Сюжеты

«После возложения цветов расходимся группами»

По московским бульварам прошли в память об убитых семь лет назад антифашистах Маркелове и Бабуровой

Фото: «Новая газета»

Общество

Наталия Зотовакорреспондент


Фото: Виталий Кавтарадзе / «Новая газета»

Ежегодное, седьмое по счету, шествие памяти убитых на Пречистенке адвоката Станислава Маркелова, более десятка раз представлявшего «Новую газету в судах, и журналистки «Новой газеты» Анастасии Бабуровой с годами превращается в сход левых активистов. Если раньше именно портреты Маркелова и Бабуровой — большие и маленькие, на плакатах и баннерах — мелькали в толпе, то теперь участники марша поднимали над головами три перечеркнутых красным символа. Нет свастике, нет бомбежкам, нет «зомбоящику». Да, появились новые темы для протеста. Все меньше участников приходит сразу с цветами. Все больше людей — с символикой разных движений.

«Мы только в январе образовались, — объяснил Дмитрий, айтишник и марксист, член марксистской группы «21». — Члены группы участвовали в разных протестных акциях: Болотная, «Оккупай Абай». Раньше мы примыкали к «Комитету за рабочий интернационал», но левое движение недостаточно реализует то, о чем говорит».

Цель Дмитрия и его товарищей — протестовать вместе с попавшими под сокращения врачами и бюджетниками, постепенно создать сильную рабочую партию — и, в конце концов, добиться коммунизма во всем мире.

«В патриархальном мире фашизм неискореним», «Лесбофобия — это фашизм», — поодаль с плакатами стояли феминистки. Евгения, Анастасия и Татьяна — из «Фембанды», куда принципиально берут только женщин.

— В слове «гомофобия» нет части про наши проблемы. Если и говорят про проблемы геев, то все равно мужчин, — объясняют они необходимость отдельного феминистского движения.

— Лесбофобия? Никогда не слышал. Их даже в СССР не преследовали, — останавливается возле девушек пожилой мужчина.

— Нам, наверное, виднее, — отбривает его Анастасия и поворачивается ко мне: — Вот видите? Мужчины всегда считают, что их преследуют больше.


Фото: Виталий Кавтарадзе / «Новая газета»

Антифашист Никита написал на своём плакате «Национализм — опасность и угроза для свободы, равенства, братства». Это фраза Александра Кольченко, крымского анархиста, получившего в российском суде 10 лет тюрьмы. «Это цитата из его письма мне», — Никита познакомился с Кольченко по переписке и даже ездил к нему на суд. «Марш ведь не только траурный, но и против ксенофобии, в поддержку антифашистов», — продолжает он, одним плакатом выражая поддержку и заключённому товарищу, и антифашизму вообще.

Для ЛГБТ ежегодный марш — один из немногих шансов выйти согласованно, их акции не санкционируют власти после принятия закона «о гей-пропаганде». На шествии запрещены любые флаги, но не лозунги. Об этом знают и их противники — на шествии обещал объявиться НОД, на Пушкинской видели православных активистов, но конфликта так и не произошло. Прошло сообщение о том, что полиция задержала провокаторов.

Тверской бульвар все еще заставлен новогодними украшениями. Активистам приходилось пробираться мимо пластиковых дедов морозов и снеговиков, закрытых торговых палаток и выключенных новогодних гирлянд. Темпераментного шествия плотным строем в этот раз не получилось — пришедшие нескладной толпой ковыляли по неубранному снегу, лозунги как-то не кричались. «Вот так анархия побеждает порядок», — заметила одна из участниц шествия. По обе стороны от шествия, на соседних аллеях месили снег полицейские в валенках.

«Фашизм не пройдёт! Смерть фашистским убийцам!» — то тут, то там в толпе пытались начать скандирования.

«Мне видится противоречие во фразе „Смерть фашистким убийцам“, — вдумчиво говорил интеллигентного вида юноша своему товарищу, перебираясь через сугроб. — Может, все-таки пожизненное? Мы же за гуманизм».

По бульварам прошествовало человек четыреста. В основном это были люди, знакомые друг с другом. В толпе соратник Навального Леонид Волков рассказывал художнику и основателю «Монстрации» Артему Лоскутову про свое уголовное дело и то, как продвигается суд. Для бывшего политзаключенного — Дениса Луцкевича —сегодняшнее шествие  вторая в жизни акция. Первой была Болотная 6 мая, после которой он оказался в тюрьме. «Я пришёл поддержать друзей и напомнить обществу про Стаса и Настю. Про них многие не знают — я тоже не знал, пока не начал общаться со своими «подельниками». И ребята из анархистского движения мне рассказали», — продолжал он. «Подельники» — другие «узники Болотной» — Полихович, Зимин и Барабанов.

В финальной точке маршрута, возле дома № 1 по Пречистинке, где произошло убийство, к портретам Стасу и Насте с цветами выстроилось значительно меньше, чем четыреста человек.


Фото: Виталий Кавтарадзе / «Новая газета»

«На нынешнем фоне серьёзных агрессий, убийств, войн любая протестная акция — это уже победа, — заявила «Новой» участница Pussy Riot Мария Алехина, шедшая впереди колонны. — На мой взгляд, один из самых верных сегодняшних лозунгов: «Помнить — значит бороться». Здесь не только люди левых взглядов — здесь разные люди, и каждый из нас продолжает бороться и помнить по-своему. Важно собираться раз в год и смотреть друг другу в глаза».

«После возложения цветов расходимся группами, не забываем об опасности и фашистской угрозе», — терпеливо повторял каждому уходящему с акции молодой человек у полицейской ограды.


Фото: Виталий Кавтарадзе / «Новая газета»

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera