Сюжеты

Меняем визовый режим на отсутствие мигрантов

На саммите ЕС—Турция не обсуждали ни инцидент со сбитым российским самолетом, ни военную операцию России в Сирии, а договоренности напоминали бартер

Фото: «Новая газета»

Политика

Александр МинеевСоб. корр. в Брюсселе

 

На саммите ЕС—Турция не обсуждали ни инцидент со сбитым российским самолетом, ни военную операцию России в Сирии, а договоренности напоминали бартер


Фото: EPA

Премьер-министр Ахмет Давутоглу выглядел триумфатором, когда входил в штаб-квартиру Совета ЕС — дом «Юстус Липсиус». Торжествующая улыбка не сходила с его лица. Его сюда позвали, потому что европейцам сегодня очень нужна Турция, интерес к которой поугас было за последние годы.

Премьер напомнил европейским коллегам, что последняя встреча в таком формате (глава правительства Турции и лидеры всех стран ЕС) состоялась аж 11 лет назад, когда было объявлено о начале переговоров о вступлении Турции в союз.  С тех пор переговоры шли по формуле «не тяни кота хвост», в Брюсселе туркам указывали на изъяны демократии и неуважение европейских ценностей.

Начавшая одновременно с Турцией вступительные экзамены Хорватия уже давно полноправный член союза, а переговорный процесс с Анкарой шел с угасающей амплитудой колебаний, пока не заглох почти совсем. Обидевшаяся турецкая элита стала проявлять собственные геополитические амбиции ведущей региональной державы, а турецкое общественное мнение почти разуверилось в европейской перспективе своей страны.

Сирийский конфликт и и сорвавшийся с резьбы кран миграционного потока в Европу изменил настроения. В смысле того, кто кому больше нужен. Евросоюз просит у Турции придержать два с лишним миллиона беженцев, в основном из Сирии, которые осели на ее территории, и поставить на турецко-сирийской границе заслон не только нелегальным мигрантам, но и «иностранным боевикам», которые идут со всего мира воевать в рядах ИГИЛ, и террористам из Сирии, которые успели оставить свой след в парижских терактах.

На все это Турции выделено три миллиарда евро. Выражая благодарность европейским коллегам, Давутоглу заметил, что эти три миллиарда пойдут не Турции, а сирийским беженцам, на кормление которых Анкара уже истратила восемь миллиардо евро своих денег.

Саммит ЕС-Турция был похож на торг. Каждая из сторон старалась как можно дороже продать партнеру свой товар. У Анкары на прилавке — помощь Европе в обуздании миграционного цунами, у Брюсселя – заманчивая европейская перспектива для Турции.

«Со своей стороны, мы подтвердили, что вступление в ЕС — это стратегическая цель нашего правительства, — заявил Давутоглу, который еще четыре года, получив новый мандат, будет возглавлять кабинет. — Этот саммит дал нам первые очень позитивные сигналы продвижения вперед...  2016 год будет ключевым в отношениях между ЕС и Турцией».

Он надеется на ускорение процесса вступления Турции в ЕС. Председатель Евросовета Дональд Туск и глава Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер старались на пресс-конференции вежливо охладить его пыл: ваша решимость, господин премьер, вселяет оптимизм, но менять основополагающих критериев членства в ЕС, как и визовой либерализации мы не будем, «вехи и стандарты остаются неизменными».

Но уверенность не покидает главу турецкого правительства. В июне будущего года вступает в силу соглашение между Турцией и ЕС о реадмиссии (о возвращении в Турцию граждан третьих стран, попавших в ЕС через ее территорию), и начинается процесс визовой либерализации с ЕС. Юнкер кивает, что, мол, да, если турки выполнят все условия, как следует, то ЕС осенью может отменить визы.

Турция — это европейская нация, продолжает наступать Давутоглу. «Европейский континент принадлежит всем нам, и Турция готова решать вместе со странами ЕС все проблемы, а не только миграционную... Мы — члены европейской семьи».

Он говорил об «общей позиции и солидарности ЕС и Турции перед общими вызовами», о том, что «без этой солидарности не может быть решения никакого кризиса», что эта встреча поможет активизировать процесс вступления Турции в ЕС, «придать новую энергию великой идее соединения ЕС с потенциалом Турции для ответа на экономический кризис и окружающие нас геополитические проблемы».

Со своей стороны, как глава правительства Давутоглу обещал на этой неделе предложить широкую программу демократических реформ в стране, расширения свобод и прав человека, в том числе проведения новой экономической политики и судебной реформы по европейским стандартам. Экономическая программа будет включать завершение строительства в Стамбуле крупнейшего в мире аэропорта на 150 млн. пассажиров в год.

Серьезное формальное препятствие на пути сближения Турции с ЕС – проблема «кипрского Донбасса», не признанной никем республикой Северного Кипра — может быть решена если не в декабре, то в ближайшие месяцы. И тогда членство Турции в ЕС, как выразился Давутоглу, «перестанет быть недостижимой мечтой, а станет реальностью ближайших лет».

Но складывается впечатление, что полной гармонии со всеми европейскими коллегами пока нет, и те с разной степенью оптимизма смотрят на стремление Турции европеизироваться и стать одной из крупнейших (по численности населения, наряду с Германией) стран ЕС.

«Процесс (переговоров) идет несколько лет, и нет оснований ни ускорять, ни замедлять его», — сказал Франсуа Олланд журналистам, покидая саммит в Брюсселе. Его как президента Франции на этом форуме волновали три темы: политическое урегулирование в Сирии, борьба против терроризма и сотрудничество с Турцией в решении проблемы беженцев.

«Нам нужен был совместный план действий с Турцией, — пояснил Олланд. — Чтобы Европа чувствовала себя уверенно в решении проблемы беженцев, в борьбе с терроризмом и политическом урегулировании в Сирии, необходимы гарантии со стороны Турции. Это была цель саммита».

Но нет гарантии, что вложенные в Турцию деньги и обещание ей европейской перспективы смогут остановить поток беженцев в Европу.

«Никто не может ничего гарантировать в том, что касается Сирии, — ответил на вопрос журналистов о гарантиях турецкий премьер. — Мы можем сказать, да, число мигрантов сократится, но мы не знаем, что будет происходить в Сирии. Если продолжатся бомбардировки мирного населения сирийским режимом и его союзниками (камень в огород России с ее ВКС), если будут повторяться теракты ИГИЛ, никто не может гарантировать будущего жертвам сирийской трагедии. Я могу лишь заверить, что Турция выполнит все свои обещания, записанные в совместном плане действий с ЕС».

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera