Сюжеты

Положите биты на полку

Призывы к полному запрету коллекторского бизнеса — это популизм, а вот четкое регулирование этого бизнеса действительно необходимо

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 10 от 1 февраля 2016
ЧитатьЧитать номер
Экономика

Арнольд Хачатуровкорреспондент

Призывы к полному запрету коллекторского бизнеса — это популизм, а вот четкое регулирование этого бизнеса действительно необходимо


Фото: Vk.com

Спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко выступила за приостановку деятельности коллекторских агентств до принятия закона, который четко регулировал бы их деятельность. Не исключено, что подобный закон вовсе уничтожит коллекторские компании как институт: соответствующий законопроект, запрещающий организациям без банковской лицензии выкупать права требования по потребительским кредитам, был внесен в Госдуму 19 января депутатами ЛДПР. Обосновывая необходимость таких жестких мер, Матвиенко заметила, что коллекторский бизнес «фактически превратился в криминальный», и всё чаще можно говорить об «абсолютно вопиющих случаях выбивания долгов».

 

Кризис — время собирать долги

Широкую общественную дискуссию и негодование ряда законодателей вызвали участившиеся случаи проявления агрессии по отношению к должникам со стороны коллекторских агентств. Последний и наиболее скандальный такой случай произошел 27 января в Ульяновске, где, по предварительным данным следствия, сотрудник коллекторского агентства метнул в окно дома должника бутылку с горючей жидкостью; в результате инцидента серьезно пострадал двухлетний ребенок. Еще ранее другой коллектор был арестован из-за угрозы взорвать детский сад в Ростове-на-Дону, сотрудница которого задерживала выплаты по долгам.

Услуги коллекторов, наряду с ломбардами и МФО, — одна из немногих бурно развивающихся отраслей российской экономики за последнее время: согласно данным «Секвойя кредит», в 2015 году рынок цессии (продажи коллекторам права требования долгов частных лиц) банковской задолженности достиг 440 млрд рублей, увеличившись на рекордные 62%, а к концу текущего года вырастет до 600 млрд рублей. Для сравнения: еще в 2009 году объем всего рынка не превышал и 39 млрд рублей.

Читайте также:

Почему стране нужна микрокредитная амнистия

На первом этапе своего партнерства с банками коллекторы, как правило, работают по агентскому договору — то есть за определенное вознаграждение от имени кредитной организации информируют должника о его обязательствах. Затем банки начинают избавляться от наиболее проблемных активов, долг по которым взыскать не удалось, и заключают с коллекторскими компаниями цессионный договор. С этого момента коллекторы вправе требовать от граждан возврата долгов уже от своего имени.

По итогам года средняя стоимость цессионного долгового портфеля составляет в среднем 0,5—1,5% от общей суммы задолженности против 2,5% еще годом ранее. Столь низкая цена, говорят эксперты, связана с плохим качеством банковских активов — темпы роста просроченной задолженности физических лиц перед банками в прошлом году достигли рекордного показателя, увеличившись по итогам года на 51%, или до 1,1 трлн рублей (данные Объединенного кредитного бюро). В 2016 году на продажу будут выставляться долги 2012—2014 года, а также те, которые не удалось продать в текущем году, поэтому предпосылок для улучшения качества портфелей пока не наблюдается, считает президент «Секвойя кредит» Елена Докучаева.

В структуре долговых портфелей, выставляемых банками на продажу коллекторам, традиционно преобладают долги старше 2 лет — на 720—1079 дней приходится 40%, на 360—720 дней — 22%, на срок просроченной задолженности свыше 1440 дней (то есть старше 4 лет) — 18%, поясняет эксперт. При этом доля «старых» долгов значительно увеличивается: по долгам на 720—1079 дней — на 85,7%, на 1080—1440 дней — в 4 раза. Значительно увеличилась и средняя сумма долга на один проблемный кредит: с 90 тысяч рублей до 140 тысяч.

Возросшая активность коллекторских агентств связана с неустойчивым положением банковской системы в целом и рынка потребительского кредитования в частности. Так, объемы банковского кредитования физических лиц, без учета МФО, за год снизились на целых 5,69%, говорит Докучаева. Похожий кризис отрасль переживала в 2009 году, но тогда масштабы рынка и, как следствие, ущерб от его сжатия, были несопоставимо меньше.

«Почти 30% россиян имеют потребительский кредит, при этом примерно 20% из них тратят более половины семейного бюджета на платежи по долгам»,

— говорит член совета Национальной ассоциации профессиональных коллекторских агентств (НАПКА) Дмитрий Теплицкий. Средний заемщик тратит на погашение 40—45% дохода, при этом каждый четвертый заемщик имеет проблемный кредит, взятый наличными, каждый шестой — по кредитной карте, каждый десятый — в сегменте автокредитования, каждый 25-й — по ипотеке. «Если в предыдущий кризис в 2009 году на одного заемщика приходилось не более 1—1,1 кредита, то в 2015 году этот показатель составляет уже около двух кредитов. Кроме того, значительно выросло число людей с тремя кредитами», — говорит Докучаева из «Секвойя кредит».

 

Рынок просит регулирования

О начале масштабных проверок методов работы коллекторских агентств со стороны МВД СМИ сообщали еще осенью прошлого года — поводом тогда стал рост числа жалоб должников. Специального регулятора или закона о деятельности коллекторов на данный момент в России не предусмотрено: правовые основания их деятельности содержаться в Законе «О потребительском кредите», в Гражданском кодексе, в законах «О банках и банковской деятельности» и «О персональных данных». Именно в этом — в нехватке прицельного и четкого государственного регулирования, законодательной базы — и состоит сегодня главная проблема коллекторских компаний, считают участники рынка.

«Мы уверены, что принятие отдельного закона сможет полностью решить вопрос о прекращении существования так называемых «серых» коллекторских агентств. Именно на эти организации поступает 99% всех жалоб от должников, именно их сотрудники становятся участниками криминальной хроники», — считает Докучаева. Никаких сложностей в самом процессе регулирования деятельности коллекторских агентств на самом деле нет, уверена эксперт: уже существует закон о банках, МФО и так далее, поэтому за 11 лет существования рынка самое время наконец обратить внимание и на него.

В Национальной ассоциации профессиональных коллекторских агентств в настоящее время состоит около 30 агентств, каждое из которых руководствуется законодательством РФ и внутренним кодексом этики, говорит член совета НАПКА Дмитрий Теплицкий. Кроме них на рынке присутствуют, по разным подсчетам, около 500—800 недобросовестных игроков, деятельность которых никак не регламентируется и за методы работы которых никто не несет ответственности. Именно эти организации, считает Теплицкий, создают негативный общественный фон и формируют «бандитский» образ коллектора: «На самом деле профессиональный коллектор помогает должнику найти решение проблемной ситуации, информирует его о возможности и методах погашения долга и часто имеет больше инструментов для проведения реструктуризации задолженности, чем банк», — объясняет эксперт.

Очевидно, что полное исчезновение коллекторов нанесет дополнительный удар по устойчивости российской банковской системы. Банки не смогут избавляться от плохих активов даже с минимальной компенсацией, доля просроченных кредитов в долговых портфелях будет расти еще стремительнее.

«Продавая проблемный портфель, кредитор прежде всего заинтересован в улучшении своего баланса путем уменьшения объема просроченных кредитов и сокращения формируемых под этот объем резервов. Сегодня это особенно актуально, поскольку требования со стороны ЦБ ужесточены в несколько раз», — говорит Докучаева. Очевидно, что нести все траты коллекторских агентств самим — судебные издержки, поддержание широкого штата сотрудников — банкам не под силам. Кроме того, проблему недостаточного регулирования МФО и банков, выдающих займы под бешеные проценты, запрет работы коллекторов не решит.

На этом фоне заявления спикера Совета Федерации Валентины Матвиенко стоит воспринимать скорее как эмоциональный призыв для государственных органов и чиновников, которые уже в течение десятилетия безрезультатно обсуждают регулирование деятельности коллекторов, считает Елена Докучаева. Отдельный закон, определяющий, кто имеет право осуществлять деятельность по взысканию, кто будет регулирующим эту отрасль государственным органом, какие методы взыскания могут быть использованы и каким образом будет осуществляться надзор за деятельностью коллекторов, — такой выход, вероятно, поможет побороть «беспредел» некоторых коллекторов, с одной стороны, и сохранить при этом банковский сектор «в живых» — с другой.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera