Мнения

Малахов против Марины Влади

«...Целовался на кухне с обоими»

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 131 от 27 ноября 2015
ЧитатьЧитать номер
Политика

Ирина ПетровскаяОбозреватель «Новой»

 

Марина Влади прогневила Малахова. Да-да! Некогда знаменитая, а ныне практически забытая, одинокая и оказавшаяся на грани нищеты 77-летняя французская актриса (так!) прогневила САМОГО всесильного Малахова!

«На днях все СМИ опубликовали новость о том, что вдова Владимира Высоцкого Марина Влади выставила на аукцион личные вещи легенды — бронзовую маску стоимостью 50 тысяч евро и автограф последнего стихотворения, стартовая цена которого 15 тысяч евро», — так начал программу «Сегодня вечером» ведущий Андрей Малахов, не скрывая возмущения корыстолюбием и вероломством этой самой вдовы. Вообще-то по субботам Малахов обычно поет дифирамбы любимцам публики — артистам, певцам, спортсменам. На этот же раз ее создатели кардинально изменили формат, устроив товарищеский суд французской актрисе, посмевшей самостоятельно распорядиться принадлежащими ей реликвиями. Как несколькими днями позже выразилась корреспондентка программы «Время» в репортаже с этого аукциона, «Марина Влади продает самое дорогое — память».

«Субботний» Малахов, как правило, милый, приветливый и дружелюбный, с трудом сдерживал гнев и ярость — словно Марина Влади лично его предала, устроив аукцион. Сама актриса наотрез отказалась обсуждать тему, когда ей позвонили из Москвы по телефону: «Я не буду говорить про это. Что обсуждать? Что за абсурд? Кто имеет право меня судить?»

«Если бы человек чувствовал, что поступает правильно, он бы был менее агрессивен, — прокомментировал ведущий эти слова Влади, а затем обратился к бывшей жене Высоцкого Людмиле Абрамовой: — Именно вы подарили Владимиру Семеновичу двоих детей. Ваше отношение к ее поступку?»

Людмила Абрамова, однако, ожиданий Малахова не оправдала. «Я боюсь вас разочаровать, но я не вижу предмета для обсуждения. Маска — это не личная вещь Володи. Стихотворение много раз опубликовано…» Но ведущий не унимался, предположив, что если бы сама Абрамова продала что-нибудь из вещей Высоцкого, она бы «могла на такси ездить каждый день». «Я давно все отдала музею», — мягко улыбнулась Абрамова, ломая заранее прописанный сценарий ток-шоу.

Причина раздражения ведущего более-менее прояснилась, когда в программе показали интервью актрисы, которое она незадолго до новости про аукцион дала съемочной группе Первого канала. Она приняла телевизионщиков в своем имении под Парижем, но, видимо, наотрез отказалась обсуждать с ними подробности своей личной жизни: «Читайте мою книгу, я все сказала». Похоже, настойчивость корреспондентов ее взбесила, поэтому она с трудом сдерживалась, чтобы не выставить их за ворота. «Я не даю интервью уже много лет, так что будьте счастливы, что я с вами говорю»… «Телевидение меня совершенно не интересует — это не мой мир»… «Если бы он меня не встретил, он бы умер в 30 лет. Я его спасла просто, но я не буду детали вам давать, как я его спасала»… «Я плачу у себя дома одна…» — говорила Марина Влади в этом «эксклюзивном» интервью, так и не поддавшись на уговоры поделиться сокровенным.

Сенсации не получилось. Очевидно, в отместку за это Андрей Малахов и решил обсудить ее «персональное дело», восполнив то, чего не удалось добиться в ходе интервью. Впрочем, большинство гостей, приглашенных в студию и знавших Влади и Высоцкого лично, тоже надежд ведущего не оправдали, отказавшись осуждать меркантильность вдовы. «Вот вам бы пришло в голову устраивать распродажу вещей вашего покойного супруга?» — кипятился Малахов, обращаясь к вдове Леонида Филатова Нине Шацкой. «Мне бы — нет», — ответила Шацкая, но и бросать камень в Марину Влади не стала. Вспомнила лишь, как та плакала у нее на кухне, сокрушаясь, что Высоцкий не хочет, чтобы она переехала к нему в Москву.

«Она не случайно страдала у вас на кухне. Она понимала, что не единственная женщина в жизни Владимира Семеновича, и помимо нее есть другие», — злорадно подытожил ведущий, пригласив в студию женщин, которых якобы любил Высоцкий, и остроумно проиллюстрировав свое предположение фрагментом известной песни Высоцкого: «Помню, Клавка была и подруга при ней, целовался на кухне с обоими». Однако актрисы, которых Малахов аттестовал музами поэта, признавались лишь в дружеских с ним связях и никак не желали входить в историю в качестве его возлюбленных и муз.

Отчаявшись, ведущий подверг сомнению любовь Влади к Высоцкому на том лишь основании, что всего через год после его смерти она, не сносив башмаков, вновь вышла замуж. «Ничего себе страдания!» — саркастически воскликнул он, видимо, абсолютно уверенный в своем праве судить людей и бесцеремонно вторгаться в их личное пространство.

В программе НТВ «50 оттенков. Белова» тем же субботним вечером как раз говорили о том, имеет ли право звезда скрывать от публики свою частную жизнь, или публичность предполагает максимальную открытость. Начали с того, что голливудский актер Чарли Шин признался перед телекамерами, что болен СПИДом и мог заразить других. Гость студии депутат Рашкин осудил Чарли Шина и ему подобных западных звезд: «Это их культура, не для нашего человека. Это дебилизм… У него просто деньги кончились».

Впрочем, запредельная «открытость» Анастасии Волочковой, представительницы отнюдь не «их культуры», как и демонстративная закрытость от посторонних глаз Марины Влади, ломает выстроенную в депутатской голове схему: каждый известный человек решает для себя сам, нужно ли ему откровенничать и разоблачаться перед камерами, и уж тем более пускать ли ему эти камеры и микрофоны в свою частную жизнь.

Здесь же, в эфире, случился настоящий скандал. Актриса Наталья Бондарчук, женщина как будто бы смирная и богобоязненная, дала по морде светской журналистке, опубликовавшей без согласия актрисы сведения, которые та совсем не желала подвергать огласке. Она просила согласовать с ней текст, но журналистка, пообещав, обошлась без лишних формальностей, заодно и проигнорировав просьбу дочери Бондарчук: «Это не для прессы».

Журналистка, получившая пощечину, отстаивала свое право на публикацию любых сведений, которые стали ей известны, тогда как актриса, напротив, защищала свое прайвеси и грозила журналистке судом. А зрители в студии изъявили горячее желание знать все о жизни своих любимцев. Идя на поводу у публики, желтая пресса и желтое же ТВ не выбирают средств, всеми правдами и неправдами добывая «горяченькое». Вот только и риски в подобных случаях возрастают — можно по морде схлопотать от героя очередной скандальной публикации, или быть посланным куда подальше. Одно можно сказать с уверенностью: эта «жила» никогда не иссякнет, покуда из зала им кричат: «Давай подробности».

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera