Сюжеты

Я не вижу гору

Детям с ограниченными возможностями нужны особые учебники

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 135 от 7 декабря 2015
ЧитатьЧитать номер
Общество

Ирина ЛукьяноваНовая газета

Детям с ограниченными возможностями нужны особые учебники


Фото: Светлана ХАЛЯВЧУК / ТАСС

Второклассник Юрий (имя изменено), ученик школы для слепых детей, делает уроки. Ведет пальцем по выпуклым строчкам брайлевского шрифта в учебнике «Окружающий мир» и читает: «Голубое, а иногда пасмурное, грозовое небо радует глаз…» А потом ему надо выполнить задание: «Понаблюдай за небом в разное время суток и подготовь фоторассказ на тему «Красота неба». Что за абсурд в учебнике для слепого ребенка?

Учебник, по которому учится Юрий, вышел в издательстве «МИПО РЕПРО» в 2012 году — воспроизведение азбукой Брайля обычного учебника для 2‑го класса А. Плешакова «Окружающий мир» 2006 года, только без картинок и схем (в обычных общеобразовательных школах второклассники учатся уже по учебнику 2012 года). Именно так сейчас адаптируют учебники для слепых.

«Уроки с Юрой делать непросто, — рассказывает его мама. — В учебнике для незрячих все написано по Брайлю, я этой азбуки не знаю, мне трудно даже находить нужные страницы. С ужасом думаю, как буду помогать ему с физикой или химией в старших классах. Существуют «плоские» учебники для родителей, но у нас их пока нет».

«Плоский» учебник — это обычный учебник для общеобразовательной школы, чтобы родители следили параллельно, что читает ребенок на Брайле. Слепой ученик получает усеченный учебник (в начальной школе — чуть не наполовину). Но необходимо, чтобы у него сформировались достаточные представления о мире. Восполнять отсутствующее, например, схемы и рисунки, придется родителям или учителям. Для них должны быть методические указания: как объяснить слепому ребенку ту же «красоту неба» или что такое «пространство», «горизонт».

«Методических пособий для родителей нет. Я пока в этом пространстве слепых двигаюсь на ощупь. Как быть с заданием «Сфотографируй гору и помести фото в рабочую тетрадь», я не понимаю», — рассказывает Юрина мама.

Слепым детям нужны не усеченные учебники для массовой школы, а специально для них созданные. Такие учебники издавались в Советском Союзе, но с тех пор устарели. Новые надо разрабатывать и издавать. Однако средств хватает только на то, чтобы кое-как обеспечивать слепых детей урезанными устаревающими учебниками для массовой школы.

Читайте также:

Военное дело. Школа времен войны и мира

Хорошо, что учебник по окружающему миру, хотя и 9‑летней давности, хотя и усеченный, у Юры вообще есть. По некоторым предметам — по мировой художественной культуре, например, — учебников для слепых просто не существует; по обществознанию — их нет с 7‑го класса до конца школы, по английскому нет общей линии учебников со 2‑го класса по 12‑й (эти дети учатся 12 лет). Иногда школы вынуждены выдавать детям старые советские учебники (где сохранились). Иногда дети слушают учебники через синтезатор речи. Кто-то из родителей сам печатает детям учебники шрифтом Брайля или читает вслух.

В похожем положении находятся и другие дети с ограниченными возможностями здоровья, которые учатся в коррекционных школах и классах или в обычных школах с инклюзией. Таких школьников, по подсчетам 2013 года, в стране примерно 740 тысяч. Но обеспечены учебниками эти школьники примерно на 15%.

При этом с 1 сентября 2016 года вступает в действие Федеральный государственный образовательный стандарт для детей с ограниченными возможностями здоровья (если короче: ФГОС для детей с ОВЗ) для начальной школы. А он требует, чтобы все дети с ОВЗ — и ученики коррекционных школ, и коррекционных классов, и общеобразовательных инклюзивных школ — были обеспечены учебниками, созданными в соответствии с ФГОС. Значит, учебники надо срочно издавать в массовом порядке. А какие? Как?

Этим проблемам был посвящен круглый стол Экспертного совета по специальному и инклюзивному образованию при Комитете Госдумы, который прошел в октябре с участием издателей, представителей общественных организаций, директоров коррекционных школ, педагогов и ученых. Главные темы — это сложность и дороговизна создания таких учебников. У глухих, слабослышащих, слепых, слабовидящих, у детей с проблемами речи — у всех свои особенности, и учебники им нужны разные — примерно 35 вариантов. Нужны не только базовые учебники, но и профильного уровня для тех, кто хочет изучать предмет глубже.

Кроме учебников нужны рабочие тетради, и аудиозаписи, и кинестетические пособия. Как слепым изучать математику без чертежей и графиков? Например, конусы или кубы для них — объемные; прямые могут обозначаться натянутыми нитями. Сейчас эти пособия делают в основном учителя-энтузиасты. Нужна учебная, педагогическая и методическая литература для учителей. Особенно это необходимо учителям, которые работают в инклюзивных школах, поскольку их никто не учил этой работе, и родителям.

Для издательства взяться за создание такого учебника — серьезный риск: разрабатывать учебники должна целая команда профессионалов — предметников и дефектологов. Стоимость такого учебника выше, чем обычного. Для слепых, например, нужна плотная бумага и рельефно-точечная печать, для слабовидящих — крупный шрифт и укрупненные рисунки, поэтому книга будет в два раза больше по объему.

Экспертизу таким учебникам проходить тоже непросто: как заметил первый заместитель председателя Комитета по образованию Госдумы Олег Смолин, «учебник по истории для ребят с нарушениями интеллекта по определению не может пройти экспертизу Российского исторического общества». Надо продумывать порядок прохождения экспертизы с участием специалистов‑дефектологов и психологов, понимающих особенности учеников. Но даже если и экспертиза пройдена, все равно нет гарантии, что учебник попадет в Федеральный перечень, а значит, труд специалистов может пойти насмарку, а издательство потеряет деньги.

А вот тираж каждого из специальных учебников значительно меньше, чем у обычных. Поэтому и стоит каждый из этих учебников очень дорого. Например, в петербургской школе им. К. Грота для слепых и слабовидящих подсчитали, что нужные им учебники стоят в общей сложности 7 млн рублей; это сравнимо с годовым бюджетом небольшой школы. За обеспечение школьников учебниками отвечают субъекты Федерации (только слепых обеспечивают учебниками на федеральном уровне). А регион, у которого и так недостаточно бюджетных средств, скорее купит комплекты учебников для массовой школы, чем для небольшой группы особых учеников. Поэтому остро необходимо, чтобы регионы вместе, одновременно заказывали эти учебники: так их выпуск станет дешевле.

Итогом круглого стола стало создание Совета общественных организаций, экспертов, активистов по вопросам учебного книгоиздания для лиц с ограниченными возможностями здоровья. Но создание Совета — это еще не создание учебников. Можно ли надеяться, что специальные учебники появятся в школе еще до того, как Юра ее окончит?

Андрей БЫКОВ,
Ирина ЛУКЬЯНОВА


 

Рука в руку

В Москве 9—10 ноября состоялся съезд семей слепоглухих, организованный фондом «Со-единение». Более 60 человек из разных регионов приехали, чтобы обменяться опытом, помочь друг другу. Возглавил новую организацию известный слепоглухой ученый, доктор психологических наук Александр Суворов.

Участники съезда побывали в новом Ресурсном центре фонда и узнали о программе «Передышка», которая поможет семьям с детьми-инвалидами получить профессиональную помощь — от нескольких свободных часов до нескольких дней, пока с их детьми занимаются профессионалы.

Сейчас в Москве 170 слепоглухих, а всего в России — 2540. Перепись их каждый год проводит фонд «Со-единение». «Тотально слепоглухих всего 4%, большинство же обладает частично сохранным слухом или зрением, — рассказал Алексей Крапухин, специалист по связям с общественностью фонда «Со-единение». — Участники приезжают на съезд с сопровождающими — родственниками или волонтерами. Сопровождающие общаются с теми, кому это необходимо, по специальной методике «рука в руку» — это дактильная азбука, разработанная еще в XIX веке».

Одна из самых тяжелых проблем слепоглухих — изоляция с самого детства: слепоглухие дети, как правило, не могут обучаться вместе с обычными школьниками. Интернат для слепоглухих в стране всего один — Сергиевопосадский детский дом. Помочь снять барьер социальной изоляции, дать возможность самореализации должен открывающийся Ресурсный центр.

Остро не хватает печатных изданий, созданных рельефно-точечным шрифтом, поэтому фонд работает над созданием принтера, который позволял бы легко и недорого распечатывать тексты алфавитом Брайля.

Андрей БЫКОВ

 

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera