Сюжеты

Бывший премьер-министр Казахстана получил 10 лет тюрьмы

В Казахстане за коррупционные преступления осуждён на 10 лет тюрьмы бывший премьер-министр страны. При ближайшем рассмотрении, однако, становится понятно, что к борьбе с коррупцией это имеет косвенное отношение

Фото: «Новая газета»

Политика

В Казахстане за коррупционные преступления осуждён на 10 лет тюрьмы бывший премьер-министр страны. При ближайшем рассмотрении, однако, становится понятно, что к борьбе с коррупцией это имеет косвенное отношение


Фото: пресс-служба премьер-министра Казахстана

Вечером 11 декабря специализированный межрайонный суд по уголовным делам города Караганда приговорил к 10 годам тюрьмы бывшего акима (губернатора) Карагандинской области Серика Ахметова, который в 2012-2014 годах был премьер-министром Казахстана. В истории страны это уже второй премьер-министр, которого осуждают на 10 лет. Первым в 2001 году стал Акежан Кажегельдин, однако тогда приговор был вынесен заочно, поскольку сам глава кабмина успел уехать из страны. К тому же, Кажегельдина судили, скорее, за политические амбиции, а у Ахметова таких амбиций не было видно ни секунды. Формально его судили за коррупционное преступление.

Серик Ахметов и ещё 20 человек (в том числе и другие экс-акимы Караганды и Карагандинской области и их основные заместители) проходили обвиняемыми по делу о присвоении и растрате вверенного имущества, злоупотреблении должностными полномочиями, получении взяток. Правда, от последнего обвинения впоследствии отказались сами прокуроры. Преступления, считают следователи, относятся к периоду, когда Ахметов ещё сам был акимом Карагандинской области — с 2009 по 2012 годы. Тем не менее, ущерб от действий Ахметова и его подельников был оценён следствием в 8 миллионов долларов — сумма небольшая даже для Казахстана, особенно в пересчёте на всех. Во многом поэтому и Ахметов, и другие обвиняемые, и значительная часть общества, следившая за процессом, были удивлены, когда гособвинение попросило для бывшего премьера 12 лет колонии общего режима с конфискацией. Более того, некоторые эксперты вообще прогнозировали для Ахметова условный срок. На это косвенно намекали два обстоятельства.

Во-первых, за год до этого за похожие преступления (присвоение государственных средств и злоупотребление должностными полномочиями) был осуждён аким Павлодарской области Ерлан Арын — и ему дали три года условно. Во-вторых, Ахметов, как и Арын, публично попросил прощения — правда, не у общества, а лично у президента Нурсултана Назарбаева. При этом речь экс-премьера была куда патетичнее, чем у его товарища по несчастью годом ранее. «Я хочу обратиться к своему учителю и наставнику — лидеру нашего государства Нурсултану Назарбаеву, — заявил Ахметов в своём последнем слове. — Я могу себе это позволить, так как ещё в начале моей карьеры он сумел разглядеть во мне задатки будущего управленца, поверил в меня. Его кадровая политика помогла мне вырасти от простого рабочего парня до премьер-министра страны. Я искренне прощу прощения, что не оправдал доверие главы государства. Понимаю, что несу моральную ответственность за ту атмосферу, которая сложилась в Карагандинской области. И если суд и глава государства позволят мне вернуться в строй, то я готов весь свой опыт и знания применить на благо нашей Родины и восстановить своё честное имя. В любом случае я останусь преданным своей стране, народу, Лидеру нации!». Но ни практика последних лет, ни одухотворённые речи не уберегли Ахметова от тюремного заключения.

В лояльных властям Казахстана СМИ это дело, длившееся чуть больше года, называли главным коррупционным скандалом чуть ли не десятилетия, а Ахметова записывали в воры безо всякого решения суда. Иногда журналисты опережали события в буквальном смысле этого слова: так, самые популярные новостные ресурсы Казахстана опубликовали показания одного из свидетелей обвинения — предпринимателя Зубова, — который якобы заявил, что его вынудили переписать свой бизнес на друзей Ахметова. Нюанс в том, что опубликована эта новость была за полчаса до начала самого заседания, где должен был выступать Зубов, а свои показания он в итоге изменил. Корреспондент одного из сайтов Айнур Балакешова заявила в интервью СМИ, что поставить информацию о показаниях Зубова её попросил неизвестный сотрудник Генеральной прокуратуры.

Свидетельница обвинения Анар Максутова заявила, что сотрудники финансовой полиции насильно удерживали её в подвале, заставляя подписать нужные показания (следователь всё опроверг — прим. «Новой»). Ещё один свидетель— директор одной из компаний, замешанных, по мнению следствия, в коррупционных схемах, — заявил, что подписывал показания под давлением, поскольку следователи заявили ему, что в противном случае посадят его на 7 лет, как члена ОПГ. Один из обвиняемых — экс-заместитель акима Караганды Айдар Тельгарин (ему дали 4 года) — прямо во время допроса свидетеля пообещал тому «набить морду», на что свидетель сказал, что Тельгарин «будет смеяться в морге». Часть выступавших против Ахметова и других обвиняемых людей, почти не стесняясь, пыталась зачитывать свои показания из материалов уголовного дела. Наконец, свидетель обвинения Александр Забиров заявил, что после дачи показаний на него с битами и травматическими пистолетами пытались напасть трое неизвестных, однако он отбился от них пуфиками, после чего отправился на центральную площадь Караганды и дал по этому поводу интервью республиканским телеканалам.

Сам Серик Ахметов не раз заявлял, что стал жертвой заказа и оговора со стороны влиятельных бизнес-кланов Карагандинской области, которым в своё время перешёл дорогу. Это, конечно, не значит, что экс-премьер чист перед законом: даже Нурсултан Назарбаев однажды откровенно высказался, что может любого чиновника в стране взять за руку и отвести в суд — компромат есть на каждого. Но отсюда может следовать, что суд в Казахстане стал не только очень избирательным в сроках, но и превратился в площадку для сведения счетов между кланами.

Впрочем, для Серика Ахметова и других осуждённых — из 21 обвиняемых реальные сроки заключения получили 11 человек — всё может закончиться хорошо. «К Ахметову как к управленцу вопросов ни у кого не возникает, да и Нурсултана Назарбаева нельзя обвинить в том, что он кровожаден, — говорит политолог Айдос Сарым. — Сейчас пока кассации и апелляции пройдут, пока приговор вступит в законную силу. Год-два-три он посидит, а дальше видно будет». Впрочем, есть и тут один нюанс: в следующем году Казахстан будет отмечать 25-летие независимости. К этому празднику вполне возможна масштабная амнистия заключённых, и Ахметов, раз уж он попросил прощения у президента, может под неё попасть. Правда, для этого нужно будет признать свою вину, чего экс-премьер на суде не сделал. Но для того, чтобы «свой опыт и знания применить на благо Родины», на что только не пойдёшь.

Вячеслав Половинко, специально для «Новой», Казахстан

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera