Мнения

Записки с праздника

Этот материал вышел в № 138 от 14 декабря 2015
ЧитатьЧитать номер
Политика

Леонид ГозманНовая газета

За Конституцию, не чокаясь. Сорока лет как не было! На Пушкинской отмечают День Конституции. Той, положив на которую (руку положив!), присягал президент. И как при Брежневе: празднующих немного, милиции больше. Правда, теперь она полиция, а демонстрантов все-таки больше, чем тогда. И Сахарова нет.

Сначала бессмысленно-необходимый разговор с полицейским начальником, демонстрация ему Конституции, текстов законов. Вывод однозначный — раз мэрия побоялась запретить мероприятие, значит, оно согласовано. Начальник не ругается, не оскорбляет, не спорит. Просто — нет.

Перед памятником мирная жизнь. Лежит что-то, что будет водружено на елку, а сейчас несознательные граждане с Конституцией в руках мешают ему лежать. С краю две тетки с плакатом о либерастах. И ОМОН. Призывает разойтись, а потом выстраивается в цепи и вытесняет людей к метро. Мелкая неувязка: особо ретивые омоновцы к метро тоже не пускают. Но перегиб тут же исправлен — офицер говорит: «В метро пропускай, если и в метро нельзя, куда же им деваться?» И смеется по-доброму. Действительно, куда же нам деваться?

Группа граждан, в том числе и я, перешла к бывшей редакции «Московских новостей» и стали там по очереди, по одному — одиночные пикеты согласования не требуют, — стоять с экстремистскими плакатами о необходимости соблюдения Конституции и против режима.

Скажу честно: стоять с плакатом против режима страшно. Думаю, подойдет какой-нибудь в штатском, даст железкой по голове, и что-то мне подсказывает, что не найдут его, разве что в звании повысят. На этот раз обошлось. Голова цела для следующих глупостей.

Потом стали брать. Сначала тех, кто остался перед памятником, потом и у нас. Я отстоял «смену», только передал плакат Георгию Сатарову, его и забрали. Мы пошли за ним к автозаку, сзади подскочили двое и затащили туда же Александра Рыклина. У памятника брали жестче, Льва Пономарева — не мальчик, кстати, 75 лет отметил — вообще вверх ногами тащили.

Мне пишут в facebook самоуничижительное: не ходите, мол, мы, граждане, недостойны, чтобы за нас шли на риск и т.д. Отвечаю, я не за вас хожу, за себя. Они же у меня страну отнимают. Ту, которая не с колен — из грязи и крови вставала еще 20 лет назад, которой я гордился. А теперь опять стыдно, как при Брежневе. Пойдешь — по голове можно получить или сесть, не пойдешь — в зеркало смотреть противно. Приходится идти.

У русской интеллигенции была традиция солидарности с теми, кто рискует, кто в опасности. Но не было на Пушкинской, например, никого из ПАРНАС. Жаль, что не было.

Полицейские не нарушают Конституцию. Они знают, что никакой Конституции — закона, который для всех, который чего-то там гарантирует или не дозволяет, — всего этого нет. И не может быть. А есть приказ, есть смутьяны, бузящие по заданию врагов. Прапорщик на входе в ОВД говорит: «Вы ж за деньги ходите». «Полиция с народом», может, и случится, но не вскорости.

А потом из ОВД вывели теток, которые против либерастов. Их, значит, и поставили для того, чтобы был повод забрать всех для предотвращения столкновений. Попрощались они дружески с полицейскими и ушли. И вдруг одна, смущаясь немного своей рассеянности, возвращается. Забыла, говорит, плакат, а мне ж его сдавать надо. Тебе, отвечают, обратно нельзя, подожди, Саша вынесет.

Сейчас, когда я это пишу, часть задержанных уже отпустили, некоторых даже без протокола. Даст бог, и остальных отпустят. Грех жаловаться, праздник удался.

Сахарова, говорите, нет? Но мы-то есть. За нас с вами! С праздником!

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera