Сюжеты

«Нас что, за террористов признали?»

Семью беженцев, два месяца живших в аэропорту Шереметьево из-засомнительных документов, оштрафовали и вновь отправили за стекло

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 128 от 20 ноября 2015
ЧитатьЧитать номер
Общество

Екатерина Фоминакорреспондент

Семью беженцев, два месяца живших в аэропорту Шереметьево из-засомнительных документов, оштрафовали и вновь отправили за стекло


В центре Хасан, справа Гулистан, жена, слева сестра Гулистан Тамара. Фото: Екатерина Фомина / «Новая газета»

Четверых детей в суд взять не разрешили, они остались в транзитной зоне аэропорта «Шереметьево» одни.

Обвинение настаивало, что семья Ахмед предъявила на паспортном контроле в Москве поддельные паспорта граждан Сирийской республики. Дела Гулистан Исса Шахо и Хасана Абдо Ахмеда рассматривали в Химкинском суде друг за другом с полудня четверга.

«Обвиняемая покушалась на пересечение границы РФ, однако не смогла довести данное преступление до конца по независящим от неё причинам», — зачитывала прокурор.

В ходе заседания допросили пограничника Алексея Леонова, который заподозрил, что паспорта поддельные.

Он рассказал, что подозрения у него вызвал маршрут следования семьи, огромное количество багажа, так как в паспорте стояла туристическая виза всего на три недели.

— Обвиняемая заметно нервничала: переговаривалась с мужем, руки тряслись, — добавил Леонов.

После Леонова в суде выступила старший прапорщик, которая несла службу в тот день в зоне прилёта аэропорта Шереметьево. Она подтвердила, что паспорта оказались поддельными:

— Признаки указывали на замену страниц с установочными данными: мы обнаружили капельно-точечную структуру при увеличении страниц, с обратной стороны одной из страниц есть герб — свечение в ультрафиолетовых лучах оказалось отличным от образца.

Читайте также:

Два месяца семья с четырьмя детьми живет за стеклом курилки транзитной зоны «Шереметьево». Их подкармливают прохожие, а Россия никак не понимает, зачем они бежали из своей воюющей страны

Допросили Гулистан.

— С 1998 года я жила в Ираке, в 2000 году познакомились с Хасаном, в 2002-м году вышла замуж. Последние годы в Ираке детям было страшно, видели настоящую войну, взрывы. Чтобы спасти детей, хотели вывезти их в Россию. Когда проверяли наши документы, сотрудники надели перчатки, внутренне было больно. Люди добрые, поймите, курды борются против террористов, а нас что, за террористов признали, что к нам такое отношение?

Гулистан сказала, что визу они получили в Российском посольстве в Ираке, по паспорту, который в России называют сейчас поддельным, семья выехали из Ирака в Турцию. По поводу происхождения паспортов пояснила: паспорта были у всех членов семьи, кроме двоих младших детей. В иракском паспортном столе им заявили: документы временно не выдаются, раз у мужа гражданство Сирии, пусть обращаются туда. Хасан обратился а курдскую общину (какую точно — не знает), там и сделали всей семье новые сирийские паспорта.

Читайте также:

«Если скажут — езжайте обратно, поедем. Лучше умереть, чем так жить»

Адвокат Роза Магомедова спросила Гулистан:

— Кому вы сообщили о том, что приехали просить убежище, когда прибыли в Россию? 

— Фактически всем, кто ко мне походил, я рассказывала, с какой целью мы приехали (Гулистан говорит по-русски — Е. Ф.). Я на курдском латинскими буквами написала, что прошу политического убежища. Через неделю где-то, мне сказали — им непонятно, что написано, надо написать на русском. А на русском не умею писать. Смогла одному парню из полиции объяснить, он помог мне, написал. 

— На что живете два с лишним месяца? — спросила Магомедова.

— Мне так стыдно, клянусь. Люди нам как будто подают, но мне стыдно брать. 

Адвокат настаивала, что Гулистан Исса Шахо следует освободить от уголовной ответственности согласно примечанию к статье 322 УК РФ (статья указывает, что Конституция освобождает от ответственности за нарушение пересечения границы в случае, если нарушитель открыто декларирует, что сделал это для получения в России политического убежища и не совершил других нарушенийРед.)

«Я приехала в Россию по-человечески жить, прошу, не лишайте меня этой возможности. Я прошу, если не жалеете меня, пожалейте хоть моих детей», — сказала Гулистан в своём последнем слове, плача.

 

Приговор

Хасан, как и его жена Гулистан, вину признать отказался. Прокуроры просят взыскать и с него, и с нее штраф по 30 тысяч рублей.

Вскоре судья зачитала приговор: Гулистан признали полностью виновной в покушении на незаконное пересечение границы России, несмотря на то, что «преступление не было доведено до конца». За это ее  оштрафовали на 5000 рублей. При этом судья определил вернуть залог в 50 000 рублей беженке. Теперь, когда уголовное обвинение с нее снято, Гулистан возвращается в транзитную зону аэропорта «Шереметьево» и снова подает документы на предоставление политического убежища. И должна ждать ответа от ФМС.

«Начинается вторая серия "терминальной стадии", — говорит адвокат Магомедова. — Гулистан сейчас увезут обратно в аэропорт. К сожалению, я ничего не смогу сейчас сделать». Роза Магомедова пояснила, что в другую страну беженцы уехать не могут: у Гулистан, Хасана и двоих детей, кроме сирийских, есть паспорта Ирака. Но у двоих младших детей документов, которые признает Россия, на руках нет.

Хасану, мужу Гулистан, приговор аналогичный (его оглашала другая судья) — штраф 5 тысяч. Залог — вернуть. 

В аэропорт из зала суда беженцев вновь уведут под конвоем.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera