Сюжеты

Марин Ле Пен больше Олланда и Саркози

Во Франции завершился первый тур региональных выборов. Партия «Национальный фронт» набрала рекордное количество голосов

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 136 от 9 декабря 2015
ЧитатьЧитать номер
Политика

Юрий Сафроновсобкор в Париже

Во Франции завершился первый тур региональных выборов. Партия «Национальный фронт» набрала рекордное количество голосов


Фото: РИА Новости

Во Франции в воскресенье прошел первый тур региональных выборов. Выбирали глав регионов и местных депутатов (советников). «Национальный фронт» показал лучший результат в 6 регионах метрополии из 13 и набрал по стране 27,88% голосов. Возглавляемая Саркози партия «Республиканцев» в союзе с центристами взяли 26,98% и возглавили списки в 4 регионах. Правящие социалисты получили 23,33% и стали лидерами в трех регионах.

И хотя второй тур наверняка ухудшит результаты ультраправых, многие выводы можно сделать сейчас.

 

Какие правила

Французы выбирают глав регионов и региональных советников на 6 лет, выбирают в два тура. Во второй тур проходят партии, набравшие больше 10% голосов. В случае, если партия набрала от 5 до 10%, она могла до вечера вторника, 8 декабря, вступить в альянс с любой другой силой, преодолевшей 5‑процентный барьер.

Таким образом, к голосам правящих социалистов во втором туре добавятся голоса «зеленых» и других левых партий. В теории, в некоторых регионах возможны и тактические союзы между правыми и левыми, чтобы не допустить к власти ультраправых.

И хотя Саркози отказался вступать в союзы с левыми, социалисты — ради торжества «республиканских ценностей» (т. е. победы правых над ультраправыми) — отозвали своих кандидатов, прошедших во второй тур, в двух регионах.

Именно поэтому, а также потому, что во втором туре перед угрозой торжества «Нацфронта» на участки по традиции придет кто-то из тех, кто пропустил первый, итоговые результаты партии Марин Ле Пен будут хуже предварительных.

Тем не менее ультраправые наверняка достигнут рекордных для себя показателей, а также впервые в истории (не только Франции, но и Европы) возьмут в свои руки региональную власть. Вероятно, в двух или трех регионах.

 

В чем особенность этих выборов

Это первые выборы, которые проходят по новой карте Франции. После территориальной реформы в стране с 01.01.2016 становится 13 «больших» регионов вместо 22.

Случайно или не случайно, но таким образом уменьшилось число регионов, в которых правящие социалисты могли бы проиграть.

Потому что их звонкое поражение предсказывали все опросы задолго до выборов. Поражение не могло быть не звонким хотя бы потому, что и в 2004‑м и в 2010‑м социалисты возглавляли 23 региона из 27 (если считать заморские департаменты).

Причем тогда центральная власть была в руках правых (Ширак, Саркози). До этого — в 1986‑м и 1992‑м — такие же победы на региональных выборах одерживали правые, но тогда страной управлял социалист Миттеран.

На нынешних выборах (как и на всех выборах последних двух лет) в спор двух политических гигантов по-настоящему вмешалась третья сила — «Нацфронт».

 

Главные рекорды «Нацфронта»

Самых впечатляющих (или ужасающих — как посмотреть) результатов «Национальный фронт» добился в Нор-Па-де-Кале—Пикардии (40,64%) и в регионе Прованс-Альпы-Лазурный Берег (40,55%).

Причем если на севере лидером пришла сама Марин Ле Пен, то на юге — ее 25‑летняя племянница Марион Марешаль-Ле Пен — которую, впрочем, поддержал еще и дедушка, исключенный этим летом из партии. Крупного результата добился и главный враг дедушки, вице-президент «Национального фронта» 34‑летний Флориан Филиппо, набравший в регионе Эльзас-Шампань—Арденны-Лотарингия (ACAL) 36,06%.

Читайте также:

87-летнего Жана-Мари Ле Пена исключили из «Национального фронта», но он продолжит сражаться «не покладая рук»

И если в первых двух регионах руководство Соцпартии в воскресенье вечером убедило своих членов сняться, то в ACAL занявший третье место социалист Жан-Пьер Массере категорически отказался сходить с дистанции. При этом Соцпартия призвала голосовать не за него, а за правых. Абсурдность этого решения становится кричащей, если посмотреть, чем заканчивались почти все попытки создать «республиканский фронт» против «Нацфронта».

Тактика создания «Республиканского фронта» еще имела смысл во втором туре президентских выборов‑2002, куда неожиданно проскочил Жан-Мари Ле Пен. Но потом ожесточенная борьба с ультраправыми на каждом участке «фронта» приводила только к расширению фронта ультраправых.

Кажется, на всех последних выборах именно принцип «Остановим «Нацфронт» становится главным для партии власти.

О других проблемах в предвыборных выступлениях слышно меньше.

И это еще один повод для подъема популистов из «Нацфронта», которые обвиняют и левых, и правых в том, что они ничего нового предложить не могут и что по сути они — одно и то же.

Эти обвинения нельзя назвать целиком несправедливыми: если в сфере экономики Олланд приближается к правым, то в сфере безопасности, после ноябрьских терактов, — к ультра­правым.

Лидер правых «республиканцев» Николя Саркози (который все чаще высказывается как ультраправый) — вообще фигурант вереницы уголовных дел и человек, имеющий четкую позицию только по одному вопросу: надо вернуться в Елисейский дворец.

И только Марин Ле Пен от них отличается.

И все разрулит, как только встанет у штурвала.

Поборет безработицу (выгнав всех чужаков и набрав французов), придаст ускорение экономике (выгнав чужаков и выйдя из Евросоюза), улучшит положение «человека труда» (переложив основное бремя налогов на «патронов»), обеспечит безопасность и остановит (выйдя из Шенгена) «орды» мигрантов.

Последние две темы — мигранты и терроризм — стали основными в этом году.

Как минимум двое из террористов, убивавших людей 13.11.15 в Париже и Сен-Дени, проникли в Европу под видом сирийских беженцев. Пусть в этом виновата не Франция, а бардак на некоторых европейских границах, пусть дело не в миграции (большинство террористов 13.11.15 — французы; террористом может стать «противник миграции» Брейвик), но многие ли об этом задумываются, когда идут голосовать против «бардака»… Трудно ведь отрицать, например, что французские спецслужбы, у которых многие из будущих террористов состояли в досье, — допустили страшные ошибки. Террористы, совершившие январские теракты, тоже были у спецслужб «на карандаше».

Страшные ошибки повторились два раза, но никто из руководства спецслужб пока не ушел в отставку, а власть по-настоящему не признала своих просчетов.

 

Смысл этих выборов

Интересно, что почти ни одну из проблем члены «Нацфронта» не смогут решить, взяв власть в регионах. Не потому, что они не смогут их решить в принципе (хотя это совсем даже не исключено), но потому, что регионы не наделены такими полномочиями. Бюджеты регионов невелики и на три четверти расходуются на транспорт и образование. В вопросах миграционной политики и безопасности регионы не имеют почти никаких прав.

Избиратели это тоже знают. Но многие из них знают и то, что это последние общенациональные выборы перед 2017 годом.

Кто-то посылает двум «республиканским» партиям намек, а кто-то просто посылает их подальше.

Насколько подальше, узнаем после второго тура, который состоится 13 декабря.

 

P.S. Официальный представитель французского правительства Стефан Ле Фоль заявил, что если считать голоса всех соответствующих партий, то левая набирает 36% и остается первейшей силой Франции.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera