Мнения

Светлана Ганнушкина: «Это просто чудовищное соглашение»

Россия подписала соглашение о выдаче беженцев с Северной Кореей

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 14 от 10 февраля 2016
ЧитатьЧитать номер
Политика

Наталия Зотовакорреспондент

Россия подписала соглашение о выдаче беженцев с Северной Кореей


Фото: РИА Новости

ФМС России и министерство иностранных дел КНДР 3 февраля подписали новое соглашение — о взаимной выдаче лиц, въехавших в страну незаконно. Перебежчиков из Северной Кореи на родине гарантировано ждет по меньше мере трудовой лагерь, а, вероятно, и смерть. Российских правозащитников соглашение возмутило. «Ничем иным, как преступлением, нельзя назвать выдачу на неизбежную расправу, на пытки, на многолетнее заключение и, возможно, на смерть людей, бежавших от одного из самых страшных режимов на земном шаре», — говорится в заявлении «Мемориала». Недавно правозащитная организация «Гражданское содействие» заступилась за северокорейского гражданина, бежавшего из КНДР, отправленного за это в лагерь и бежавшего снова — уже в Россию. Россия дважды отказала ему в убежище: теперь он подал документы в третий раз.

 

Светлана Ганнушкина, глава организации «Гражданское содействие», помогающая беженцам в России:

— Это просто чудовищное соглашение. Беженцев и людей, которые обратились за убежищем, если их обращение принято и им выдан соответствующий документ, выдавать все равно не будут. Международная конвенция ООН о беженцах сильнее, чем этот договор. Я очень надеюсь, что с северокорейским беженцем, проблемой которого мы сейчас занимается, все будет хорошо — именно благодаря тому, что к нему уже обращено серьезное внимание со стороны ФМС, они быстро отреагировали и выдали официальный документ, с которым он может ходить безбоязненно. Но большинство вообще не обращается за убежищем: они скрываются, боясь, что их раньше выдадут Северной Корее, чем они что-то получат.

И теперь в этот момент — когда они только собираются или боятся, но имеют право прийти в ФМС, — их могут выдать без всяких разговоров, и им не будет предоставлена даже возможность обратиться за убежищем. Полиция придет и возьмет человека там, где он живет: у нас ведь корейцы годами живут на востоке, в деревнях. К ним там хорошо относятся: они не пьют и очень работящие. У тех, с кем я сталкивалась, есть русские жены, дети. Многие даже про институт убежища не слышали.

Но в приличной стране, где есть порядок, им полиция сама объяснит, что надо делать. А у нас ситуация противоположная: сейчас, я думаю, их начнут выискивать и передавать.

А если человек все-таки решился обратиться за убежищем, его могут забрать прямо около отделения миграционной службы: передают полиции, отправляют в суд, а суд принимает решение о выдворении. Сейчас у нас в Москве такое проделывается. Но даже если человека не взяли у дверей, а в миграционной службе с ним поговорили, ему там предлагают прийти через несколько месяцев. Вот нашим последним посетителям — не корейцам — в УФМС в Московской области предложили вернуться в мае. Документа, который бы подтверждал, что человек просит убежища, ему на это время не выдают, он только становится более явным для полиции, хотя по закону справку должны выдавать за пять дней. Устроиться на работу он без документов не может, жилья или пособия ему не дают — непонятно, как человек вообще должен кормиться, пока идет процедура.

А может быть еще проще: человека забирают на улице, в полиции не оформляют, а непосредственно передают в руки властям Кореи. В 2007 году такой случай получил подтверждение, когда один похищенный гражданин КНДР умудрился сбежать по дороге. Этот человек как раз обратился в миграционную службу за статусом. Ему отказали, но у него было еще право обжаловать этот отказ. А его забрали прямо на выходе из миграционной службы. То есть негласное соглашение о выдаче существовало давно.

Я не знаю, сколько всего беженцев из Северной Кореи в России. Через нас прошло всего полтора десятка человек с 2007 года. Корейцы эти — замечательный народ. Они фантастически жизнеспособны, умеют довольствоваться минимумом и невероятно хотят работать. Тот, которого мы вытаскивали с Дальнего Востока, он там всей деревне перестроил дома. А один жил у нас в офисе пару месяцев: так у нас была сияющая чистота, уборщице было нечего делать. Да, эти люди привыкли жить в плохих условиях, но это не значит, что они готовы жить в грязи или не понимают благ цивилизации.

Кстати, для получения убежища человек еще должен доказывать, что именно ему грозит на родине опасность. Притом, что беглецам там грозит смерть. Был человек, которого мы не уберегли, а потом приехал свидетель, который рассказал, что его живым привязали к поезду, и поезд пошел: так и довез до КНДР то, что от него осталось. КНДР — один из самых жестоких режимов на земном шаре. Стыдно с ним дружить.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera