Сюжеты

Минобороны сдает секретные карты?

В длинный список доказательств участия в торговле сирийской нефтью с террористами попали данные, ведущие к Асаду

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 134 от 4 декабря 2015
ЧитатьЧитать номер
Политика

В длинный список доказательств участия в торговле сирийской нефтью с террористами попали данные, ведущие к Асаду

От редакции

В течение недели высокопоставленные представители России, США и Турции, включая лидеров этих стран, щедро давали ответы на вопрос, кто же покупает нефть у террористов запрещенного в России «Исламского государства». Каждая из сторон представила весомые доказательства. В первую очередь, тот факт, что нефтяная инфраструктура террористов, включающая в себя скважины, нефтепроводы и бензовозы, продолжает работу, несмотря на начало активных бомбардировок со стороны как России, так и возглавляемой США коалиции. Второй важный вывод — нефть продолжает идти примерно теми же маршрутами, что и до войны, то есть и в Турцию, и в средиземноморские провинции Сирии, которые контролируются частично правительством, а частично — оппозиционными ему группировками разной степени умеренности.

Но при этом ни Асад, ни Эрдоган не были пойманы за руку. И удивляться не стоит, потому что нелегальный, контрабандный бизнес, бенефициарами которого часто бывают серьезные люди, непосредственно ведут посредники. И чтобы выстроить всю цепочку, необходима международная кооперация спецслужб. А в этом вопросе между Россией и союзниками США еще меньше согласия, чем по тактике ведения войны. Но пока согласие не будет достигнуто, противники ИГИЛ* так и будут меряться заявлениями, а сами террористы — зарабатывать на нефти, пусть и под интенсивными бомбежками.

 


Фото автора. Кликните для увеличения

Карта под названием «Нефтепроводы» появилась на огромном экране Национального центра управления обороной России во время выступления генерал-лейтенанта Михаила Мизинцева, начальника центра. Я ждал, что генерал расскажет о транспортировке нефти с месторождений, контролируемых «Исламским государством» (террористической организацией, запрещенной в России), по нефтепроводам, отмеченным на карте. Но генерал об этом не сказал ни слова. Не вспомнили о нефтепроводах и другие участники брифинга, состоявшегося 2 декабря.

Позже на сайте Министерства обороны появились все материалы брифинга — выступления генералов, фотографии и видеосъемка космической разведки, нефтехранилища, стоянки бензовозов, передвижения колонн и даже часть инфраструктуры нефтепроводов в виде нефтеперекачивающих станций… Только карту самих нефтепроводов нигде я так и не нашел. Ни на сайте, ни в записях трансляции брифинга. И для чего тогда понадобился этот «рояль в кустах» в виде карты нефтепроводов? Тайный сигнал, намек, что Министерство обороны все знает, но пока помалкивает?

Изучение карты, которую я успел сфотографировать на iPad, наводит на мысль, что МО действительно знает намного больше, чем озвучило в ходе брифинга.

На карту нанесены, к примеру, месторождения в провинциях Ракка, Пальмира, Дейр-эз-Зор, контролируемые запрещенным Исламским государством. От этих месторождений нефтепроводы идут в двух направлениях. Первое — в сторону контролируемой курдами провинции Хасаке на северо-западе Сирии и дальше в направлении Турции. Второе направление — в сторону Хомса, контролируемого официальными властями Сирии. В Хомсе расположен крупный нефтеперерабатывающий завод, от Хомса трубопроводы тянутся к Дамаску, Тартусу, Хаме, Баньясу…

На карте, подготовленной Министерством обороны России и «случайно засвеченной» во время брифинга, все нефтепроводы отмечены как вполне пригодные для прокачки нефти, не уничтоженные.

 

Что пишем и что в уме

Надо напомнить, что в 2011 году Сирия добывала 385 тыс. баррелей нефти в сутки. В 2012 году суточная добыча сократилась до 164 тыс. баррелей, а в 2013-м обрушилась до 28 тыс. баррелей. В 2014-м официальная Сирия добывала всего 14 тыс. баррелей в сутки. При этом для внутреннего потребления Сирии необходимо не менее 200 тыс. баррелей ежедневно. Во всяком случае, в 2012 году Сирия импортировала 195,5 тыс. баррелей нефтепродуктов в день (цифры из Annual Statistical Bulletin. OPEC. 2013). Как страна покрывает дефицит нефти? Не по тем ли нефтепроводам, что отмечены на карте МО России? Ответы на эти вопросы на брифинге так и не прозвучали.

Но была озвучена лавина других цифр.

К примеру, заместитель министра обороны России Анатолий Антонов, открывая брифинг, по-военному прямолинейно заявил:

«Доходы от продажи нефти являются одним из важнейших источников деятельности террористов в Сирии. Они зарабатывают около 2 млрд долларов ежегодно, расходуя эти средства на наем боевиков по всему миру, оснащение их оружием, техникой и вооружением. Вот почему ИГИЛ так оберегает инфраструктуру воровской нефтедобычи в Сирии и Ираке».

«2 млрд долларов в год — это 166 миллионов долларов в месяц», — зафиксировал я в блокноте.

Но тут слово взял заместитель начальника Генерального штаба Вооруженных сил России генерал-лейтенант Сергей Рудской. И заявил, что в результате авиаударов доходы террористов от незаконной торговли нефтью упали в два раза, с 3 миллионов до 1,5 миллиона долларов в день. «3 миллиона в день — это 90 миллионов долларов в месяц, — я перемножил цифры и удивился. — Только что замминистра обороны Анатолий Антонов утверждал, что ИГИЛ зарабатывал 166 миллионов долларов в месяц. Куда делись еще 76 миллионов долларов?» Генштаб что-то скрыл от замминистра обороны?

 

В поисках Эрдогана

Еще цитата из выступления заместителя министра обороны России генерала Анатолия Антонова: «Основным потребителем этой краденой у законных хозяев — Сирии и Ирака — нефти является Турция. По поступившим данным, в этот преступный бизнес вовлечено высшее политическое руководство страны — президент Эрдоган и его семья».

Я приготовился записывать цифры баланса судоходной компании BMZ Group, совладелец которой — сын президента Турции Билал Эрдоган. Думал, сейчас расскажут, что из Азербайджана и Трукемении BMZ Group получила столько-то миллионов тонн нефти, но загрузила в свои танкеры и отправила в Европу и США на столько-то больше. Эта разница и есть нефть, контрабандно доставленная террористами с территории Ирака и Сирии. Но мои ожидания оказались напрасными. Про BMZ Group Антонов не вспомнил.

Зато генералы продолжали жонглировать цифрами.

«Значительная часть перебрасываемой из восточных районов Сирии нефти поступает на крупный нефтеперерабатывающий завод Батман, расположенный на территории Турции в 100 километрах от сирийской границы», — заявил генерал-лейтенант Сергей Рудской.

Серьезное обвинение! НПЗ в городе Батман структурно входит в корпорацию Turkish Petroleum Refineries Corporation (TUPRAS). Крупнейший акционер TUPRAS  — конгломерат Koc Holding. Председатель совета директоров турецкого конгломерата Koc Holding Мустафа Коч — крупный турецкий бизнесмен, известный политической разборчивостью. К примеру, в июле прошлого года он заявил, что TUPRAS не будет покупать курдскую нефть, потому что возглавляемая им компания избегает любых сделок, способных усугубить конфликт между центральным правительством Ирака и региональным правительством Курдистана.

В июле прошлого года прозвучала информация, что TUPRAS намерен купить у Ирака 1,8 млн баррелей нефть, добытой в провинции Киркук, доставить в порт Джейхан по нефтепроводу, соединяющему Северный Ирак с турецким портом.

Но вскоре ряд месторождений в провинции Киркук попали под контроль боевиков ИГИЛ. Понятно, что легальные поставки с них были невозможны, в отличие от контрабанды. Сейчас провинция Киркук частично контролируется боевиками ИГИЛ, частично — курдским ополчением. Судя по карте, представленной Минобороны, скважины по-прежнему находятся в руках террористов, но часть маршрутов нелегальных бензовозов пролегает через курдские территории.

То есть ответить однозначно на вопрос, кому фактически принадлежит нефть в момент пересечения границы с Турцией, пока невозможно.

 

Нужны спецаудиторы

Тем не менее, если информация МО России о поставке нефти, добытой на территориях, контролируемых террористами на НПЗ в Батмане, достоверна, этим предприятием впору заняться правоохранительным органам, причем на международном уровне. Например, на площадке группы «Эгмонт» — объединения подразделений финансовых разведок мира. Потому что принять и переработать такое количество нефти, не оставив следа в финансовой документации, невозможно.

И еще одна немаловажная информация. Многие фотографии космической разведки, продемонстрированные на брифинге, сделаны в августе—сентябре этого года. Они подтверждают информацию, опубликованную «Новой» еще в сентябре, когда мы написали о нефтяной составляющей доходов «Исламского государства» (подробности в № 106 от 28 сентября 2015 г.). Но наносить авиаудары по нефтянке террористов российская авиагруппа начала только после 10 ноября, после того как бомбить нефтехранилища начали ВВС Франции (№ 126 от 16 ноября).

P.S. В среду к бомбардировкам позиций боевиков ИГИЛ подключились ВВС Великобритании.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera