Сюжеты

Путин, Эрдоган и глобальное потепление

На климатической конференции в Париже российский президент не смог находиться рядом с турецким: по «техническим причинам»

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 133 от 2 декабря 2015
ЧитатьЧитать номер
Политика

Юрий Сафроновсобкор в Париже

На климатической конференции в Париже российский президент не смог находиться рядом с турецким: по «техническим причинам»


Франсуа Олланд принимал глав 150 государств. Фото: EPA

Если бы не было Владимира Путина, мир стал бы теплей. По крайней мере, на один год раньше. Об этом и о многих других удивительных вещах рассказал сам Владимир Путин в ходе молниеносного выступления на Парижской конференции по климату под эгидой ООН (COP 21). Конференцию эту не зря называют исторической: 150 лидеров государств приехали в Ле Бурже, чтобы взять на себя обязательства по спасению планеты к 2100 году.

Кстати, обязательства встречаться с турецким президентом Эрдоганом российский президент Путин на себя не брал, несмотря на желание Эрдогана.

Эрдоган еще и 30 ноября, в день открытия конференции говорил, что готов встретиться, но так уж вышло, что российский президент избежал единственной возможности сделать это на глазах у свидетелей. В момент, когда делали общее фото.

Увидеться в зале «Сена», где открывалась конференция, они могли и позже — по залу свободно ходили все, кто туда попал — от лидера Джибути до президента США. Но не будет же один президент бегать за другим по залу.

А в ходе общего фотографирования какой-нибудь миротворец вроде Олланда мог бы ненароком провернуть операцию по принуждению к миру.

Поэтому, хорошо, что Путин «по техническим причинам» (как сказал он вечером на пресс-конференции) не смог присутствовать на фотографировании. А так как минута молчания в память о жертвах парижских терактов была объявлена еще раньше, Путин не смог разделить с остальными и эту минуту. «Вопрос чисто технического характера.., — ответил Путин журналистке France 2. — Связанный с необходимостью с коллегами обсудить до конца, в деталях, все, что мы должны были сегодня здесь сказать…».

 

+ 2 градуса

Французские власти готовилась к конференции несколько лет, а в последний год занимались ею больше, чем любыми другими делами. Об этом можно было судить хотя бы по расписанию встреч и поездок президента Олланда и министра иностранных дел Фабиуса (президент COP 21).

В день открытия конференции оба говорили о том, что борьба с глобальным потеплением и борьба с терроризмом — две основные задачи человечества.

И если о сроках борьбы с терроризмом никто ничего не заявлял, то цели и сроки борьбы с потеплением установлены четко: температура на планете к 2100 году не должна повыситься больше, чем на 2 градусаПо сравнению с доиндустриальной эпохой (начало 19 века). Сейчас средняя температура уже повысилась примерно на 0,85 градуса.. «Или даже на полтора, если это возможно», — сказал президент Олланд.

Для этого все главы государств, выступая в Ле Бурже, брали на себя социалистические (Олланд) или какие-то иные (Путин), но все-таки — обязательства по сокращению выбросов в атмосферу.

Потому что, если ничего с этим не делать, планета разогреется гораздо сильнее (разные эксперты называют цифры от 4 до 6 градусов) и тогда наших потомков ожидает безрадостное будущее. Так говорили участники конференции.

Что-то еще на Земле превратится в пустыню, что-то утонет после того, как океан поднимется вследствие таяния ледников.

Людей будет намного больше, а еды даже меньше, чем сейчас. И нынешние миграционные потоки покажутся просто ручейками по сравнению с морями климатических мигрантов, которые затопят незатопленные (а также — не высохшие) участки земли.

«Потепление предваряет конфликты, как тяжелая туча предваряет грозу, — сказал президент Олланд. — Потепление выбрасывает на дорогу больше беженцев, чем война».

Впрочем, недостаток ресурсов провоцирует еще и войну. Об этом тоже многие вспоминали.

 

Выбросы ВВП в атмосферу


Владимир Путин. Фото: EPA

Владимир Путин выступал вскоре после Барака Обамы. Барак, кстати, сидел совсем рядом с Владимиром — на расстоянии всего двух глав государств. Но какая между ними была пропасть. Обама не смог даже приблизиться к запредельному уровню путинских заявлений.

— Наша страна вышла на одно из первых мест в мире по темпам снижения энергоёмкости экономики — 33,4 процента за период с 2000 по 2012 годы, — говорил Путин. А я тут же вспомнил запавшее в душу выступление первого вице-премьера Аркадия Дворковича, сделанное на IV Международном форуме энергоэффективности и развития энергетики (Москва, 19.11.2015). «У нас отставание от мировых лидеров — в два-три раза», — сказал Дворкович. Из его слов выходило, что как-то маловато было сделано в тучные годы в сфере повышения эффективности российской экономики.

Мы перевыполнили свои обязательства по Киотскому протоколу: с 1991 года по 2012 год Россия не только не допустила роста выбросов парниковых газов, но значительно их уменьшила, — продолжил Путин. — Благодаря этому в атмосферу не попало около 40 миллиардов тонн эквивалента углекислого газа. Для сравнения скажу, уважаемые коллеги, что выбросы парниковых газов всех стран мира в 2012 году составили 46 миллиардов тонн, то есть можно сказать, что усилия России позволили затормозить глобальное потепление почти на год.

А вот это была уже настоящая сенсация. «Уважаемые коллеги», видимо, настолько опешили, что даже забыли встретить это заявление овациями. Хотя, может быть, они знали, что, начиная с 1991 года, Россия неуклонно расставалась с советской промышленностью. И почти ничего не строила взамен. Даже в тучные годы.

А теперь получается, что тучные годы только предваряли грозу (приношу извинения Олланду за плагиат).

Если так и дальше пойдет, дальнейшие «усилия России» затормозят глобальное потепление уже не на год, а на десятилетие.

Но Владимир Путин не мог успокоиться:

— В новом соглашении должна быть зафиксирована важная роль лесов как основных поглотителей парниковых газов. Для России, которая обладает колоссальными лесными ресурсами и многое делает для сохранения «лёгких» планеты, это особенно важно.

О том, как много Россия делает для сохранения «легких планеты», предлагаю свериться в подборках новостей за последние годы. А чтобы не погрязнуть в фактуре, можно просто найти серию репортажей «Новой» о том, как этим летом горели леса рядом с Байкалом.

 

Мир без нефти и газа


Делегация США. Президент Обама и госсекретарь Керри. Фото: EPA

Но забудем о лесах — леса еще вырастут, вспомним о самом главном, что у нас есть.

Вспомним о нефти, вспомним о газе. Основным способом сокращения вредных выбросов в атмосферу является снижение потребления ископаемого топлива и переход на другие источники энергии.

Открывая конференцию, французский президент говорил о «потрясающем прогрессе в области чистых и возобновляемых источников энергии, открывающих дорогу к безуглеродной экономике». Обама говорил о том, что «нынешнее соглашение даст миру надежду на низкоуглеродное будущее».

К ископаемому топливу применимо правило трех «80», напоминает «Монд» в спецвыпуске, посвященном конференции: нефть, газ и уголь — это 80% потребляемой сегодня энергии, 80% выбросов CO2 в атмосферу. И наконец, нужно оставить под землей 80% от объема разведанных запасов, «если мы хотим», чтобы температура на земле не выросла к 2100 году больше, чем на 2 градуса.

Оставить в земле 80% угля, нефти и газа?!

Российский президент о низкоуглеродном будущем не сказал ни слова.

 

«Разогрев полушарий»

Впрочем, может, здесь он и прав — хотя бы в одном аспекте. Утверждения о том, что человек, сокращая выбросы CO2, может повлиять на температуру, много раз были оспорены (см. например, статью Александра Панчина, «Новая газета» от 04.04.2008). Доводы: 1. На Земле регулярно происходят и потепления и похолодания; после Второй мировой войны прогрессивное человечество боролось с «глобальным похолоданием», которое точно так же должно было привести нас к голоду и хаосу 2. «Мировой океан содержит в 50 раз больше углекислого газа, чем вся атмосфера. При нагревании океан отдает CO2, а при охлаждении поглощает. Иными словами, перепутаны причина и следствие».

Но кто бы ни был прав в этом споре о таянии ледников, в который я не могу вмешиваться, не рискуя сесть в лужу, бесспорен как минимум один факт: человечество уничтожает сотни видов животных и растений, загрязняет воду и землю и активно дышит парами бензина.

И если на планете станет меньше дряни, уже только поэтому конференция COP21 будет полезной.

Еще один полезный момент: богатые дадут денег бедным. Согласно парижским соглашениям, развитые страны обязуются каждый год (до 2020-го) скидываться в общий фонд по борьбе с вредными выбросами в атмосферу. Размер фонда — 100 миллиардов долларов. Бенефициарами будут бедные страны, которые «меньше выбрасывают», но «больше страдают» от «глобального потепления». Президент Египта попросил «как минимум удвоить ассигнования» до 2020 года, а президент Джибути два раза повторил о том, что у некоторых стран «смехотворные финансовые возможности».

Говоря о фонде, Олланд употребил словосочетание «климатическая справедливость». Обама и Меркель тоже пообещали дать денег. Путин пообещал. Хотя, учитывая энергоемкость нашей экономики, мы, наоборот, могли бы рассчитывать на помощь.

Но деньги (пока) не являются главным аргументом российской внешней политики. Гордость дороже ВВП.

 

«Нефть в промышленном масштабе поступает на территорию Турции»

«Глаза всего мира сейчас смотрят на Париж, — сказалСинхронный перевод ООН. китайский лидер Си Цзиньпин, — давайте возьмемся за руки для того, чтобы вместе создать механизм борьбы с глобальным потеплением».

Примерно о том же говорил через СМИ российскому лидеру Путину турецкий лидер Эрдоган. Но Путин не слышал призывов. Исторической встречи в Ле Бурже так и не произошло. А ведь на ней Путин мог бы получить от Эрдогана какие-нибудь ответы на прямые обвинения.

А так — создать международную коалицию по борьбе с терроризмом будет невозможно «до тех пор пока кто-то будет использовать часть террористических организаций для достижения сиюминутных политических целей», — сказал российский президент вечером на пресс-конференции.

И добавил: «Мы сейчас получили дополнительные данные, подтверждающие, к сожалению, что из мест добычи нефти, которая контролируется ИГИЛ и другими террористическими организациями, эта нефть в огромном количестве, в промышленном масштабе поступает на территорию Турции».

Рассказать о таком в Париже, через две недели после терактов, совершенных головорезами ИГИЛ — вот это, я понимаю, нож в бензобак.

При каких обстоятельствах теперь может состояться встреча лидеров России и Турции, трудно предсказать.

Зато с американским президентом Путин, вроде бы, начал договариваться «по Сирии».


После встречи с Бараком Обамой на полях саммита. Фото: пресс-служба Кремля

В американском павильоне у Путина с Обамой «состоялся обмен мнениями по сирийской проблематике». «Обмен» длился около получасаПосле встречи с Обамой российский президент увиделся с Си Цзиньпином, потом -- с канцлером Меркель и председателем Еврокомиссии Юнкером (ситуация на Украине точно обсуждалась), потом – с израильским премьером Нетаньяху (обсуждали сотрудничество на «сирийском направлении» и «борьбу с терроризмом» в целом)… Потом были встречи с лидерами Перу и Южной Кореи.. «Стороны высказались» «в пользу продвижения к началу политического урегулирования». Договорились о необходимости выборов и принятия новой конституции.

Еще обсудили обязательность выполнения Минских соглашений.

О том, кто «ради своих сиюминутных политических целей» сделал необходимым подписание Минских соглашений, Владимир Путин не рассказал. Кстати, в небе над Донбассом тоже сбили самолет. На борту было 298 человек.

Что касается климатической конференции… Путин надеется, что она достигнет своих целей — «с учетом того, о чем мы договаривались, в том числе, и в Башкирии на саммите стран БРИКС, — напомнил Путин. — Когда мы вырабатывали единые подходы к решению различных проблем мирового уровня, одна из этих проблем — это, безусловно, проблема… проблема… ограничения выбросов в атмосферу и уменьшение… повышения… температуры на планете не меньше чем на два градуса».

Видно было, что Путин, хоть и готовился к конференции «с коллегами» (так готовился, что опоздал на фотографирование), но все равно еще не подготовился до конца.

Да и важна для него, кажется, не сама проблема, а то, что она — «мирового уровня».

P. S. На следующий день, во вторник Обама встретился с Эрдоганом и призвал Анкару и Москву «сконцентрироваться на общем враге» — на «Исламском государстве».

 

Под текст

Другая битва за экологию

Вечером, когда рядовые участники конференции покинули павильоны Ле Бурже, нас оттеснила полиция и долго не пускала «шаттлы», идущие к метро. Над павильонами беспрерывно кружили два вертолета. Полицейские нервно упрашивали людей «быстро уйти за оцепление». Мы ждали худшего. Пока нам не объяснили через полчаса, что причина — в кортежах президентов, которые нужно пропустить.

«12 декабря мы должны подписать в Париже соглашение» (по борьбе с изменениями климата), — сказал Олланд на открытии конференции.

Но понятно, что не только это сейчас является важным.

Нужно, чтобы все прошло тихо и мирно. В стране держится ЧП.

Пришлось отменить массовый марш «за климат», который должен был состояться в воскресенье, в канун COP 21. «Пусть наша обувь пройдет марш за нас», — сказали «экологические активисты» и поставили свои ботинки и кеды на площади Республики. Рядом лежали горы цветов в память о погибших в терактах.

Чуть позже группа анархистов в масках, в «знак протеста» против проведения COP 21, закидала полицию камнями и молотками.

Там же, на площади Республики. Полиция задержала 317 человек.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera