2021 года — до десяти.

Государство ежегодно устанавливает цену балла. В этом году один балл стоит 71,41 рубля. Почему именно столько, на странице не объясняется. Неизвестно, какова будет стоимость балла к моменту выхода конкретного гражданина на пенсию. Соответственно, невозможно просчитать и размер будущей выплаты.

 

А в это время

Правительство РФ летом одобрило проект «Основных направлений бюджетной политики», предусматривающий увеличение пенсионного возраста до 63 лет. Министерство финансов предлагает начать повышение уже с января, в крайнем случае — с 2018–2019 годов. Реформа объясняется не интересами пенсионеров, а «необходимостью обеспечения устойчивости Пенсионного фонда» и экономией федерального бюджета на сумму от 600 миллиардов до 1,3 триллиона рублей в течение трех лет.

Пока ведомства выдают громкие заявления относительно времени выхода на заслуженный отдых еще работающих граждан, Госдума ограничила выплаты нынешним пенсионерам. Согласно проекту бюджета, в феврале пенсии проиндексируют не по уровню официальной инфляции за истекший год (в 2015-м этот показатель составляет 11,9%), а всего лишь на 4%. Пенсионеров, которые продолжают работать, индексация вовсе не коснется.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera