Мнения

Заявление «омбудсмена ДНР» о возможном расстреле военнопленных шокирует...

Признание самой «ДНР» в случае применения смертной казни становится еще менее вероятным, но, видимо, не этот вопрос сейчас заботит лидеров «ДНР»

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 13 от 8 февраля 2016
ЧитатьЧитать номер
Политика

Леонид Никитинскийобозреватель, член СПЧ

Признание самой «ДНР» в случае применения смертной казни становится еще менее вероятным, но, видимо, не этот вопрос сейчас заботит лидеров «ДНР»

Заявление «уполномоченного по правам человека» «ДНР» о возможном расстреле «военнопленных» в соответствии с «Уголовным кодексом ДНР» шокирует. Именно на это оно и рассчитано, но нам сейчас придется разобраться с кавычками, которыми мы были вынуждены злоупотребить в первом предложении.

Заявление уполномоченного по правам человека в ДНР Дарьи Морозовой:

«Уголовный кодекс «ДНР» был разработан на основе УК УССР 1961 года. Там есть высшая мера наказания — расстрел...»

Во-первых, мы не до конца понимаем, кем Дарья Морозова была назначена на должность омбудсмена. Во-вторых, по модели уполномоченного, принятой в РФ (если этот институт копируется с России), уполномоченный по правам человека не может выступать в поддержку смертной казни, так как она противоречит именно международным конвенциям о правах человека.

Еще сложнее с «военнопленными». В декабре 1954 года СССР ратифицировал Женевскую конвенцию 1949 года «Об обращении с военнопленными», и все бывшие советские республики автоматически также рассматриваются как ее участники. Эта конвенция (ст. 3) распространяет требование гуманного обращения с военнопленными и на лиц, принимающих участие в военных действиях «в случае вооруженного конфликта, не носящего международного характера и возникающего на территории одной из Высоких Договаривающихся Сторон». Поскольку Украина в данном случае и есть такая «Высокая Сторона», а конфликт произошел на ее территории, она (как и Российская Федерация) должна подчиняться требованиям конвенции. Но «ДНР» — не сторона международных договоров.

В принципе гарантии Женевской конвенции не распространяются на общеуголовные преступления, совершенные вне связи с боевыми действиями. За них государство, на территории которого содержатся пленные, вправе их судить, но в этом случае к пленным должны применяться те же гарантии, что и для собственных граждан. Но об этом странно рассуждать, когда мы не понимаем, кем назначаются судьи и как обеспечивается их хотя бы формальная независимость от других органов власти в «ДНР».

Ничуть не проще и вопросы, касающиеся Уголовного кодекса «ДНР», о котором нам известно только то, что он в основном копирует Уголовный кодекс УССР 1960 года и Уголовный кодекс РФ.

В УК РФ смертная казнь хотя формально и не отменена, не применялась и, согласно решениям Конституционного суда, не может применяться после 1997 года. УК Украины и вовсе отменил смертную казнь с 2001 года.

Из всего этого можно сделать вывод, что лица, захваченные в плен вооруженными формированиями «ДНР», должны рассматриваться как заложники. Именно в этом качестве «официальные лица «ДНР» и разыгрывают их судьбы, надеясь на участие в переговорах с международно признанными государствами. Признание самой «ДНР» в случае применения смертной казни становится еще менее вероятным, но, видимо, не этот вопрос сейчас заботит лидеров «ДНР».

Читайте также

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera