Сюжеты

«Нежилые» люди

Пенсионер поджег здание мэрии в Дудинке, погибли четыре человека. «Новая» выяснила подробности дела дудинского поджигателя

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 2 от 13 января 2016
ЧитатьЧитать номер
Общество

Алексей ТарасовОбозреватель

Пенсионер поджег здание мэрии в Дудинке, погибли четыре человека. «Новая» выяснила подробности дела дудинского поджигателя


Фото: zakon-i-poryadok.com

Николай Каржовых

В канун Нового года в заполярной Дудинке сгорело здание, где размещалась мэрия, а также администрация и райсовет Таймыра. Сорок человек были эвакуированы. Погибли сразу трое, восемь человек пострадали, троих из них госпитализировали. 3 января в реанимации горбольницы Норильска скончался еще один пострадавший.

Это был поджог. «Народного мстителя» задержали сразу: 63-летний пенсионер и инвалид третьей группы Николай Каржовых. Во втором часу дня 29 декабря он, предъявив паспорт, прошел через турникет, пряча канистру с бензином под пуховиком. Вахтер ничего не заподозрил — да и не смог бы помешать. На первом этаже, где размещаются чиновники мэрии, Николай Алексеевич разлил горючее на стены и пол общего коридора, чиркнул зажигалкой (это зафиксировали камеры наблюдения). После чего зашел в ближайший кабинет и выпрыгнул на улицу. При задержании сказал: «Меня обворовали. Лишили пенсии, пособия, жилья. Меня всего лишили».

Каржовых поместили под стражу. 11 января СК сообщил, что ему предъявлено обвинение. Инкриминирована статья «убийство двух и более лиц, совершенное общеопасным способом» (20 лет или пожизненное). Обвиняемый признает вину частично.

 

Причины

Кривотолков вокруг этой трагедии много. Но есть канцелярии судов, районного и краевого. Только в Дудинском райсуде с 2009 года находятся 8 гражданских дел, в которых Каржовых или один, или с дочерью Светланой (о ней важно знать: ей 25 лет, у нее двое детей — внучки Николая Алексеевича) фигурируют в качестве истцов или ответчиков. История этой семьи, ее «квартирный вопрос» в судебных документах запечатлены беспристрастно. «Новая» их изучила.

С 1983 года ныне обвиняемый жил с семьей на птичьих правах (с отказом в заключении договора соцнайма) в «служебном жилье» — отгороженном коридорчике в 34 кв. метра (жилая площадь 22 кв. метра) на шестом этаже жилой девятиэтажки. В жилье не было унитаза, вентиляции, водоотвода. Вода была проведена от соседей. Комнату постоянно заливали сверху, вонь стояла невыносимая. «Данное помещение было предоставлено Каржовых Н.А. на состав семьи, состоящей из четырех человек».

Десять лет назад квартиру признали «нежилой». Решением суда тогда было установлено, что эта площадь является общим имуществом собственников помещений в многоквартирном доме (световые холлы в жилых домах предназначены для установки систем вытяжной противодымной вентиляции и для естественного освещения). После вступления в силу решения суда Каржовых неоднократно обращался с заявлениями в мэрию о предоставлении ему и семье его дочери благоустроенных жилых помещений.

Отмечу: Каржовых и его дочь просили две однокомнатные по договору соцнайма. Мэрия же им предложила одно жилое помещение из двух комнат общей площадью 43,59 кв. метра, жилой — 32,85. Каржовых и дочь отказались. Светлана все же осмотрела ту квартиру: она требовала капремонта. Мэрия предложила другую: в 41,5 кв. метра, жилой площадью 28. Николай Алексеевич и от нее отказался. Согласно полученной им справке ОАО «Таймырбыт», эта квартира не являлась свободной от третьих лиц.

После чего мэрия подала на Каржовых в суд, поскольку не могла «принять меры к демонтажу перегородок, закрывающих световой холл, что может создать реальную угрозу жизни и здоровью граждан». Напомню, к тому времени семья Каржовых прожила за перегородками 22 года.

И 1 марта 2012 года мэрия суд выиграла, требования Каржовых двух отдельных квартир признаны «не основанными на нормах закона». Суд постановил выселить их из коридорчика. Согласно другой справке «Таймырбыта», взятой судом во внимание, лиц, зарегистрированных по адресу переселения, не имелось.

Последовали апелляции, новые суды. Последний вердикт по «квартирному вопросу» вынесен 22 июля 2015-го, иск Каржовых в очередной раз оставили без удовлетворения, подтвердив правоту мэрии.

Исходя из судебных бумаг ясно, откуда и как рождалось отчаяние пенсионера. Возможно, новогодней трагедии не случилось бы, если б не юридическая казуистика. Если б тот зловонный коридорчик признали «жилым помещением, непригодным для проживания», сюжет мог бы развиваться иначе: пенсионер и семья дочери получили бы право на жилье по договору соцнайма без очереди. Но коридорчик всего лишь признали «нежилым». И, как подчеркнул судья Алексей Кобец в последнем решении, это помещение «соответственно не может быть признано непригодным для проживания и не подлежащим ремонту или реконструкции. Именно о разной правовой природе понятий «нежилое помещение» и «жилое помещение, непригодное для проживания» указано в кассационном определении…».

Между этими судами пенсионер разбил точным броском камня окно в кабинете прокурора Таймыра. И объявил, что «в ответ на беззаконие органов власти он будет отвечать своим беззаконием». Его тогда задержали, дали то ли 10, то ли 15 суток — источник «Новой» в Дудинке не смог этого уточнить.

В общем, «скандальный, агрессивный тип», как его характеризуют сейчас следственные органы. Каржовых также вел тяжбы за коммунальные платежи с управляющей компанией, за выплаты по инвалидности. Были, к слову, и выигранные суды. Например, 11 апреля 2014 года прокурор Таймыра (тот самый) выступил в защиту Каржовых, потребовав от соцзащиты возобновить незаконно прекращенные ежемесячные выплаты ему как пенсионеру, имеющему инвалидность. Но последовала апелляция, и Каржовых вновь отказали. Каржовых подал аналогичный иск уже самостоятельно, без прокуратуры. Суд состоялся 11 ноября 2015-го, решено было производство по делу прекратить.

 

Следствия

Пожар локализовали на небольшой площади — 200 кв. метров, но сильное задымление от горючих панелей охватило все четыре этажа. Кому отомстил пенсионер? В норильской реанимации скончалась 47-летняя женщина с 70-процентным ожогом тела. Это была жительница Санкт-Петербурга Жанна Спиридонова. Она недавно переехала в Дудинку, писала диссертацию о малых народах Крайнего Севера. В администрации не работала, никакого отношения к ней не имела, загодя пришла на предновогоднее собрание, где должны были чествовать передовиков.

Непосредственно на пожаре погибли: сотрудник управления экономики администрации Таймыра Светлана Климентьева (осиротели двое детей), заместитель начальника отдела в финуправлении Андрей Сенин и подсобный рабочий, плотник Роберт Гисс. Как вы понимаете, никакого отношения ни к проблемам Каржовых, ни даже к мэрии Дудинки эти люди не имели. Они просто жили, работали, думали, как будут встречать Новый год.

Вот что говорит в соцсетях (подлинность этого рассказа мне подтвердили два источника) очевидец пожара, работавший в Таймырском райсовете депутатов (30 декабря ему предстояло забрать трудовую книжку):

«В 14 часов в конференц-зале должно было состояться традиционное награждение сотрудников городских предприятий. В 13.40 мы сидели в конференц-зале на четвертом этаже. Смеялись, шутили. Уже пришли двое из тех, кого должны были награждать, и девушка-ведущая. Девушки молодые, красивые, в нарядных платьях. А всего на мероприятии планировалось наградить сорок человек — совершенно посторонних людей, не имеющих к администрации никакого отношения. Их счастье, что не успели прийти. […] Поражаюсь, насколько глубоко нас разъели вражда и ненависть и как далека нарисованная идеалистическая картинка 87-процентных рейтингов от суровой действительности. «Мало вас там, крыс, сгорело», «Дед — молодец!» Добротой душевной так и веет. Я один из тех «зажравшихся чиновников», которые, по мнению некоторых, слишком мало в тот день заплатили за свое «чванство и равнодушие». Ну извините, разочаровал. Шансы сгореть у меня тогда были вполне верные. Не срослось.

[…] В нескольких шагах от лестницы была открытая дверь в кабинет бухгалтерии избиркома. Туда мы и забежали. Восемь человек в крохотном кабинете. Едва успели закрыть за собой дверь, как погас свет. Все. С этого момента любой, кто оставался в коридоре, был обречен. В кромешной темноте, без каких-либо ориентиров жить оставалось ровно столько, сколько оставалось кислорода в легких. Большой коридор на четвертом этаже устроен так, что в нем нет ни одного светового окна. С обеих сторон — только закрытые кабинеты (напомню — время обеда). Выходы отрезаны, бежать некуда, дышать нечем. […] Мне почему-то было жесть как обидно. Обидно, что дети ждут подарков под елку, а жена думает, какие приготовить на праздничный стол салаты. Семья ждет меня домой, завтра у меня последний рабочий день… а я их так подведу, вместо праздника принесу в дом горе. Страха не было. Только недоумение и обида. Заслужил ли я то, в чем нас всех обвиняют? Был ли я «зажравшимся чиновником»? Как бы вам это, друзья, объяснить… Вот есть, к примеру, «чиновники», а есть «муниципальные служащие». Вроде бы одно и то же, однако разница порой удивительная. В администрации, образно говоря, у кого-то на столе бывает только мясо, а у кого-то — пустая капуста. А в среднем получается, что все мы едим голубцы. Я, например, в месяц на руки «хапал» всего 25 тысяч. Зарплата у меня такая. Много, да? Цены в дудинских магазинах знаете? Отнимите от этих 25 семь тысяч на квартиру — и получится сумма, на которую в месяц должна прожить семья из четырех человек. Жена у меня уже 10 лет не работает, так как младшая дочь — инвалид и нуждается в постоянном уходе. Старшая учится. Правда, я крутой чиновник? Таких, как я, наверное, надо жечь пачками.

Что касается самого деда. Тут из него сделали почти героя. Говорят, «доведенный до отчаяния пенсионер выступил против властей и режима». Да ладно! В самом деле? Как по мне, так дедуля выступал не против, а за. За свои шкурные интересы. За свое, за личное. И вот за это он готов был выступить на все деньги. В том, что касалось его лично, он готов был зайти как угодно далеко. Чувствуете разницу? Мое. Личное. Меня обидели. Меня обделили. Да пусть там другие горят и гибнут, лишь бы в моем извращенном мирке сошлись мои личные представления о добре и справедливости. В этом и кроется отличие. Кто-то готов пожертвовать своей жизнью ради других, а кто-то готов десяток-другой уложить в могилу ради своих интересов. Вспомните — с чего начиналась Арабская весна в Тунисе? Недовольный уличный торговец фруктами облил себя бензином и поджег в знак протеста против произвола властей. Себя поджег. Не чиновников. И этот протест всколыхнул тысячи. А что сделал этот Герострат-самоучка? В знак протеста сжег трех (уже четырех!) ни в чем не повинных людей. Красава, нет слов. Фанаты возвели его в ранг великомученика.

Он разве один такой проживал в световом холле в гостинке? Таких квартирантов в городе было немало. Да люди еще совсем недавно в бараках жили! И что — все они пришли к администрации с бензином?

[…] В 2016 году в Дудинке запланировано проведение крупного международного турнира по керлингу… Вот вам. Получите. Все проблемы уже решены, остался только имидж территории. Все инвалиды, старики и малоимущие уже переселены с Севера. Все больные дети вылечены. Деньги девать некуда. Народ скучает в ожидании зрелищ. Воистину, люди во власти вообще не понимают, какая перед ними разверзлась жопа. И нет ничего удивительного в том, что поступок этого деда получил столь широкий отклик. И поддержку, что отрицать бессмысленно. И такая реакция на выходку безумного одиночки говорит о многом. Почитайте комментарии в интернете. Это звоночек, господа. Звоночек. Не опоздайте на премьеру».

P.S. Российская Федерация определена в Конституции как «социальное государство». Благодаря пожару все наконец-то устроилось, обрело определенность. Пенсионер-инвалид получит свой угол, крышу, казенный харч до конца своих дней. Дочке с внучками осталась отдельная квартира.

 

Под текст

  • В апреле 2011 года 42-летний водитель бензовоза Владимир Никитин, недовольный лишением его водительских прав, остановил свою старенькую «Волгу» в 50 метрах от здания Ирбейского райсуда (Красноярский край), облил себя бензином внутри машины, взял пластиковый пакет, внутри которого был еще бензин, вбежал в суд. Поджег себя и смог ворваться на второй этаж, где размещаются приемная и кабинеты судей. Двухэтажное деревянное здание выгорело полностью. Кроме Никитина погиб 28-летний помощник председателя суда Иван Авдеев. Пятерых работников суда госпитализировали с тяжелыми травмами и ожогами. Никитин сначала хотел пройти в суд без пакета, но пристав его не пропустил. Старшая дочь Никитина училась тогда в институте, сын заканчивал 11-й класс. Смириться с потерей прав Никитин не мог: найти другую работу в его Козыле, Александровке, да и в райцентре Ирбейское было нереально.
  • В тот же день, в одно время с Никитиным, поджег себя, облив бензином перед кабинетом главврача Белогорской горбольницы (Амурская область) 60-летний пенсионер, добивавшийся оформления инвалидности.
  • В 2012-м акт самосожжения в приемной «Единой России» в Новосибирске совершила Валентина Герасимова. Она требовала денежной компенсации с одной из строительных фирм, но суд проиграла. В «ЕР» ей оказывали консультационные услуги.
  • В августе 2015 года в администрации Омска 35-летний безработный Геннадий Ханжин разбил кувалдой 17 стеклопакетов в шести окнах, заявив, что хотел «достучаться» до чиновников: он голодал.

Читайте также

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera