Сюжеты

Стрижка «жирных котов»

В Минфине заговорили о спасении банков за счет вкладчиков. Пока — только самых состоятельных

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 10 от 1 февраля 2016
ЧитатьЧитать номер
Экономика

Никита Кричевскийд.э.н., профессор

В Минфине заговорили о спасении банков за счет вкладчиков. Пока — только самых состоятельных

«Вероятно, в недалеком будущем убытки обанкротившихся банков будут покрываться за счет наших сбережений» — пророчески, получается, начиналась статья «Пороемся в мусорных банках» (см. «Новую», № 116 от 16.10.2013 г.), где я рассказывал, что вскоре «за «ошибки» наших банкиров будем расплачиваться все мы». Похоже, это «недалекое будущее» наступает.

На днях Минфин устами «случайно» проговорившегося замминистра Алексея Моисеева объявил, что механизм спасения банков за счет средств вкладчиков (названный новомодным иноязом bail-in) готов к запуску, осталось определить планку, выше которой вклады будут принудительно конвертироваться в «мусорные» акции банков‑пустышек.

По сути, речь идет не о спасении банков, а о насильственном изъятии сбережений на неопределенный срок с целью исключения «необходимости использования средств налогоплательщиков» (бюджета) в банковской санации. Или о фактической национализации под видом займа денежного имущества в пользу вечно голодного государства.

Идея очередной экспроприации родилась не в среде российской бюрократии, а была привнесена извне, в рекомендациях созданного в рамках G20 Совета по финансовой стабильности (СФС). В докладе СФС от 2011 г. «Ключевые атрибуты эффективных режимов урегулирования несостоятельности финансовых институтов» сказано: «Конвертировать в капитал или иные инструменты владения фирмой, находящейся в процессе урегулирования несостоятельности…, все или части необеспеченных и незастрахованных требований кредиторов».

Россия, конечно, присоединилась к «рекомендациям», мы же тогда хотели быть как все. Вот выдержка из Санкт-Петербургской декларации лидеров «Группы двадцати» (сентябрь 2013 г.), принятой и Россией: «Мы вновь подтверждаем нашу готовность провести любые необходимые реформы для полного внедрения разработанных СФС ключевых атрибутов эффективных режимов урегулирования несостоятельности во всех частях финансового сектора, в которых могут возникать системные проблемы».

Правда, тогда власти думали, что подобные эксцессы нас не коснутся, и ситуации, схожей с кипрской «стрижкой» депозитов, то есть принудительной конвертации вкладов свыше 100 тысяч евро в банковские акции, — не произойдет. Потому и подмахнули не глядя. А может, и наоборот.

Что же до ушлого российского населения, досконально разбирающегося абсолютно во всем, то тогда оно презрительно отмахнулось: мол, не учите нас жить. Мы и не учили. Поскольку знаем, что в России это занятие бесполезное.

За прошедшие несколько лет в структуре российской банковской системы (кроме, разумеется, отзыва нескольких десятков лицензий) мало что изменилось.

Значительная часть российских «системно значимых» банков по-прежнему оформлена на офшоры и/или до сих пор косвенно контролируется организованными преступными группировками.

Вопиющие нарушения нормативных требований, как и тогда, вскрываются лишь после вынужденного внешнего аудита.

Собственники и менеджмент, так же, как и раньше, беспрепятственно покидают пределы Родины, оставляя на память «маякнувшим» правоохранителям увесистые пачки денег. А теперь будут «благодарить» еще и отдельных состоятельных лузеров.

С какой целью выступил Моисеев? Скорее всего, для того, чтобы предупредить кое-кого о надвигающихся изменениях, ведь сумма 100 млн рублей, по признанию самого замминистра, была взята с потолка: «Пока нет точного понимания, о какой предельной сумме вклада идет речь, будет ли это миллиард или 100 млн рублей».

Или 10 миллионов. Пусть не завтра, а чуть позже. Так что диверсифицируйте вложения, господа придворные Буратины, и не говорите потом, что вас не предупреждали.

Настораживает, что Моисеев, не так давно уверявший, что bail-in распространится только на компании, вдруг приравнял к «юрикам» «физиков»: «По сути экономической деятельности физлица с такими крупными вкладами не отличаются от юридических».

Опасная оговорка. Ведь граждане страны, даже самые богатые, в массе своей нефть не экспортируют, бизнес-центры не строят и торговлей не промышляют. Правда, некоторые из нас имели несанкционированную смелость обогатиться, так что теперь кое-кому из 82 тысяч российских долларовых миллионеров (по версии New World Wealth за 2015 год) напомнят смысл пословицы «По Сеньке и шапка». Ибо нечего примериваться к другой шапке. Мономаха, если кто не понял.

Пожалуй, лишь в одном случае общество будет готово поддержать инициативу Минфина. Если одновременно с принудительной конвертацией крупных вкладов будет введена законодательная обязанность собственников обанкротившихся банков, а также их родственников и наследников полностью возмещать понесенные государством и частными лицами расходы и потери. Да-да, пусть мажор-сын за ворюгу-отца отвечает.

Под страхом тюрьмы, без срока давности и прекращения дела «за отсутствием состава преступления».

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera