Сюжеты

Углеводородная бомба

Все идет к тому, что Америка начнет поставлять на экспорт собственную сырую нефть

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 140 от 18 декабря 2015
ЧитатьЧитать номер
Политика

Александр Пановсобкор «Новой», Вашингтон

Все идет к тому, что Америка начнет поставлять на экспорт собственную сырую нефть


Фото: EPA

Этого давно добивались нефтяные корпорации и Республиканская партия. Соединенные Штаты готовы снять запрет на вывоз черного золота, введенный 40 лет назад.

Цена на бензин для американцев, проводящих значительную часть жизни за рулем и в кресле пассажира, — один из главных индикаторов состояния дел в стране и важная часть семейного бюджета. В начале первого президентского срока Барака Обамы «энергозависимость» США от иностранных экспортеров считали «угрозой национальной безопасности» (примерно в это время в Кремле родился термин, характеризующий РФ как «энергетическую сверхдержаву»). Вашингтонские афроамериканцы организовали движение «Молитва у бензоколонки», собирались вместе на заправках и просили Всевышнего о снижении цен на бензин. А столичные аналитические центры проводили учения на случай скачка цен на нефть — до $150 за баррель и выше: как должны действовать в этой ситуации президент, госсекретарь, глава федеральной резервной системы, министры обороны, финансов и т.д. В ролевых играх участвовали отставные политики и финансисты. Угроза казалась серьезной и неминуемой.

Сегодня цена на нефть ниже $40. За последние полтора года черное золото потеряло более половины стоимости из-за глобального перепроизводства и замедления экономики основного потребителя сырья — Китая.

Американцы наслаждаются ценой ниже $2 за галлон (3,78 литра), а «сланцевая революция», кажется, навсегда сняла вопрос энергозависимости США. За десять лет производство нефти практически удвоилось: с 5 млн до 9,4 млн баррелей в сутки (половина добываемой нефти — сланцевая). Можно добывать и больше, но в этом году объемы не растут из-за падения цен на углеводороды. В апреле 2015 года запасы сырой нефти в американских хранилищах составили рекордные 490,9 млн баррелей. При этом США импортируют около 7 млн баррелей в день.

Читайте также:

Обама ни при чем. Американский принцип свободной экономики в очередной раз оказался эффективнее, чем отечественный «государственный подход»

Запрет на экспорт американской нефти родился в результате введенного ОПЕК эмбарго на поставку сырья странам, поддержавшим в Израиль в ходе войны с арабами в 1973 году. От эмбарго пострадали в первую очередь США и Западная Европа. Чтобы не повторилось ужаса нефтяного дефицита, грандиозного скачка цен, приведшего к экономическим потрясениям, вашингтонские стратеги, помимо призыва к гражданам ездить меньше и медленней, ввели в 1975 году свое эмбарго — на поставки за границу американской сырой нефти. В качестве ответа нефтяным шейхам был создан Стратегический нефтяной резерв и сняты все ограничения на импорт нефтепродуктов в США. «Время покончить со спорами вокруг нашей энергетической политики и твердо встать на путь, ведущий к энергетической независимости», — сказал президент Джеральд Форд 22 декабря 1975 года, подписывая закон. Президент, находившийся в Белом доме всего один неполный срок, ввел в действие запрет, продержавшийся 40 лет: чужую нефть в страну впускать, свою не выпускать.

Сегодня запрет считают анахронизмом и нефтяники, и политики. В последние два года энергетическое лобби в Конгрессе только и говорило о снятии эмбарго. Но Белый дом был против. Чтобы отменить запрет, потребовались и время, и политические торги на Капитолийском холме.

 

Принятие законов made in USA

Может быть, в глубине души американские законодатели мечтают о том, чтобы их инициативы встречали дружным «одобрям-с», но на практике принятие законопроектов чаще всего становится результатом политического компромисса. Торг «уместен», чтобы обе партии в Конгрессе могли голосовать вместе, а президент, в свою очередь, воздержался от права вето. В результате взаимных уступок возникает консенсус, а законопроект принимает вид слоеного пирога.

Характерный пример — принятие Акта Магнитского о санкциях в отношении российских чиновников, виновных в нарушении прав человека, приведших к гибели юриста Сергея Магнитского. В декабре 2012 года этот документ принимался одновременно со снятием поправки Джексона-Вэника, запрещавшей предоставлять режим наибольшего благоприятствования в торговле, государственные кредиты и кредитные гарантии странам, которые нарушают право своих граждан на эмиграцию и другие права человека. В отношении России «Джексон-Вэник» давно стал анахронизмом. Но чтобы отменить поправку, законодательную меру пришлось связать с принятием Закона имени Сергея Магнитского. У конгрессменов из разных партий и у президента Обамы, подписавшего закон, были свои резоны, в результате оба документа прошли в одном пакете.

И в этот раз решение об отмене запрета на экспорт нефти, которое можно назвать историческим, при голосовании в обеих палатах Конгресса было увязано с другими вопросами — прежде всего с финансированием правительственных учреждений в 2016 году.

Снятие запрета, которого добивались республиканцы, было связано с сохранением государственных инвестиций в так называемую «чистую возобновляемую энергетику» и с финансированием программ по борьбе с климатическими изменениями. Принятия этих мер добивались демократы. В свою очередь, республиканцам удалось сохранить ряд налоговых льгот для бизнеса.

Компромиссное соглашение стало результатом секретных переговоров между законодателями из обеих партий, длившихся две недели. Обама был противником снятия запрета на экспорт нефти, но поскольку речь в законопроекте идет о финансировании работы правительственных учреждений в 2016 году, а цена вопроса — $1,15 трлн, президентское вето экспертам представляется маловероятным. Иначе федеральное правительство ждет очередной shutdown — временная остановка из-за «недофинансирования» и массовые вынужденные отпуска государственных служащих. Как ожидается, обе палаты могут одобрить законопроект в эту пятницу.

 

Кому выгодно?

Министр энергетики США Эрнест Мониз полагает, что нефтяной бизнес так и не представил убедительных аргументов в пользу снятия запрета. Но пресс-секретарь президента Джош Эрнест заявил, что «в Белом доме довольны конечным результатом», т.е. сделкой законодателей, связавшей госрасходы, налоговые льготы и экспорт нефти.

О последствиях снятия запрета продолжают спорить. Владельцы небольших и независимых нефтеперерабатывающих заводов заинтересованы в сохранении эмбарго. По расчетам Минэнерго США, к 2025 году из-за отмены запрета они могут лишиться $22,7 млрд. Экологи тоже против снятия запрета, благодаря которому удавалось сдерживать рост буровых установок и вредные выбросы в атмосферу. Напротив — компании, занимающиеся разведкой и добычей нефти, попавшие из-за падения цен почти на 60% в многомиллионные долги и вынужденные сокращать бурение, видят в отмене эмбарго спасательный круг. Нефтяные корпорации — от интегрированной в мировые рынки Exxson Mobile до разработчиков американской сланцевой нефти Continental Resources Inc выступают за снятие запрета. Политики, возмущенные действиями России в Крыму, предлагают ускорить поставки американского сжиженного природного газа в Европу, чтобы снять зависимость региона от российских энергоносителей.

На мировых рынках США готовы стать альтернативой и ОПЕК, и РФ с Венесуэлой. «У нас есть лучшие в мире технологии, лучшая нефть и со временем мы вытесним российскую нефть, саудитов и Иран», — заявил агентству Bloomberg республиканский конгрессмен Джо Бартон из Техаса. «Это (отмена запрета. — А.П.) усадит Соединенные Штаты за руль энергетической политики во всем мире. Это огромная победа».

Впрочем, если так и будет, то произойдет это далеко не сразу. Из-за низких цен на нефть эксперты не ожидают ее перепроизводства в США. По мнению генерального секретаря ОПЕК Абдаллы аль-Бадри, отмена запрета вообще не скажется на мировом рынке, поскольку Америка по-прежнему остается импортирующей страной. США могут экспортировать «легкую» нефть со сланцевых месторождений и продолжать закупать за рубежом более «тяжелые» сорта, считает глава ОПЕК. В случае снятия эмбарго американская нефть не хлынет на мировые рынки, убеждены и многие российские эксперты. В данном случае мнение «конкурирующих фирм» учитывается. Американские специалисты согласны: в сегодняшнем переполненном нефтью мире на американское углеводородное сырье нет особого спроса. К тому же на мировых рынках ожидают прихода еще и иранской нефти. Но в долгой перспективе все может измениться. У «энергетической сверхдержавы» США есть и другие весомые аргументы — помимо нефти и газа.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera