Мнения

Шесть магазинов «ломануть» дешевле обойдется

Ильдар Дадин отправился отбывать свои три года — за преступление, которого быть не может

Этот материал вышел в № 136 от 9 декабря 2015
ЧитатьЧитать номер
Политика

Ольга Романоваэксперт по зонам, ведущая рубрики

Ильдар Дадин отправился отбывать свои три года — за преступление, которого быть не может

Наталья Николаевна Дударь — миловидная молодая блондинка. Губки чуть припухлые, строгие очки в золотой оправе на кончике носика, бровки так забавно сдвигает. Типаж идеальной воспитательницы детского сада, учительницы младших классов или ученого работника зоопарка в секции «Пони и козочки». Но нет. Наталья Николаевна работает судьей в Басманном суде Москвы, и вот ее послужной список:

— продлевала содержание под стражей тяжело больного Василия Алексаняна, вскоре после чего он умер;
— вынесла постановление о домашнем аресте первой фигурантки «болотного дела» Александре Духаниной;
— продлевала аресты фигурантов «болотного дела» Косенко, Акименкова, Кривова, Савелова, Барабанова, Зимина, Белоусова;
— определила Алексею Полиховичу меру пресечения в виде ареста;
— отказалась удовлетворять жалобы Ильи Гущина на следователей;
— отклонила жалобу Сергея Кривова на действия следователя;
— продлевала домашний арест Сергея Удальцова.

А еще она защитила кандидатскую диссертацию 18 марта 2004 года на тему «Общие начала назначения наказания», и эта диссертация вызывает массу вопросов, о чем подробно сообщает нам уважаемый «Диссернет».

Так вот. Именно эта миловидная дамочка вошла-таки в историю российского правосудия, вынеся первый в России приговор по ст. 212.1 УК «Неоднократное нарушение установленного порядка организации либо проведения собрания, митинга, демонстрации, шествия или пикетирования».

Эта статья появилась в УК летом 2014 года, когда протестная волна окончательно разбилась о быт, телевизор и Крым, и стало понятно, что «особо буйных» можно просто пересажать по одному, никто и не заметит.

Ильдару Дадину 33 года, его хорошо знают в протестных группах. Это его забирали в отделение, когда он стоял с плакатом «Нет войне». А еще с плакатами «Свободу политзаключенным», Je Suis Charlie, «Промолчи — когда завтра придут за тобой, промолчит следующий». Вот за то, что стоял с плакатом, — три года. За то, что протестовал против войны и террора, — три года. Как-то один блатарь сказал в обезьяннике задержанным на пикетах: «Вы чего, вам по 3 года за это дают? Да вы идиоты, на три года можно шесть магазинов ломануть!»

Проблема только в том, что в Конституции не написано, что магазины «ломать» можно. А вот про свободу митингов и собраний написано в статье 31. И административные задержания за пикеты, и уголовное преследование попирают Конституцию — впрочем, чего уж о покойнице, да еще и в канун именин.

Надо же — Наталья Дударь ухитрилась посадить Ильдара Дадина на той же неделе, когда у нас отмечается День Конституции, это 12 декабря, напомню. Полиция, наверное, белые рубашечки наденет. Праздник.

Ильдар встретит праздник в тюрьме.

Тюрьму он выстоит, к нему в СИЗО придет его девушка Настя, и они сыграют там свадьбу. Зона, в которую он уедет, проклянет тот день, когда Ильдар получил срок: он бесстрашный, умный и к тому же остро политический, и вот эти вот дешевые штучки «Не зли судью», «Не зли прокурора», «Не зли хозяина», «Не зли отрядного» не понимает и понимать не будет, и правильно делает. Ильдар знал, на что шел, уже после всех основных приговоров по «делу 6 мая». И пришел на приговор с двумя сумками — не испытывал иллюзий. В отличие от нас ото всех, ведь никто же не верил, что за плакат «Нет войне!» могут дать три года общего режима.

Дело, конечно, вовсе не в том, что называется несоразмерностью наказания. Наплевать и забыть на ту несоразмерность. Не может быть вообще никакого наказания за выражение собственного мнения и политических взглядов. Это просто не может обсуждаться в нормальной стране. Сопротивление представителям власти? Есть такое деяние. Хулиганство? Есть. Экстремизм? Есть. А вот нарушения правил митинга или пикетирования нет и быть не может. И судья Дударь это знает. И ее начальница Ольга Егорова это знает — даже несмотря на то, что в ее ведомстве куда-то делись деньги за переводы, которых не было, и за аудиопротоколирование, которого тоже нет. И в Верховном суде это знают, и в Конституционном — хотя недаром же последний больше занят воспеванием благ крепостного права. Помните статью председателя КС про то, что прискорбная отмена крепостного права стала одной из причин роста бунтарских настроений? Ну так что ж теперь хотеть от российского суда?

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera