Сюжеты

Вышли из-за стола

Женевские переговоры о мире в Сирии, которые с трудом начались в прошлую пятницу, могут не возобновиться

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 12 от 5 февраля 2016
ЧитатьЧитать номер
Политика

Александр МинеевСоб. корр. в Брюсселе

Женевские переговоры о мире в Сирии, которые с трудом начались в прошлую пятницу, могут не возобновиться


Фото: РИА Новости

Представитель правительства Сирии после очередной встречи в среду вечером объявил, что его делегация может не приехать в Женеву на следующий раунд. Решение об этом будет принимать Дамаск.

Никто и не возлагал на эти переговоры больших надежд, ситуация и расклад сил не вселяли оптимизма. До последнего момента не было уверенности, что они вообще начнутся. Даже когда ближе к вечеру пятницы делегация ООН во главе со специальным представителем по Сирии Стаффаном де Мистурой села за большой квадратный стол напротив делегации сирийского правительства  во главе с постпредом при ООН Башаром Джафари.

Не было главного оппонента. Сформированное в декабре объединение оппозиционных сил, Высокий комитет переговоров (High Negotiations Committee — HNC), поначалу отказался участвовать, пока в Сирии не прекратятся бомбардировки гражданского населения и не откроется доступ гуманитарных организаций в осажденные правительственными войсками населенные пункты.

Но вечером в пятницу (наверное, не обошлось без внешнего давления) представитель комитета в Эр-Рияде заявил, что они пошлют в Женеву делегацию из трех десятков человек, но пока  с неясным мандатом. Она в понедельник встретилась с де Мистурой. После двухчасовой встречи ооновский посредник официально объявил о начале переговоров.

Усадить за один стол людей режима и оппозиции на первых этапах не предполагалось. Поэтому ООН предусмотрела непрямые дискуссии: представители сторон — в разных помещениях, а посредники курсируют между ними. Но главное, что переговоры все же начались.

Согласно «дорожной карте», утвержденной резолюцией СБ ООН в декабре, они рассчитаны на шесть месяцев. В итоге сирийские стороны должны договориться о переходном органе власти, который призван организовать всеобщие выборы в середине 2017 года. Альтернатива этому, как многие считают, исчезновение Сирии как страны и распространение в мире влияния ИГИЛ (эта организация запрещена в РФ).

Пятилетняя гражданская война в Сирии, которая началась с расстрелов режимом Асада антиправительственных демонстраций и перехода части его вооруженных сил на сторону оппозиции, уже унесла 260 тысяч жизней, разрушила города, заставила 11 миллионов сирийцев бежать из своих домов, из страны.

Демонстранты перед женевским Дворцом Наций держали плакаты с антиасадовскими лозунгами. К тому же они организовали выставку жутких фотографий, обвиняющих Дамаск и Россию в «кровавых мясорубках» в Алеппо и Хомсе.

Представители оппозиции на первой же встрече с де Мистурой повторили предварительное условие: они не будут разговаривать, пока Дамаск и российские самолеты бомбят их зоны контроля, пока правительственные войска держат в блокаде контролируемые оппозицией  города и населенные районы.

На Западе и в России сегодняшняя сирийская картина представляется по-разному, поэтому напомню, как она выглядит, например, из Брюсселя.

ИГИЛ выведен за скобки женевских переговоров. Его представителей там нет. Он – общий враг всех участников, абсолютное зло. Он воспользовался гражданской войной в Сирии, чтобы возникнуть и укрепиться.

По сводкам, которые по российскому телевидению оглашает генерал Конашенков, удары российской авиации сосредоточены на северо-западном уголке Сирии. НАТО называет эту территорию «манбиджским карманом», самым сложным в военном отношении районом. Там наступает сирийская правительственная армия, действуют разные вооруженные группировки, как светской, так и исламской оппозиции.

Но, во-первых, ИГИЛ там нет, во-вторых, Дамаск и Москва называют террористами всех, кто против Асада. По данным американцев и НАТО, около 70 процентов ударов российской авиации приходится не на ИГИЛ, а на оппозиционные Асаду группировки. Лукавство пропаганды в том, что российский телезритель уверен: его ВКС на его деньги бомбят в Сирии ненавистный ИГИЛ.

Коалиция во главе с США тоже бомбит Сирию, а также Ирак, заявляя, что ее цель – джихадисты. Позиции Асада они не трогают. Но российская пропаганда повторяет: коалиция совершает меньше боевых вылетов, чем ВКС (выходит, щадит ИГИЛ?).

Получается, что в гражданской войне, которую призваны остановить женевские переговоры, есть две стороны. Одна – режим Асада с «патриотической оппозицией», Ираном и Россией. Другая – сирийская оппозиция, страны Персидского залива, Турция и условный Запад.

ИГИЛ стоит в сторонке и радуется наступлению войск Асада при поддержке российской авиации на зону контроля сирийской оппозиции в провинции Латакия. Единственный, кто не участвует в гражданской войне и воюет с ИГИЛ, это армия сирийских курдов. О ней ниже.

В сирийском конфликте на самом деле столкнулись Россия и Запад, а совместная борьба против ИГИЛ — пока только на словах.

Как заметил дипломатический корреспондент ВВС в Женеве Джеймс Роббинс, труднее всего добиться мира, когда ни у одной из сторон нет очевидного военного превосходства. Никто не чувствует уверенной победы или неминуемого поражения. Ни у одной стороны нет заметных военных успехов, и это несмотря на вступление в войну России.

Женевские переговоры на данный момент единственная надежда на мир. «Для нас важны три вопроса: снятие блокады (с городов и населенных районов), освобождение пленных, прекращение (войсками Асада) атак против мирного населения, бомбардировок авиацией России и режима», — заявил журналистам в Женеве представитель оппозиции Салем аль-Меслед.

Спустя несколько часов делегация ООН объявила, что Дамаск в принципе согласился пропустить колонны с гуманитарной помощью в заблокированный его войсками город Мадайя близ столицы, где 46 человек уже умерли от голода, а также в осажденные повстанцами города Кафрайя и Фуа. Оппозиция начала составлять списки своих людей, заключенных в тюрьмах Асада, чтобы требовать их освобождения.

Делегация Дамаска уже после первого ознакомления с требованиями оппозиции назвала их несерьезными и недостойными дипломатического уровня. Посол аль-Джафари обвинил партнеров, что в  их делегации есть террористы. Дамаск хочет уточнить состав делегации оппозиционного блока и повестку дня.

Серьезная проблема — участие сирийских курдов. Никто не оспаривает, что это одна из главных вооруженных групп, которые борются с ИГИЛ. Партия «Демократический союз», которая играет роль временного правительства в сирийском Курдистане, к большому разочарованию Москвы не приглашена в Женеву. Турция считает ее  воплощением (террористической для Анкары) Курдской рабочей партии, а сирийская  оппозиция – союзницей режима Асада.

Проблему участия курдов в переговорах обсудили в понедельник в Женеве замминистра иностранных дел РФ Геннадий Гатилов и представитель США Энн Патерсон. После чего ооновский посредник призвал курдов проявить терпение. Проблема курдского участия может быть решения 11 февраля в Мюнхене на конференции по безопасности, где будут Сергей Лавров и Джон Керри. Компромисс видится следующим образом. Лидера курдского ополчения Салеха Муслима, который и так уже в Женеве, могут включить в процесс в обмен на согласие России признать главу делегации оппозиции Алуша.

Наблюдатели пророчат женевским переговорам провал. Бывший главком НАТО в Европе американский адмирал Джеймс Ставридис, имеющий опыт Афганистана, сказал ВВС, что у них мало шансов на успех. Потому что политические силы в Сирии слишком разобщены и налицо «макропроблемы» между мировыми державами. Приемлемый вариант, по его мнению, раздел Сирии по югославскому образцу.

Де Мистура считает все же, что переговоры начались. Режим Асада пошел на уступки в гуманитарной сфере. Его, по мнению чиновника, заставили русские. На очереди освобождение политических заключенных и снятие блокады с осажденных городов.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera