Сюжеты

Аресты неблагонадежных никого не удивляют

Специальный репортаж из Сирии

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 9 от 29 января 2016
ЧитатьЧитать номер
Политика

Специальный репортаж из Сирии


Вежливые люди в Латакии. Фото: Ирек Муртазин / «Новая газета»

От Латакии до Тартуса — около восьмидесяти километров, от авиабазы Хмеймим до тартуского порта, где расположен пункт материально-технического обеспечения ВМФ России (ПМТО) и откуда идет бесперебойное снабжение российской авиагруппы в Сирии боеприпасами и топливом, километров на десять меньше.

Мы едем в Тартус на автобусах, в каждом из которых вместе с журналистами российских и западных СМИ по два вооруженных спецназовца. Необходимости в более серьезной охране — с бронетехникой — нет: и сама дорога, и окрестности давно зачищены от боевиков и прикрыты блокпостами, на которых дежурят то ли сирийские ополченцы, то ли бойцы правительственной армии — на ходу понять трудно.

Читайте также:

«Зеленка», «вежливые люди» и «Соколы пустыни»

По обе сторонам дороги на всем протяжении — огромное количество больших, метров на 70–90 каждая, теплиц. Их сотни, если не тысячи. Сопровождающий нас офицер сирийской спецслужбы «Мухабарат», прекрасно говорящий на русском языке, поймав мой заинтересованный взгляд, поясняет:

— В этих теплицах собирают по три-четыре урожая в год. Здесь очень плодородная земля, много солнца и пресной воды. Провинция Латакия может обеспечить продуктами не только себя, но и всю Сирию.

За разговором о сирийском сельском хозяйстве подъезжаем к Тартусу и, не заезжая в город, сворачиваем в порт. Минуем два сирийских блокпоста и один, на котором несут службу российские спецназовцы.

Тартуский порт до августа прошлого года прозябал в полузаброшенном состоянии. Хотя во времена СССР у военно-политического руководства страны были в регионе амбиционные планы. В Средиземном море постоянно действовала 5-я оперативная эскадра (ОПЭСК). Для обеспечения кораблей и судов эскадры топливом, водой, осуществления небольшого межпоходового ремонта еще в 1971 году по соглашению между СССР и Сирией в Тартусе и был открыт ПМТО. В середине 80-х даже планировалось расширить присутствие в Сирии, построив между Тартусом и Латакией военно-морскую базу, способную полностью покрыть все потребности 5-й ОПЭСК. Но Советский Союз развалился. Корабли российских ВМС в Средиземное море ходить стали редко, и надобность в тартуском порту практически отпала.


Флагман Тихоокеанского флота крейсер «Варяг» на боевом дежурстве. Фото: Ирек Муртазин / «Новая газета»

Но летом прошлого года президент Сирии Башар Асад попросил у России помощи. В итоге 26 августа было подписано соглашение о передаче России в безвозмездное и бессрочное пользование авиабазы Хмеймим и участка тартуского порта. Штат российской базы в Средиземном море резко увеличился — с четырех человек до почти двух тысяч.

Провели дноуглубительные работы фарватера, чтобы в порт могли заходить суда с большой осадкой, отремонтировали береговые сооружения. И в сентябре из черноморских портов в Тартус потянулись военные корабли с грузами, чтобы накопить необходимый запас для начала военной операции ВКС России (авиацию в Хмеймим перебросили «своим ходом»). 30 сентября были совершены первые боевые вылеты и нанесены первые авиаудары по позициям исламских террористов.

Сейчас в территориальных водах Сирии на боевом дежурстве находится флагман Тихоокеанского флота крейсер «Варяг» и десяток вспомогательных кораблей: сторожевики, эсминцы, тральщики. В том числе и большой противолодочный корабль «Вице-адмирал Кулаков», на борту которого я оказался.


Василий Березкин. Фото: Ирек Муртазин / «Новая газета»

…Василий Березкин родился и вырос в сухопутном Челябинске, но уже шесть лет служит на Северном флоте, на корабле «Вице-адмирал Кулаков». В декабре прошлого года экипаж корабля принял участие в совместных с ВМС Пакистана антинаркотических учениях «Аравийский муссон-2015», после которых взял курс на Средиземное море. Уже больше месяца Березкин и его сослуживцы несут здесь боевое дежурство.

Как пояснил командир корабля, капитан первого ранга Станислав Варик, перед экипажем стоит задача обеспечить безопасность морского торгового сообщения в Средиземноморье и безопасность порта Тартус.

Интересная деталь. Мне кажется, я его понимаю. Во время похода в Тартус «Вице-адмирал Кулаков» планировал заход в один из портов Испании, чтобы дозаправиться пресной водой и продуктами, но испанские власти не дали на это добро.

Василий Березин объясняет:

— России необходим порт в Тартусе, чтобы не гнать суда в черноморские порты при необходимости средних ремонтов, чтобы было где загружаться пресной водой, продуктами, топливом. И чтобы не зависеть от иностранных властей, которые могут пустить в свои порты, а могут и не пустить.


БПК «Вице-адмирал Кулаков». Фото: Ирек Муртазин / «Новая газета»

Слова моряка позволяют сложиться пазлу, что никак не удается сделать многим политологам. Средиземное море — важнейшая торгово-транспортная артерия мира, соединяющая Европу и Азию. И присутствие там кораблей ВМС России — это не вопрос престижа страны, а вопрос безопасности транспортного флота России. Для чего и нужен тартуский порт, сохранить который за собой можно только в том случае, если Сирия останется страной светской. И неважно, кто в будущем станет главой этого государства — Башар Асад или кто-то другой.


В тартусском порту. Фото: Ирек Муртазин / «Новая газета»

…Вечером в одном из ресторанов Латакии познакомился с русской женщиной, которая еще в 80-х годах прошлого века вышла замуж за сирийского студента, учившегося в СССР. Выпускница исторического факультета советского педагогического вуза представилась Наташей — по традиции. «Мы все здесь Натальи», — улыбнулась моя новая знакомая: русские женщины опасаются называть свои настоящие имена. Сейчас-то в Латакии спокойно, работает общественный транспорт, магазины, кафешки и рестораны. Но тревога все равно ощущается. Среди горожан ходят слухи, что террористы заслали в Латакию диверсантов. Несмотря на то, что город окружен частоколом блокпостов, с сентября прошлого года спецслужбы Сирии усилили бдительность: аресты неблагонадежных в Латакии никого не удивляют.

— Мой муж суннит, но и жена Асада, выпускница лондонского женского колледжа Асма — суннитка, — рассказывает Наталья. — И почему-то мало кто вспоминает, что из девяти самых близких друзей Асада только двое, как и сам он, алавиты. Пятеро — сунниты, один — друз и еще один — христианин.

Наталья объясняет, что знает об этом, потому что эти девять друзей Асада в начале века стали генералами сирийской армии, их биографии хорошо известны. Кто-то из них рос вместе с Башаром, кто-то познакомился и подружился с будущим президентом Сирии, когда тот учился, а потом и работал в Лондоне. По ее мнению (и не только ее), только при сохранении нынешней власти женщинам не придется носить паранджу и они не станут людьми второго сорта.

А еще Наталья рассказала, что гражданская война в Сирии началась после того, как 6 июня 2011 года в приграничном с Турцией городе Джиср-эш-Шугуре вооруженная оппозиция напала на полицейские участки и захватила населенный пункт. Тогда погибли сто двадцать полицейских.

— Конечно, и до этого были стычки оппозиции и полиции. Но это все-таки были относительно мирные протесты. И кто-то ведь вооружил оппозицию, — возмущается Наталья. — И что оставалось властям, как не направить в захваченный город армию?

 

Продолжение следует

Читайте также

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera