Сюжеты

«Если наших родственников убили, мы хотим знать, кто»

Родные погибших над Синаем объединились в инициативную группу, у них много вопросов к государству

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 141 от 21 декабря 2015
ЧитатьЧитать номер
Общество

Нина Петляновасобкор в Петербурге

 

Родные погибших над Синаем объединились в инициативную группу, у них много вопросов к государству


Аэропорт Пулково. После трагедии
Фото: Елена ЛУКЬЯНОВА

После трагедии в Египте прошло почти два месяца. Многие родственники пассажиров разбившегося аэробуса уже опознали и похоронили своих близких, но около десяти семей еще не получили результаты экспертиз. Однако все без исключения люди, потерявшие близких, сегодня еще больше, чем прежде, ждут исполнения обещаний: от компетентных органов — расследовать дело, от властей — оказать помощь. Родственники пассажиров рейса № 9268 Шарм-эль-Шейх — Санкт-Петербург создали собственную группу. Пока не зарегистрировали как организацию, но намерены это сделать.

Лидером группы стал Александр Войтенко — родной брат Ирины Витальевой, погибшей вместе с 14‑летней дочерью Алисой.

Войтенко ответил на вопросы «Новой».

 

— Как сложилась ваша группа и как вы стали ее лидером?

— Горе объединило. Сначала я начал писать в социальных сетях, что со мной происходит. Мне было легче, когда я об этом писал. В первые же дни со мной связались родные погибших и предложили создать группу. Через несколько дней я это сделал. Так мы стали общаться. Сейчас в группе 145 человек. Это примерно половина тех, кто потерял близких в авиакатастрофе.

Мы каждый день общаемся очень плотно, помогаем друг другу информацией. Потому что ее с самого начала было очень мало. Сейчас, как и на третий-четвертый день после катастрофы, ощущаем информационный голод. Тогда мы даже не знали, что происходит. Особенно когда стали привозить первые тела и начались процедуры опознания. Все друг с другом связывались. Выясняли: кого вызывали, кого не вызывали. Мы поняли: если мы все объединимся и будем в одном информационном поле, то нам станет проще и нам это поможет.

— Про информационный голод — что вы имеете в виду? От кого вы ждали сообщений? От следствия?

— Со следствием у нас изначально контакта особого не было. Следователи присутствовали лишь в первый день — они не отвечали на вопросы, а только показания брали: кто у кого находился на борту, запрашивали внешние данные, все приметы. В первый же день допросили около 100—150 человек и всем дали постановления о признании потерпевшими. В то же время с родственниками работали сотрудники МЧС — у них мы тоже пытались узнать хоть что-то, любые подробности, но все очень мало знали, хотя и хотели нам помочь.

— Сначала назывались разные версии случившегося. Когда вы впервые подумали, что это мог быть теракт?

— Мы почти сразу были уверены, что это — теракт. Мы у всех — у сотрудников МЧС, у психологов, у всех, кто помогал нам, — спрашивали: почему упал самолет? Они, конечно, не говорили прямо, скорее намекали: мы точно не уверены, но, похоже, на борту была бомба, вряд ли это поломка, как-то странно все произошло, пилоты не подали сигнал SOS, самолет в воздухе развалился, просто так у самолетов хвосты не отваливаются… То есть делали вполне логичные выводы. А потом Путин объявил, что это — теракт.

Но на днях Египет сказал, что следов теракта не нашли. Совершенно непонятно: почему? Нельзя такие серьезные заявления делать без доказательств. Мы ведь даже не видели записи с камер видеонаблюдения в аэропорту Шарм-эль-Шейха, хотя, по-моему, они есть везде, в каждом аэропорту.

— А могло там не быть камер наблюдения?

— Похоже, что их не было. Но если они есть, эти камеры и записи, то их наверняка бы уже представили. Либо египетская сторона что-то скрывает. Официально данное дело до сих пор даже не квалифицируется по статье «теракт». Это тоже вызывает много вопросов. Мы будем с этим разбираться. Если наших родственников убили — а такова официальная версия, то мы хотим знать: как это было? Хотим, чтобы виновные были наказаны.

— Через благотворительную организацию «Прерванный полет» родственники погибших обратились за помощью. На что нужны деньги?

— Впереди нас ждут непростые и продолжительные судебные тяжбы по поводу получения компенсаций. Этот процесс потребует немалых средств и сил. Нужна материальная помощь родственникам в неоднозначных ситуациях, в которых государство не помогло. Так, нескольким людям никто не оплачивал дорогу и проживание в Питере. Это родственники погибших из Кыргызстана и из-за рубежа. Еще, например, есть бабушка, у которой все родственники летели в этом самолете. Все погибли, а ей по закону компенсация не положена. Фактически она даже хоронить родных вынуждена за свой счет. Еще есть члены экипажа и их родственники. Члены экипажа вообще не были застрахованы в «Ингосстрахе». Они находились на работе. Их родным заплатили по 100 тысяч рублей компенсации, и все. Кроме того, члены экипажа до трагедии уже полгода не получали зарплату. Родственникам членов экипажа сейчас сложнее всего.

Очень нужны деньги на создание мемориала в память погибших, потому что в этом, как выяснилось, никто нам не поможет.

— Городские власти отказали вам в помощи?

— Да. На днях мы услышали эту новость от губернатора. Как мы и ожидали, нам отказано в выделении на мемориал средств из бюджета.

— «Ингосстрах» выплачивает компенсации в размере двух миллионов рублей. А в адвокатской среде идет дискуссия о том, что компенсации должны быть в 11 раз больше, по международным нормам, так как рейс был международный. Что думают об этом родственники?

— Мы сейчас разбираемся в этом. На днях будем встречаться с адвокатами. Монреальская конвенция, согласно которой выплаты могли быть намного больше, не ратифицирована Россией. Но есть два мнения. Первое: независимо от того, ратифицировала Россия Монреальскую конвенцию или нет, если она летает в небе другого государства — значит, подчиняется международным законам. Поэтому нужно собирать документы и идти в суд за компенсациями по международным стандартам. Второе мнение: Россия все равно не признает международные нормы, поэтому идти в российский суд бесполезно.

Но мы с родственниками решили, что лучше пытаться. Выясним все нюансы, поговорим с адвокатами, соберем все мнения, взвесим. Если есть хотя бы 50% вероятности того, что удастся выиграть дело, мы подадим коллективный иск. Это вопрос принципиальный. Потому что если мы выиграем суд — мы создадим прецедент. Реакция пойдет по цепочке: если кто-то отсудит большие деньги, значит, кто-то получит по шапке за то, что он эти деньги выплатил. А это, конечно, повлияет на безопасность. Мы готовы к судебному процессу. Даже если в результате ничего не выиграем, но это как-то повлияет на безопасность полетов в дальнейшем, то да — мы готовы в этом участвовать.

Средства для оказания помощи пострадавшим в авиакатастрофе рейса № 9268 можно перечислять по следующим реквизитам:

Получатель — Санкт-Петербургская региональная благотворительная общественная организация оказания помощи пострадавшим в авиакатастрофах «Прерванный полет».

ОГРН 1077800022178
ОКПО 80570697
ОКАТО 40288564000
ИНН/КПП 7813202983/781301001
Р/с 40703810409050002119
Банк филиал «Петербургский»
ЗАО «ГЛОБЭКСБАНК»
БИК 044030749
К/с 30101810100000000749
Назначение платежа: Помощь пострадавшим в авиакатастрофе рейса № 9268

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera