Сюжеты

«30 ноября поедем в Москву и остановим МКАД!» Крупнейшая акция протеста дальнобойщиков проходит на Кавказе

Крупнейшая акция протеста дальнобойщиков сейчас проходит на Кавказе. Ее стараются не замечать, в ответ водители грозят двинуть колонны на Москву

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 129 от 23 ноября 2015
ЧитатьЧитать номер
Общество

Ирина Гордиенкоспециальный корреспондент

 

Крупнейшая акция протеста дальнобойщиков сейчас проходит на Кавказе. Ее стараются не замечать, в ответ водители грозят двинуть колонны на Москву


Фото: Ирина Гордиенко / «Новая газета»

Забастовки дальнобойщиков против введения нового дорожного налога прокатились по всей России. Самая крупная до сих пор продолжается в Дагестане. Сотни фур выстроились на десятки километров вдоль трасс. Манас, Хасавюрт, Кизляр, Каякент — точки, где уже неделю бастуют люди. Акции протеста не замечают: чиновники не хотят идти на контакт, телевидение отказывается освещать происходящее. Любительские ролики, выложенные в интернет, тут же «выпиливаются», а пользователи блокируются.

Бастующие настроены решительно. Если их не услышат, 30 ноября они намерены колоннами двинуться на Москву

Читайте еще по теме:

В России появилась реальная угроза социально-политической стабильности, имя которой — «Платон»...

Обочина федеральной трассы М-29 «Ростов—Баку» недалеко от Хасавюрта сейчас выглядит пестро. Желтые, красные, синие, зеленые кабины фур в два ряда плотно пригнаны друг другу. На кузовах огромные плакаты: «Руки прочь от дальнобоя!», «Хватит грабить народ!» Цепь растянулась на десятки километров, и в любой момент раздосадованные люди могут перекрыть федеральную трассу.

«Мы не хотим это делать, — говорит Дибир, дальнобойщик из небольшого селения неподалеку, — знаем, что будут жестко разгонять. Но нас не хотят слышать. Мы ходили в городскую администрацию, в Министерство транспорта, в Росавтодор — нас даже на порог не пустили. Звонили на телеканалы — отказываются приезжать. Вместо этого только пригнали машины с ОМОНом».

Разгоряченная толпа, человек  200, стоит вокруг импровизированной сцены, куда время от времени поднимается любой желающий с призывами «не сдаваться и стоять на своем».

Так они стоят уже пять дней, ночуют в кабинах, готовят сами еду, а днем встречают все новых и новых коллег, присоединяющихся к забастовке. Им не привыкать: они закалены тяжелыми многодневными рейсами по разбитым дорогам.

С 15 ноября за каждый километр федеральной трассы с транспортных средств массой свыше 12 тонн будет взиматься дополнительная плата. Правительство издало распоряжение, согласно которому итоговая плата составит 3 рубля 06 копеек. Новая система взимания налогов называется «Платон». То есть дальнобойщик (или компания) обязаны зарегистрироваться в этой системе «Платон» и выбрать один из двух способов оплаты. Либо приобрести у фирмы специальное бортовое устройство, которое будет отсчитывать километры федеральных трасс, а затем подсчитывать сумму, либо перед каждым рейсом брать у операторов «Платона» детально прописанную маршрутную карту.

Отказ от выплат предусматривает штраф в размере 40 тысяч рублей для индивидуального предпринимателя и 450 тысяч рублей для юридического лица.

«При самом удачном раскладе, за каждый рейс можно выручить около 40—50 тысяч, — говорит Дибир. — Налог добавляет еще 15 тысяч дополнительных трат. На что мы жить будем?! Мы же не в списках «Форбса».

Надо сказать, что теперь все российские дальнобойщики знают, что такое список самых богатых людей России, по версии журнала «Форбс», и какое место в нем занимает Аркадий Ротенберг.

Фамилия Ротенберг вообще сейчас очень популярна в Дагестане. Ею плакатно расцвечена вся федеральная трасса: «Ротенберг хуже, чем ИГИЛ» (запрещенная в России террористическая организация), «Россия без Ротенбергов». Теперь все дальнобойщики знают, что миллиардер Аркадий Ротенберг — друг и соратник президента, что у него есть сын Игорь Ротенберг, а у Игоря маленькая фирмочка, с которой по загадочным причинам заключили договор, отдав на откуп в частные руки новый федеральный транспортный налог.

Надо понимать, что дальнобойщики —  это не только те, кто возит грузы из своего региона в другие: например, дагестанскую капусту (в Дагестане несколько районов, где традиционно выращивают в промышленных масштабах белокочанную капусту, а затем зимой поставляют ее по стране). Дальнобойщики — это одна из основ российской продуктовой экономики.

Арбузы, помидоры, лук, баклажаны, гранаты, апельсины. Товары возят из Ирана и Азербайджана, и география перевозок покрывает всю страну. Например, дагестанские дальнобойщики в буквальном смысле «снимают» и развозят весь урожай Краснодарского и Ставропольского краев, Астраханской и Волгоградской областей. Обеспечивают крупнейшие рынки Москвы и Санкт-Петербурга.

«Мы бастуем уже пятый день. На границе с Азербайджаном скопилось около 300 вагонов с хурмой, сейчас самый сезон этого фрукта, — объясняет мне один из бастующих. — 300 вагонов — это 900 фур, которые мы должны были поставить на российские рынки. А вместо этого товар портится. Вот посмотрите, на сколько сейчас цены на хурму взлетят».


Фото: Ирина Гордиенко / «Новая газета»

Официально в России зарегистрировано более 2 миллионов большегрузных машин. Около половины приходится на юг России. Перевозки грузов сейчас в прямом смысле — одна из важнейших статей дохода, на которой живет 3-миллионная республика.

Взять, к примеру, крупное селение Губден. Численность его жителей — около 15 тысяч человек, а зарегистрировано 2000 фур. Средняя семья в Губдене состоит из пяти человек. Получается, что минимум 10 тысяч человек живут на деньги, вырученные от рейсов.

«Мы бы с удовольствием нашли другую работу, — говорит житель Губдена Тагир, — но в Дагестане ее просто нет. Это единственное, чем мы можем прокормить свои семьи».

Вторая крупная точка протестов дальнобойщиков в Дагестане — федеральная трасса у небольшого селения Манас. Несколько дней назад разгоряченные люди перекрыли дорогу с требованием, чтобы к ним приехали представители власти. Представители приехали, но инкогнито, развели руками… и уехали. А затем прислали машины с ОМОНОм, который принялся за разгон.

Пока что договорились: перекрывать трассу не будут. Ждут. Но бойцы ОМОНа дежурят. Ежедневно задерживают с десяток человек, оформляют административный штраф и дают по 10 суток, снимают водителей на камеры, срывают номера с фур. На такие методы давления дальнобойщики смотрят философски: «Все равно не поддадимся на провокации. Мы хотим быть услышанными».

К акциям протестов дагестанцев присоединяются и дальнобойщики из других регионов.

«Я не представляю, как мы дальше жить будем, это сильно ударит по карману», — говорит Владимир из Саратова. Пару дней назад он разгрузил сахалинскую рыбу в Краснодаре. Услышал, что в Дагестане проходит массовая забастовка, и решил присоединиться. — По остальной России акции протеста быстро заканчиваются, их быстро разгоняют. Но тут народ упрямый».

И Владимир не один. Многие дальнобойщики из других регионов, за последнюю неделю совершавшие рейсы на юг, присоединяются к дагестанцам. В том числе и чеченцы. В самой Чечне на любой протест наложено строгое табу, поэтому бастовать против несправедливости они вынуждены ехать в соседние регионы.

«Литр солярки у нас стоит 33 рубля, например, до Москвы ее нужно около полтонны, — продолжает дальнобойщик Тагир. — Ее цену повысили на 7 рублей при Медведеве и при этом обещали нам снизить транспортный налог. Мы поверили. Но налог так и не снизили. А вдобавок теперь вводят еще и новый».

Помимо солярки каждый дальнобойщик должен платить транспортный налог — около 40 тысяч в год, страховку — около 15 тысяч рублей за рейс, поборы на таможне (если товары из Ирана или Азербайджана) плюс еще лицензия и масса других сопутствующих формальностей. Также стоит учитывать, что любая поломка — ответственность водителя. Запчасти к любым фурам, будь то Volvo или КамАЗ, — дороги.

«Я на темной трассе в яму залетел в Волгоградской области, простоял неделю там, 20 тысяч заплатил, считай, половину прибыли от рейса. Вы не представляете, какие ужасные дороги в окрестностях Волгограда и Самары! И за это мы должны платить еще?!»

Но есть тут и еще один нюанс. Новый дорожный налог неизбежно вызовет повышение тарифов на перевозку — дальнобойщики вынуждены будут закладывать их в стоимость услуг, а значит, по всей стране вырастут и цены на перевозимые ими товары. «Мы не хотим делать этого, у нас и так люди очень бедно живут, — рассуждает дальнобойщик Дибир. — На рынках Хасавюрта уже цены поднялись. Будем сопротивляться до последнего. И если нас не захотят услышать, поедем в Москву и станем лагерем на МКАД. Нам не привыкать к жизни в походных условиях».


Фото: Ирина Гордиенко / «Новая газета»

Дагестан

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera