Мнения

Колея и русский выбор

Ближайшие годы покажут, упустит ли Россия шанс стать развитой страной

Этот материал вышел в № 4 от 18 января 2016
ЧитатьЧитать номер
Политика

Василий Жарковзавкафедрой политологии МВШСЭН (Шанинки), к.и.н.

 

Ближайшие годы покажут, упустит ли Россия шанс стать развитой страной

Самолет Москва—Рим, январь 2016-го. На 25 рядов эконом-класса — два десятка человек. Бизнес-салон пуст. Пассажиры — в основном итальянцы и русские эмигранты. Ура, место у иллюминатора больше не дефицит. Только русский туризм в Европе приказал долго жить. Беженцев из Сирии на улицах Рима не видно, ни женщин в хиджабах, ни распускающих руки арабских боевиков. Русских никто отсюда не гнал, шенгенская виза по-прежнему доступна. Но русская речь, если и слышна теперь в Риме, то в основном от украинцев — они давно здесь работают. Цены в местных ресторанах подросли на пару евро за три года, а курс рубля упал в два раза — эти ножницы отрезают нас от мира лучше любой выездной визы.

Надолго ли мы попали туда, где находим себя в начале 2016-го? Еще на 40 лет очередной холодной войны или на все 70 новоявленного «особого пути», никто не поручится наверняка. Но никто особенно не думает роптать. Пожили более-менее хорошо лет 10—15, и хватит. Кто-то ждет, что новый средний класс восстанет, будет бороться за отнятое благополучие. Напрасно. То, что с некоторых пор принято называть российским средним классом, тихо умрет молодым. Не в первый раз в нашей истории такое приключается: то война за геополитические интересы, то военный коммунизм, то шоковая терапия. Кто после всего этого выжил, тот поколениями привык, что хорошего в жизни не может быть слишком много и долго. К тому же гордость за державу — наш, отечественной разработки, дешевый и мощный наркотик способен компенсировать любые материальные потери.

Нет у нас ни среднего класса, ни гражданского общества. Есть только народ. Нечто бессубъектное, бессловесное, несамостоятельное и неорганизованное. Мало кто может объяснить, что такое народ, но все на него ссылаются. У тех, кто зарабатывает на жизнь патриотизмом, принято о народе думы думать. Властям же без всяких славянофильских дум давно все ясно. Народ должен быть не сильно голодным, и народ должен быть гордым. Иначе может случиться бунт. Чтобы народ не бунтовал, нужно его подкармливать (но не сильно, чтобы «не зажрались») и показывать по телевизору разные победы. Однако, даже если власти совсем оплошают и бунт все-таки случится, ничего по сути не переменится. В крайнем случае показательно казнят кого-нибудь из бояр, а может, только сошлют, а потом тихо вернут обратно. Чтобы обуздать взбунтовавшийся народ, нужно взять человек 10 с площади, случайных, невиновных и беззащитных. И посадить. Эта сказка-быль выглядит бесконечной. Искатели другой жизни обычно просто бегут. В Литву и Запорожскую Сечь, доходили даже до Калифорнии и Харбина. Те, кто остается, либо погибают, либо привыкают.

Да, исторически Россия известна как страна с роскошными дворцами царей и убогими курными избами мужиков. Образом жизни основной массы населения веками оставались нищета и борьба за выживание. Русский крестьянин боролся с коварным климатом своей страны: вроде умеренные широты, но зима полгода, а в остальное время то заморозки, то засуха. Максимальный урожай два-три мешка зерна на один засеянный — норма, державшаяся почти 1000 лет вплоть до XX века. В Германии соотношение посеянного и собранного в традиционном хозяйстве было 1:5, во Франции 1:8. Русская норма 1:2 и 1:3 — это постоянная борьба за жизнь. Малейший каприз природы — и неизбежен голод. В обычном состоянии недоедание — слово, которое знали все в России, что царской, что большевистской. Последний массовый голод случился в конце 1940-х, старшее поколение должно помнить. Что же до русского городского класса, то он страшно разорился во время Первой мировой войны и ушел в революцию. Кто сумел эмигрировать, лишившись собственности и денег, тоже влачил нищенское существование. Почти единственным способом жить немного лучше было уйти в государевы служивые: какая-никакая, а шинелька казенная, паек и махорка.

Ситуация, казалось бы, стала меняться в последние два десятилетия. Почти сто лет мир не знал, что такое русские деньги и русский капитал, и вот они снова появились. Вокруг этих больших денег стал складываться более широкий слой русских людей, решивших проблему выживания и задумывающихся о нормальной жизни. Все время после падения коммунизма Россия училась двум важным вещам — зарабатывать и тратить. И тут способность к обучению у наших людей проявилась в полной мере — от смелых бизнес-проектов и ставшего массовым умения водить машину до быстро ухваченного способа есть суши палочками и европейской манеры носить шарф навыпуск. Теперь надо учиться дальше. Во-первых, быть бережливыми и скромными, как настоящие богатые. Во-вторых, умению что-то делать на продажу, кроме углеводородов. Главное, понять, наконец, ценность свободы как непременной основы богатства и процветания. Иначе неизбежна старая колея, где конвой шутить не любит.

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera