Сюжеты

Колхозный панк, Нью-Йорк Шемякина и теория большой лжи

Афиша. 11—25 декабря

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 137 от 11 декабря 2015
ЧитатьЧитать номер
Культура

Ян Шенкманспецкор

Афиша. 11—25 декабря

11 декабря. СЕКТОР ГАЗА: Большой концерт памяти Юрия Хоя. Stadium Live

«Из колхозной молодежи панковал один лишь я. Я носил штаны из кожи и был грязный, как свинья». Так начинается главный хит «Сектора Газа» — «Колхозный панк». Эту и другие песни Юрия Хоя (кличка происходит от знаменитой кричалки «Панки — хой!») исполнят Глеб Самойлов (экс-«Агата Кристи») & The MATRIXX, «Монгол Шуудан», Вадим Степанцов и «Бахыт-Компот», Юлия Коган (экс-«Ленинград») и другие.

Колхозный панк, народный рок — так называли стиль, в котором играл «Сектор». В 1990-х они были бешено популярны, имели многомиллионную аудиторию. И все это почти без поддержки телевидения и радио. Причина — мат и упоминание наркотиков в песнях. Элементарно простая музыка, но что-то она такое задела, что позволило ей стать и вправду народной и звучать из каждого второго ларька. Скрестив панк с частушками и попсой, Хой добился оглушительного успеха. И даже стеб, явно заложенный в его текстах, никого не смущал.

Он оказался в нужном месте в нужное время, но дело еще и в том, что это принципиально нестоличная музыка. Воинствующе провинциальная. Хой родился, вырос и создал группу в Воронеже, в заводском районе, где трудно было дышать из-за непрерывно дымящих фабричных труб. Вот какой сектор газа они имели в виду.

15 лет назад закончились 1990-е, в 2000-м умер Хой, и «Сектор» распался. Переходящий титул народной группы перехватили «Ленинград» и Сергей Шнуров. Но тема не закрыта, 90-е по-прежнему актуальны. И словно бы в подтверждение этому в 2015-м вышел альбом с неизданными сольными песнями Юрия, записанными за несколько лет до создания группы. Туда вошла и единственная неизданная песня «Сектора Газа» «Вой на луну», записанная в 1995-м и пролежавшая на полке 20 лет.

Лидер группы «Бахыт-Компот» Вадим Степанцов, выступавший с Хоем на одной сцене, резюмирует:

— Что-то из его песен осталось в девяностых, но такие вещи, как «Туман», «30 лет», «Демобилизация», «Лирика», «Пора домой», — они не стареют, это вне времени. Да, я знаю, что 90-е кончились, но народ Юру любит. И правильно, по-моему, делает.

 

13 декабря. Science Slam: Москва — Петербург. Клуб Yotaspace, 19.00

Научное шоу, где всего за 10 минут ученые представят публике свои исследования в форме стенд-апа. Почти как в «Камеди клабе», но только темы другие: нанотехнологии, генная инженерия… А дальше, как на всяком слэме, решает зал — кому громче хлопают, тот и чемпион. То есть шоу в чистом виде, соревнование не идей, а личностей.

А идеи самые неожиданные. Могут ли гены помешать заниматься математикой? Как форма лекарства влияет на его эффективность? Можно ли переработать отходы в электричество? И, наконец, самое актуальное: как определить, что вам врут, и можно ли это определить вообще? С этим номером выступит социальный психолог Виталий Васянович из Петербургского университета:

— Моя тема звучит немного иначе: «Почему не существует простых способов определять ложь?» Когда-то я играл в покер, хотел стать профессионалом и очень интересовался тем, что такое блеф с психологической точки зрения. Как его распознать? Рассказывать я буду о научном подходе к анализу данных. Эта тема в России почти не разработана, а она напрямую связана с поимкой бандитов, мошенников, террористов. Обманывают ведь на каждом шагу. Но если ложь в личном общении выявить вполне реально, есть конкретные и проверенные методики, то понять, правду ли говорят нам средства массовой информации, гораздо сложнее. Те, кто занимается пропагандой, зачастую сами не знают, где правда, поэтому очень сложно отследить момент искажения. Вторая сложность: чтобы эффективно распознать ложь, нужно непосредственно взаимодействовать с человеком, который лжет. Не через экран, а лично. Позадавать ему вопросы, посмотреть на его реакции. Это доступно журналистам, ведущим расследования, но совершенно недоступно простому зрителю и читателю. Банковского мошенника схватить за руку гораздо легче, чем лживого пропагандиста или политика.

 

16—17 декабря. Премьера спектакля Михаила Шемякина «Нью-Йорк. 80-е. Мы». Театр Стаса Намина, 20.00

По сути, это инсценированная автобиография Шемякина, жившего в Нью-Йорке в те годы. Декорации его же, а поставил спектакль Стас Намин. Среди персонажей — Лимонов, Нуриев, Довлатов и Вилли Токарев. Лимонов занят политической борьбой, Нуриев и Довлатов давно умерли, а вот Токарев на сцене появится и споет свои знаменитые «Небоскребы», самую нью-йоркскую песню.

— Я бы назвал это трагикомедией, — говорит Стас Намин. — Масса смешных ситуаций, но есть и боль. Ведь все они были изгнанниками. Не эмигрантами, а именно изгнанниками. И это накладывало трагический отпечаток на все, что они делали. Люди разные, но обо всех Шемякин говорит с большим уважением и любовью. Как ни крути, а эта компания повлияла не только на отечественную, но и на мировую культуру. В том числе и сам Шемякин, который в дни премьеры выйдет на сцену.

Ночные клубы 80-х, модные дефиле с русскими манекенщицами и Брайтон-Бич с развеселым шансоном и непомещающимися в собственные костюмы бандитами… Этого мира уже нет, но Шемякин хранит ему верность. Большинство его героев состарились и умерли, русское гетто растворяется в большой Америке, эмиграция стала обыденностью. Былого колорита, драйва и отчаяния уже не увидишь. С одной стороны, это радует, с другой — жаль. От того времени нам остались «Соло на IBM» Довлатова, стихи Бродского, Барышников, русско-американско-одесский сленг и образы, созданные Шемякиным.

 

18 декабря. Выставка «Отоваренная мечта». Мультимедиа Арт Музей

Привет из времен, когда дефицитом было все: от туалетной бумаги до пластинок группы «Битлз», от билетов в театр до мест в гостинице. На фото 1954 года — счастливый человек, везущий в метро восемь (!) коробок обуви. Не на продажу, заметьте. Просто никто не знал, когда в следующий раз «выкинут» и можно будет «достать».

Выставка охватывает период с конца 1910-х — до начала 1990-х. 75 лет — именно столько длилась эпоха дефицита. От времен военного коммунизма до гайдаровских реформ. Эта эпоха обильно отражена в фотографии. Родченко, Бальтерманц, Гринберг, Бородулин, Ахломов и другие классики снимали не столько продукты, сколько реакцию людей — удивление, восхищение, грусть. Но главное — вожделение. Советский человек с вожделением смотрел на все. На одежду, на книги, на алкоголь. И даже на то, что ему в принципе и не надо. Вот мужчина средних лет придирчиво осматривает на прилавке уродливые советские лифчики. Купить, не купить? Вдруг завтра не будет, а вещь-то в хозяйстве нужная.

Совсем другой взгляд на жизнь предлагали реклама и пропаганда. На плакатах (они тоже представлены на выставке) витрины ломятся от товаров и продуктов, а счастливые советские люди на них даже немножко свысока смотрят. Дескать, мы выше этого, но все равно рады успехам родной промышленности.

Кульминация «Отоваренной мечты» — постсоветские годы. Наконец-то все стало доступно (кроме денег) и начался безудержный карнавал потребления. Тут своя гамма эмоций. Сначала торжество, хищный оскал лисы, наконец поймавшей добычу, а потом обида и разочарование: как же так, джинсы есть, а счастья все нет? Кто нас так обманул?

Выставка продлится до 24 января.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera