Мнения

Никто не ответит за перерывы в поставках жизненно-важных препаратов

Пациенты, которым они показаны, не могут ждать

Фото: «Новая газета»

Политика

Екатерина Чистяковадиректор фонда «Подари жизнь»

 

Пациенты, которым они показаны, не могут ждать. Екатерина Чистякова («Подари жизнь») о тяжелой ситуации со «сложными» лекарствами для онкобольных


Пациент центра детской гематологии им. Д. Рогачева / РИА Новости

Считавшийся потерянным препарат «Даунорубицин» найден и скоро приедет в больницы.

В конце января об отсутствии препарата в коммерческой доступности через СМИ заявили врачи и родители больных детей Областной детской клинической больницы №1 Екатеринбурга. Однако в из продажи это отечественное лекарство исчезло двумя месяцами раньше. Фонд «Адвита» получил заявку на этот препарат для 17-летнего больного лейкозом юноши из ФМИЦ им. Алмазова еще 26 ноября прошлого года, но не смог найти лекарство у российских поставщиков. Тогда же и в фонд «Подари жизнь» пришла просьба закупить 350 флаконов препарата для больных раком детей из Центра им. Димы Рогачева. Фонд обратился к поставщикам, но в ответ получил отказ: «К сожалению. По даунорубицину плохие вести... будем ждать поступлений новых партий».

В результате в течение двух месяцев фонды привозили «Даунорубицин» другого производителя из Германии, чтобы не оставлять больных без лечения. «Новые поступления» отечественного препарата у поставщиков случились только после того, как история с невозможностью купить лекарства получила огласку в СМИ благодаря активистам из Екатеринбурга и в фейсбуке благодаря моему возмущенному посту. Екатеринбуржцы даже привлекли к участию в истории с «Даунорубицином» депутата Государственной Думы Ларису Фечину, которая написала запрос в Росздравнадзор по поводу прекращения производства препарата.

Публикации и письмо депутата были опубликованы в четверг и в пятницу (28 и 29 января), а уже в понедельник мне пришло официальное уведомление от компании о том, что «ЛЭНС-фарм не прекращал производство «Даунорубицина». Уведомление, правда, не содержало ни слова о том, почему препарат невозможно было купить в течение двух месяцев.

Все хорошо, что хорошо заканчивается. Теперь наш фонд закупит 350 флаконов препарата. «Даунорубицин» ждут в Центре им Димы Рогачева, в Брянске, в Ростове-на-Дону, в Екатеринбурге и в Санкт-Петербурге. Надеюсь, что «ЛЭНС-фарс» сдержит слова и продаст свой препарат.

Читайте по теме:

«Под песни о патриотизме умирают люди!» Из больниц и аптек пропали импортные лекарства, которые в России были всегда, даже в самые трудные времена

К сожалению, этой историей проблема перебоев с лекарствами не исчерпывается. Тот же «Даунорубицин» считается у фондов «сложным» препаратом, который далеко не всегда есть в наличии. И его приходится «ловить». Производитель не пояснил нам причин отсутствия препарата у поставщиков.

Складывается впечатление, что лекарство просто производится циклично в ограниченных количествах и быстро раскупается. А в перерывах между циклами производства действует правило: «кто не успел — тот опоздал».

И производитель не несет никакой ответственности за эти перерывы.

«Даунорубицин» — не единственный «сложный» препарат. «Сложным» может стать практически любое лекарство. Поэтому фонды и больницы постоянно работают в режиме кризис-менеджмента. Причины отсутствия препаратов на рынке самые разные. Например, с декабря невозможно купить препарат «Атгам», необходимый для лечения смертельно опасного гематологического заболевания — апластической анемии. Это лекарство не может быть выпущено на рынок, так как «приостановлено действие аккредитации лаборатории», которая единственная в России была в состоянии провести тестирование препарата. Врачи выступали по этому поводу в СМИ. Но лекарства нет, и неизвестно, когда будет. В фонд приходят родители больных детей с просьбой помочь купить препарат, но мы ничем не можем им помочь. Препарата, сопоставимого по эффективности с «Атгамом» не существует, а «Атгам» коммерчески недоступен — его не пускают в Россию установленные государством правила, которые само же государство не в состоянии выполнить.

По неизвестным причинам отсутствует в продаже необходимый больным лимфобастными лейкозами препарат «Атрианс». В своем письме от 16 декабря компания «Новартис» сообщает, что препарата на складе нет, и обещает известить, когда лекарство появится. А появится оно только к середине февраля, и то по слухам. Поэтому фонд «Адвита», помогающий онкологическим больным в Санкт-Петербурге, закупал это лекарство за границей — больные не могут ждать. Но за отсутствие препарата в стране никто не в ответе.

Отдельная история — региональные закупки. Бывает, что лекарство в России есть, но поставщики отказываются участвовать в проводимых регионами тендерах на закупку препаратов для льготников. В августе прошлого года Тверская область не смогла приобрести препарат «Ронбетал» для больного назофарингеальным раком 17-летнего Руслана — подопечного фонда «Подари жизнь». Родители юноши обратились за лекарством к властям области и получили разъяснения, что препарат в регионе отсутствует «по причине отказа поставщиков в поставке препарата по заказу Минздрава Тверской области». По этой же причине в Тульской области отсутствует препарат «Деферазирокс», необходимый пациентам с перегрузкой железом, в том числе тем, кто из-за онкологического заболевания получал большое количество переливаний крови. В конце октября прошлого года регион объявил о готовности купить препарат на сумму 2,7 млн рублей. Но никто из фарм-дистрибьюторов на торги так и не вышел. По данным сайте госзакупок в январе из-за отсутствия заявок поставщиков признаны несостоявшимися торги по базовому противоопухолевому препарату «Винкристин» — а это лекарство российского производства — в больницах Белгородской и Ярославской областей, в Челябинском онкодиспансере. И за такого рода сбои в распределении лекарств тоже никто не отвечает.

Все перечисленные выше препараты входят в перечень жизненно необходимых и важнейших лекарственных препаратов. Они действительно являются жизнеспасающими для больных онкологическими и гематологическими заболеваниями. Но перебои с этими и другими важными препаратами — обычное дело.

Что делать больным? В ряде случаев могут помочь благотворительные фонды, которые купят недоступное для государственных учреждений лекарство в России или привезут из-за рубежа. Иногда и фонды не смогут помочь. Но за отсутствие лекарств, к сожалению, никто не в ответе.

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera