Мнения

Кризис в Латакии

После гибели Су-24 на турецкой границе Россия и НАТО стоят перед выбором — эскалация конфликта или попытка сложного компромисса

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 130 от 25 ноября 2015
ЧитатьЧитать номер
Политика

Кирилл Мартыновредактор отдела политики

После гибели Су-24 на турецкой границе Россия и НАТО стоят перед выбором — эскалация конфликта или попытка сложного компромисса


Фото: РИА Новости

Президент Путин выступил с резким заявлением по ситуации вокруг сбитого на турецко-сирийской границе российского фронтового бомбардировщика Су-24. По словам президента, самолет был уничтожен истребителями Турции, несмотря на отсутствие угрозы с российской стороны. Президент охарактеризовал случившееся как «удар в спину», нанесенный «пособниками террористов». «Наши самолеты проводили операцию по борьбе с ИГИЛ (запрещенной в России террористической организации) в северной Латакии — это горная часть, где сосредоточены боевики, в основном выходцы из Российской Федерации, и в этом смысле они выполняли свою прямую задачу превентивных ударов по террористам», — заявил он во время встречи с королем Иордании Абдаллой II, проходившей в Сочи.

Путин добавил, что Россия не потерпит подобных действий со стороны Турции. Туда, по его словам, «идет большое количество нефти и нефтепродуктов с захваченных в Сирии территорий».

«Отсюда и большие денежные потоки, большая денежная подпитка бандформирований, а теперь еще и ударами в спину, ударами по нашим самолетам, которые борются с террористами, и это при том, что мы с американскими партнерами подписали соглашение о предупреждении инцидентов в воздухе», — заявил президент.

Созыв экстренного заседания НАТО по инициативе Турции после гибели Су-24 президент охарактеризовал как попытку поставить альянс на службу террористам: «Вместо того чтобы немедленно наладить с нами необходимый контакт, насколько нам известно, турецкая сторона обратилась к своим партнерам по НАТО для обсуждения этого вопроса. Как будто это мы сбили турецкий самолет, а не они наш».

Минобороны РФ после гибели Су-24 на несколько часов погрузилось в молчание и первоначально даже отрицало причастность турецких ПВО к атаке на бомбардировщик, несмотря на заявления Анкары. Очевидно, шла выработка официальной российской позиции, которая ко второй половине дня 24 ноября была сформулирована. Минобороны утверждает, что российский самолет не нарушал воздушного пространства Турции, был уничтожен на расстоянии около 1 км от турецкой границы и упал на территории Сирии. Российские военные настаивают, что у них есть объективные подтверждения этой версии. Одновременно министр иностранных дел РФ Лавров отменил запланированный заранее официальный визит в Анкару, в ходе которого предполагалось обсуждать, в частности, возобновление сотрудничества по «Турецкому потоку».

Пока обе стороны не хотят отказываться от взаимных обвинений, несмотря на все риски, среди которых и военно-политический кризис, предполагающий прямую конфронтацию с НАТО, и распад складывающегося международного антитеррористического фронта, что приведет к усилению позиций исламистов.

Россия получает еще одного потенциального оппонента у своих границ, что будет означать новые потери для российской экономики и крайне затрудняет успешное завершение военной операции ВКС РФ на территории Сирии.

Ставки в сирийском конфликте резко пошли вверх, и взвинчены они были, как можно предположить, в результате политического решения Турции.

Интересы Турции мало принимались в расчет в ходе выстраивания российской военной стратегии в регионе. Москва сделала ставку на традиционных соперников и оппонентов Анкары — режим Асада в Сирии, курдов и Иран. Турция рассматривалась российскими экспертами в качестве лояльного союзника США, не готового действовать самостоятельно. Сближение США и России, наметившееся после парижских терактов, крайне негативно воспринималось в Анкаре: в конфигурации антитеррористической коалиции, предложенной в Москве, Турции была отведена второстепенная роль. В то же время сам Эрдоган и его советники видят себя в качестве ключевой военно-политической силы в регионе.

Риски беспрецедентны для новейшей истории взаимоотношений России и НАТО. На российском телевидении уже рассуждают о «новом Карибском кризисе», в министерства обороны обеих стран вызваны военные атташе посольств.

К счастью, пока все воздерживаются от заявлений о дальнейшей военной эскалации конфликта, но и первых заявлений турецкой, а затем российской стороны достаточно для того, чтобы поддерживать напряжение.

Существуют два сценария дальнейшего развития событий. Первый из них — наращивание агрессивной риторики и взаимных обвинений России и Турции в пособничестве террористам. Этот сценарий предполагает, что США и союзникам придется выбирать между поддержкой одной из двух стран. И основания считать, что выбор будет сделан в пользу Москвы, на сегодняшний день отсутствуют — перед Анкарой у Запада есть формальные союзнические обязательства в рамках НАТО. Развитие агрессивной риторики может спровоцировать наземную операцию РФ на территории Сирии, последствия которой будут еще более непредсказуемыми.

Второй сценарий сводится к тому, чтобы отказаться от взаимных обвинений и искать компромисс. Остается надеяться, что у Москвы и Анкары хватит мужества и разума пойти на него.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera