Сюжеты

Право на ответ

О статье Алексея Тарасова «Ми-8 упал в Красноярском крае: десять погибших»

Фото: «Новая газета»

Общество

О статье Алексея Тарасова «Ми-8 упал в Красноярском крае: десять погибших»

На сайте «Новой» 26.11.2015 был  опубликован материал «Ми-8 упал в Красноярском крае: десять погибших» о крушении Ми-8 в Игарке. Именно оперативность комментария привела к неточностям, исправляет которые пресс-секретарь ОАО «НК «Роснефть» Михаил Леонтьев.  Ответ М. Леонтьева печатается с незначительными сокращениями, не затрагивающими фактическую сторону дела, но исключающими эмоциональное обобщение, типа «журналистское мародерство».  

Читайте также:

Ми-8 упал в Красноярском крае: десять погибших

О статье Алексея Тарасова «Ми-8 упал в Красноярском крае: десять погибших»   

26 ноября под Игаркой произошла катастрофа. Вертолет, перевозивший вахтовую смену, разбился, погибло десять человек — три члена экипажа и семь наших сотрудников. На следующий день «Новая газета» опубликовала заметку <…> Алексея Тарасова, как бы посвященную этому трагическому событию. В небольшом по объему тексте, если оставить за скобками эмоциональное самовыражение автора, его личные и политические симпатии, содержится такое количество фактических ошибок и передергиваний, что создается впечатление, что автор либо не имеет никакого представления о предмете своей заметки <…>

«Что если бы «Роснефть», начиная осваивать Ванкор, сперва отремонтировала — себе! — взлетную полосу, трагедии, возможно, удалось бы избежать…», — пишет он, сопровождая текст воспоминаниями о своем посещении аэропорта Игарки несколько лет назад. Так вот, к сведению редакции: “Роснефть” на свои средства не только построила новую полосу — 2500 метров, но и вложила более 4 млрд рублей в реконструкцию аэропорта. Построены здание аэропорта, перрон для самолетов, ангар для вертолетов, здание длительного ожидания вахтовых перевозок на 100 мест, комфортабельная гостиница и т.д., благодаря чему  аэропорт теперь может принимать воздушные суда всех типов и пропускать порядка 10 тысяч пассажиров ежемесячно. Игарка вообще лучший аэропорт в регионе. При этом, заметим, что нефтяная компания не является собственником аэропорта, а только одним из потребителей услуг. Оставляем также на совести автора вопрос о том, какое отношение имеет состояние взлетно-посадочной полосы (еще раз повторимся, образцовое) к обстоятельствам катастрофы вертолета.

Далее автор походя утверждает, что, «отняв у ЮКОСа Ванкорское месторождение «Роснефть» осваивает его уже две пятилетки». Так вот у ЮКОСа Ванкор никто не отнимал. Ходорковский упустил Ванкор, находясь в расцвете сил и влияния. «Роснефть» консолидировала актив, вложила средства в разведку и разработку и, действительно, превратила его в визитную карточку компании. Сейчас это один из крупнейших добычных активов «Роснефти».
Теперь по поводу социальных условий, которые «Роснефть», якобы, не желает обеспечивать для своих вахтовиков на Ванкоре. Позволю себе просто процитировать корреспондента агентства «Синьхуа», посетившего месторождение весной этого года. (Надеюсь, редакция «Новой» не подумает, что "Роснефть" обладает неформальными возможностями повлиять на позицию агентства "Синьхуа"): «На Ванкоре предусмотрено все, что необходимо: передовые служебные и жилищные коммуникации, конференц-залы, столовые, общежития, спортивные и тренажерные залы, прачечные, медицинские комнаты, обогревательное оборудование и оборудование для очистки воздуха. В жилых комплексах необычайно чисто и аккуратно, он совершенно не производит неприятного впечатления грязи и беспорядка, присущего нефтяным месторождениям. В каждом блоке есть две комнаты, туалет, ванная. Компания очень внимательно относится к сотрудникам, условия работы и жизни тут превосходные. Помимо этого, каждый сотрудник компании работает на месторождении только один месяц, после чего на месяц возвращается домой».

Наконец, о безопасности полетов. Это — действительно серьезная проблема: вертолетный парк не только «Турухана», но и большинства дочек UTair, работающих в регионе — возрастной. Это хорошо всем известно. Компании, конечно, предоставляют все гарантии летной годности.  Тем не менее, «Роснефть» именно из соображений безопасности и эффективности, вложилась в такую непрофильную для себя отрасль как производство вертолетов. Учитывая перспективы своей деятельности на Севере, еще в прошлом году компания подписала соглашение с «Вертолетами России» и итальянской Finmeccanica S.p.A. Базовый заказ «Роснефти» — 160 вертолетов Agusta. Это — современная машина, оптимально приспособленная для работы в экстремальных услоывиях российского Севера.

Кстати, оперативный штаб, созданный руководством “Роснефти” в Игарке после трагедии, принял “решение ускорить темпы реализации программы по замене авиатехники подрядчиков собственным вертолетным парком”. И это то, что автор называет «доить давно исчерпанный советский ресурс»?

Вступить в полемику с автором меня заставила исключительно профессиональная репутация «Новой газеты». Появление материала такого качества на ее страницах показалось мне странным и ненормальным. <…> В этом контексте натужные спекуляции на тему зарплаты Сечина как торчащие уши выдают истинные намерения автора <…>


Пресс-секретарь ОАО «НК "Роснефть"» Михаил Леонтьев

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera