Сюжеты

Нагая Марианна ведет народ и прикрывает недостатки власти

Париж отметил годовщину январских терактов

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 2 от 13 января 2016
ЧитатьЧитать номер
Политика

Юрий Сафроновсобкор в Париже

Париж отметил годовщину январских терактов


Ошибочная табличка на стене редакции Charlie Hebdo. Художник Zapata (помня о том, что Волински любил рисовать голых женщин) придумал, как сделать из ошибки достоинство / Twitter

Вечером 10-го января на площади Республики в Париже освещали молодой дуб: завершалась череда памятных церемоний. С 7-го числа открывали мемориальные доски: в редакции Charlie Hebdo, на улице парижского пригорода Монруж, в магазине Hyper Cacher. И только дуб сделали символом целого года. У подножия вкопали табличку: «Памяти жертв террористических актов января и ноября 2015…».

До наступления ноябрьских терактов власти планировали посадить 17 олив (по числу людей, погибших в январе), но после ноября стало понятно, что 147 олив — это уже целая роща. Поэтому символом памяти стал неприхотливый и стойкий австрийский дуб (Quercus cerris).

«Торжественное освещение» дуба заключалось в том, что на него — в присутствии мэра Анн Идальго — направили зеленый луч прожектора. Затем госпожа мэр, окруженная толпой журналистов и несколькими дубами из охраны, направилась к временной стене, на которую предварительно нанесли девиз города Парижа (с герба-кораблика): «Fluctuat nec mergitur» — т. е. примерно: «Его бьют волны, но он не тонет».

Девиз подсветили белым, потом мэр пошла к статуе Республики, и туда послали синий, белый и красный.

Церемония была настолько своеобразной, что многие не заметили, когда она закончилась. А также — когда началась.

Не до конца поняли парижане и призыв мэрии прийти на площадь: с одной стороны власти уже два месяца говорят, что из-за опасности новых терактов все массовые мероприятия запрещены (в стране ЧП до конца февраля), с другой стороны просят: придите на Республику со свечами 10 января вечером.

Год назад, 11 января 2015-го, на парижские улицы вышли 2 миллиона человек. В этом году на площадь пришли 5 тысяч, если не меньше.

Читайте также:

7—9 января. Атака на Charlie Hebdo

 

***

Церемонию 10 января разбили на две части: утром на оцепленной площади была первая, официальная — с участием президента, премьера, мэра и сидящих на крышах снайперов (на вечернюю церемонию снайперов уже не прислали).

После того, как президент, премьер и мэр сообща сдернули французский флаг с мемориальной таблички у дуба, на сцену вышел монстр французского поп-рока Джонни Холидей.

Джонни спел песню, посвященную многомиллионному маршу 11.11.2015. И хотя выход на сцену Джонни — над которым художники Charlie Hebdo как только не издевались (например, главред Шарб рисовал обложку с подписью: «Вороватый, как француз, дурной, как бельгиец и занудныйПевца ругали за поиск «налогового убежища» за границей., как швейцарец») — стал символом всепрощения и любви, но песня от этого не стала божественной. «Чтобы сохранить в памяти / наших героев пера и бумаги / мы стояли до самого вечера / в это воскресенье января», — тянул Джонни. Певец, которого по уверениям свидетелей, терпеть не могли художники Charlie, стал гвоздем утренника, устроенного в их память.

Потом был хор французской армии (зная, кем были художники Charlie, уж лучше бы позвали хор пацифистов), потом прочитали речь Виктора Гюго от 5 сентября 1870-го. Гюго тогда вернулся на родину — как раз в час войны с пруссаками — и на Северном вокзале Парижа сказал слова, которые пресс-секретарь Олланда вполне мог бы использовать в последнем новогоднем обращении президента к народу.

 

***

«Чтобы подобный город /…/, подобный очаг просвещения, подобный центр притяжения мыслей, душ и сердец /…/ мог быть подвергнут насилию, мог быть взят штурмом и разбит, и кем? И как? Посредством дикого нашествия? Этого не может быть. Этого не будет. Никогда, никогда, никогда!» — говорил Гюго. И добавлял: «Граждане, Париж победит», «но при одном условии: чтобы вы, я, мы все /…/ были единой душой». «Я прошу от вас только одной вещи: единства!». «Подавите в себе всякую ненависть, отдалите от себя всякое злопамятство, будьте едины, и будете непобедимы». «Братство спасает свободу».

 

***

Об этом же говорили все, к кому бы я ни подошел на площади. Тут были те, кто считал, что власть допустила кучу просчетов, и те, кто защищал Олланда и валил вину на Саркози, а также те, кто говорил, что никакая власть не сделала бы больше и лучше, и, наконец, те, кто просили не смешивать скорбь с политикой. Но все сходились в одном: единение — главное оружие против террора. «Нужно развивать любые объединяющие инициативы, — сказала бывшая учительница Эвелин Дозе. — Я думаю, главное, что нужно сейчас переосмыслить: как нам спасти наше братство, как добиться единения между всеми жителями Франции. Да, это не произойдет само собою, но я очень надеюсь не на политиков даже, а на общество. Есть миллионы людей доброй воли, которые хотят что-то сделать». «Мне очень нравится состояние умов французов, — сказал Бертран Деланоэ, популярный мэр Парижа (2001-2014). — Сегодня обрадовался, увидев, что согласно соцопросу 77% французов через год после терактов снова повторили: «Я — Шарли». И потом, есть ведь еще и те, кто «не Шарли», но в то же время остается на стороне общей борьбы за цивилизацию и права человека».

 

***

Был еще один опрос, проведенный к годовщине. 81 процент французов посчитали, что прошедший год стал плохим для Франции. Три четверти ассоциируют 2015-й со словом «ужас».

Ужас продолжается, и отражается всполохами от ноябрьских атак.

22 декабря министр внутренних дел заявил  о предотвращении теракта в Орлеане. 25 декабря в Аяччо националисты разгромили молельный зал мусульман. «Инцидент» «стал местью» за нападение на пожарных в бедном квартале корсиканской столицы. 1 января в Валансе (юг страны) 29-летний француз тунисского происхождения совершил наезд на солдат, охранявших мечеть. В ответ военные открыли огонь. Нападавший ранен и задержан, ранения получили еще и солдат, и случайный прохожий. 

7 января, в годовщину теракта в Charlie, 24-летний выходец из Туниса Тарек Бельгасем побежал с криком «Аллах Акбар!», муляжом «пояса смертника» и большим кухонным ножом атаковать комиссариат полиции на севере Парижа. Был моментально убит. При нем якобы нашли записку с изображением ИГИЛ (запрещенная в России организация) и словами про «месть за Сирию».

Биография Бельгасема до конца не прояснилась, но уже несколько источников сообщили, что «борец за веру», как и большинство парижских террористов-2015, в прошлом — мелкий уголовник.

Имел ли он хоть какое-то отношение к головорезам, скоро станет известно, но вполне возможно, что парень сам решил стать героем новостей.

14 декабря 45-летний истекающий кровью воспитатель детсада в Обервилье (северный пригород Парижа) рассказал полиции, что на него напал c канцелярским ножом террорист, выкрикивавший название ИГИЛа. Новость была чудовищной: незадолго до этого пропагандистский журнал террористов «приказал» мусульманским родителям забирать детей из французских учебных заведений; и пригрозил смертью учителям, преподающим детям ценности светского государства.

Потом неадекватный воспитатель признался, что сам ранил себя в лоб и шею.

11 января в Марселе 15-летний подросток (курд, гражданин Турции) с мачете и криком «Аллах Акбар» напал со спины на 35-летнего преподавателя франко-еврейского института. 

Преподаватель получил ранения, подросток задержан. Премьер Вальс заявил, что «потрясен преступлением» и призвал к «непримиримости в отношении всех, кто нападает на республиканское единство». Подросток на допросах несколько раз повторил, что «действовал от имени ИГИЛ и Аллаха», «потому что мусульмане Франции позорят ислам, а французская армия защищает евреев». Так совпало, что в  этот же день радио France Info выпустило в эфир свидетельства солдат, берегущих покой французов в дни ЧП. Один из них рассказал, как люди еврейского вероисповедания оскорбляли солдат мусульманского вероисповедания, охранявших синагогу.

В ноябре стало почти наверняка понятно, что называвший себя «мусульманином» террорист Кулибали 8 января 2015 года мог планировать атаку на еврейскую школу в парижском пригороде Монруже.

«Замысел» остановила только трагическая случайность: по дороге в школу произошло ДТП, движение остановилось, и террорист совершил другое убийство: погибла 25-летняя сотрудница полиции Кларисса Жан-Филипп. На следующий день террорист убил четверых человек в супермаркете Hyper Cacher.

Утром 15 декабря 2015 года стало известно, что полиция арестовала в Лилле супружескую пару французских националистов, продавшую оружие джихадисту, атаковавшему еврейский магазин Hyper Cacher.

 

***

На этих примерах еще раз видно, что ненависть, как и маразм — универсальные ценности, принадлежащие разнообразному человечеству. Как и любовь.

Католическая газета Croix напечатала в годовщину терактов разворот рисунков памяти богохульников из Charlie.

Бывший разнорабочий кошерного магазина, спасший нескольких заложников, выпустил книгу воспоминаний.

Книга от автора, нетвердо говорящего по-французски, называется «Лассана Батили. «Я не герой». Сегодня Лассана, который много лет был простым малийским нелегалом – работник мэрии Парижа.

Остается надеяться, что это не он отвечал за приемку таблички, которую повесили на стену бывшей редакции Charlie Hebdo.

В одной из двенадцати фамилий изготовители таблички сумели сделать ошибку.

Потом работники мэрии долго извинялись перед вдовой художника Жоржа Волински, ссылаясь на беспечность гравера.

На табличке, которую президент и мэр открыли 7 января на глазах у миллионов телезрителей,  значилась фамилия Wolinsky.

Одного из самых известных карикатуристов Франции в течение 80 лет звали Wolinski.

Воодушевленные юзеры тут же запустили в Сети стебную кампанию Je suis Charly.

И только умный художник Zapata (помня о том, что Волински любил рисовать голых женщин) придумал, как сделать из ошибки достоинство. Предательскую букву Y он превратил в интимную часть тела Марианны, символа французской республики. Голая Марианна держит в руках трехцветное знамя. Красиво. И перекликается с известной картиной Делакруа («Свобода, ведущая народ»).

Но «проект» не прошел, власти просто сделали новую табличку без буквы Y.

 

***

… И хотя как минимум один из бандитов, участвовавших в терактах 13 ноября, до сих пор не пойман (газета Monde заявляет, что и организатор январских терактов, вероятно, жив) министр внутренних дел Бернар Казнев заявил 10 января, что «французы защищены как никогда».

Возможно, внутри МВД не царит такой бардак, как в среде граверов и разведчиков.

Газета Libération рассказала, что в списке наиболее опасных джихадистов, который составила французская разведка сразу после терактов января-2015, значились люди, рожденные 30 февраля.

Потом случилось 13 ноября.

И вместо олив пришлось вкопать в землю дуб.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera