Сюжеты

Был бы повод

Иппотерапия — это одна из услуг по социальной адаптации детей-инвалидов, на которую можно тратить материнский капитал. Соответствующий закон вступил в силу в январе

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 8 от 27 января 2016
ЧитатьЧитать номер
Общество

Надежда АндрееваСоб. корр. по Саратовской, Волгоградской и Астраханской обл.

Иппотерапия — это одна из услуг по социальной адаптации детей-инвалидов, на которую можно тратить материнский капитал. Соответствующий закон вступил в силу в январе


Фото из семейного альбома Филипповых

По подсчетам правительства РФ, нововведение коснется 10,7 тысячи российских семей. На реабилитацию капитал разрешено направлять, не дожидаясь трехлетия ребенка. Потратить деньги можно на любого ребенка-инвалида в семье, а не только на того, в связи с чьим рождением был выдан сертификат. Напомним, что программа материнского капитала продлена до 2018 года. Сертификат «стоит» сейчас 453 тысячи рублей (в отличие от прошлых лет, в нынешнем году сумма не индексировалась). Предполагается, что семьи направят на эти цели около 6,5 миллиарда рублей.

К приезду корреспондента Диана с мамой Наталией напекли булочек. Диана не может говорить словами, но старается объяснить, как взбивала тесто и как ей нравится печь. Еще ей нравится танцевать. Диана находит на компьютере любимую песню и делает себе концертный костюм из платка-парео, мама помогает завязать узел. Пальцы плохо слушаются девочку, работать с клавиатурой ей трудно, а вот с мышкой — получается неплохо. Диана самостоятельно освоила компьютер, наблюдая за братом.

Семья жила в Попасной, это райцентр в Луганской области. Наталия и Андрей Филипповы преподавали в лицее.

В июле 2014 года Филипповы уехали в Саратов. Ни родственников, ни друзей здесь не было: Наталия просто увидела в интернете объявление саратовцев, которые были согласны временно принять беженцев на своей даче.

Филипповы, как и другие переселенцы из зоны конфликта, воспользовались программой возвращения соотечественников. «Медкомиссию сдавали дважды — на РВП (разрешение на временное проживание) и на гражданство», — о бюрократической мясорубке вспоминает с улыбкой победителя.

Процедура заняла год. Наталия ездила по инстанциям вместе с Дианой. «По квартире Дианочка хорошо ходит, но вот по лестницам…» — улыбка гаснет.

После переезда Украина перестала платить Диане пенсию по инвалидности, а Россия — не начинала до получения штампа о гражданстве. Для подтверждения инвалидности девочке пришлось заново проходить в Саратове медико-социальную экспертизу. 

 

Быть на коне

Сейчас Диана ходит в бассейн и на лечебную физкультуру в спортивно-адаптивной школе «РиФ». «Первый раз я вышла оттуда со слезами на глазах: не поверила, что в бесплатной школе возможно такое человеческое отношение к людям! — говорит Наталия. — Все нам улыбаются, даже вахтер спрашивает, чем может помочь». В «РиФе» родители не платят не только за занятия, но и за дорогу: детей возят в школу и обратно на микроавтобусе.

Прошлой весной девочка начала заниматься иппотерапией. За месяц Диана научилась не просто держаться в седле, но даже ложиться на лошадь спиной, ее непослушные пальцы стали подтягивать и перебирать повод, подавая команды Герде (так зовут лошадь, работающую с особыми детьми). Всего после полугода занятий девочка заняла третье место на всероссийском фестивале конного спорта для детей с ограниченными возможностями, проходившем в Подмосковье (поездку саратовской команды оплатили региональные власти и спонсоры). Тренеры полагают, что у маленькой наездницы могут быть перспективы в паралимпийском конном спорте.

Дело не только в медалях. Девочка стала более внимательной: теперь она может заниматься с учителем по полтора-два часа (Диана находится на домашнем обучении, к ней приезжает педагог из коррекционной школы). Главное, неврологи считают, что Диана может заговорить. Для «запуска» речи ей нужен стимул, и верховая езда может этим стимулом стать.

Тренировкие на базе частного конноспортивного клуба бесплатны. Но экипировку родители должны покупать сами. Только костюм для выступлений стоит от 10 тысяч рублей. Филипповы изобретают способы оптимизировать представительские расходы: вместо редингота для верховой езды (около 3 тысяч рублей) купили на рынке школьный пиджак за 700 рублей, вместо краг**Кожаные голенища для езды верхом за 3,5 тысячи — ботинки за 800 рублей. 

Диане нужен иппотренажер. «У дочки слабоваты мышцы ног. Иногда до смешного доходит: Диана стучит по лошади ногой, а та стоит и ничего не чувствует», — говорит Наталия. Цены на иппотренажеры начинаются от 50 тысяч рублей. Позволить себе такую покупку Филипповы не могут, даже за счет материнского капитала. Семья решила вложить сертификат в ипотеку.

 

Список покупок

Разрешить тратить материнский капитал на лечение и реабилитацию детей российские родители просили с самого начала программы в 2007 году. В 2009-м такой законопроект был внесен в Госдуму. Госдума рассматривала документ около двух лет и отклонила.

В 2015 году с предложением, касающимся материнского капитала, выступили активисты Общероссийского народного фронта. Осенью президент подписал соответствующие поправки в закон «О дополнительных мерах государственной поддержки семей, имеющих детей». В счет сертификата можно приобрести только те технические средства реабилитации (ТСР) и услуги, которые вписаны в индивидуальную программу реабилитации и абилитации (ИПРА) ребенка и перечислены в специальном перечне, составленном Министерством труда.

Родители обсуждают, какие товары и услуги должны войти в перечень. С одной стороны, рискованно включать в список, например, занятия с логопедом, ведь они уже положены инвалидам за бюджетный счет. С другой стороны, нельзя их не включать, так как «того, чем нас обеспечивает государство, нам не хватает». 

Родители отмечают, что капитал предполагается перечислять не авансом, а компенсировать расходы семей. То есть мамы должны сначала найти почти полмиллиона рублей, а затем надеяться, что государство сочтет нужным возместить эти траты. Судя по всему, процедура одобрения будет бумагозатратной. Как сказано на сайте Пенсионного фонда, «приобретение разрешенных товаров должно подтверждаться договорами купли-продажи, либо товарными или кассовыми чеками. Наличие приобретенного товара подтверждается актом проверки, который составляет уполномоченный орган исполнительной власти субъекта РФ в сфере социального обслуживания. Приобретение услуг для ребенка-инвалида должно подтверждаться договорами, заключенными с организацией или индивидуальным предпринимателем в установленном законодательством порядке».

 

Никаких капиталов не хватит

По сведениям Минтруда, в 2015 году на обеспечение инвалидов техническими средствами реабилитации (ТСР) было потрачено 29,8 миллиарда бюджетных рублей. Как полагает ведомство, этого хватило почти на 1,7 миллиона человек. Такая же сумма предусмотрена в нынешнем году. Как заявил министр Максим Топилин, в прошлом году реабилитационными средствами были обеспечены 98 процентов нуждающихся. Следующая цель ведомства — импортозамещение (сегодня больше половины ТСР зарубежного производства).

По наблюдениям саратовского объединения родителей детей с ДЦП «Радость движения», очередь на сложные коляски (для детей, находящихся в тяжелом состоянии), как и раньше, составляет два-три года. «Причем закупки-то проводятся. Приобретаются коляски по 20 тысяч рублей, родители от них отказываются, потому что такие изделия не подходят. Но деньги освоены, галочки поставлены», — говорит мама больного ребенка Татьяна Ягудина.

В 2016 году маткапитал составляет 453 тысячи рублей. Один курс реабилитации в серьезном центре стоит от 120—150 тысяч рублей. Ездить нужно каждые три-четыре месяца. Маткапитал кончится за год. Дальше родители пойдут по благотворительным фондам, а получить их помощь в последнее время стало гораздо сложнее.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera