Сюжеты

Женщины на баррикадах, противотанковые ежи и непонятные братки

В московских Раменках продолжается противостояние между строителями и местными жителями

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 14 от 10 февраля 2016
ЧитатьЧитать номер
Общество

Зинаида БурскаяКорреспондент

 

В московских Раменках продолжается противостояние между строителями и местными жителями


Народный сход в Раменках 6 февраля. Фото: Зинаида Бурская / «Новая газета»

В престижном и тихом столичном районе Раменки, в нескольких километрах от главного здания МГУ, люди ложились под строительную технику. Жители выступают против строительства многополосной трассы, которая должна пройти вплотную к территориям школ, детских садов и жилых домов. Городские власти в переговоры с протестующими принципиально не вступают. Хотя диалог — главное требование жителей.

 

«Не трогайте меня руками, мужчины непонятные!»

— Проснулась, как обычно, занималась своими делами, — рассказывает муниципальный депутат Марина Ивлиева. — Тут муж: «Посмотри в окно». Посмотрела. Увидела строительную технику. Дальше — быстрее одеваться. Красный «боевой» пуховик, теплая шапка с флисом — я ее называю «депутатской». И бегом вниз…

Марина живет в доме 39 по Мичуринскому проспекту. Это многоэтажка на окраине квартала, сразу за ней начинается роща, потом речка Раменка, дальше — Парк 50-летия Октября. Тут же, вплотную к дому, должна пройти новая трасса длиной в один километр, которая соединит Мичуринский и Ломоносовский проспекты. Зачем эта дорога нужна, жители не понимают. Местные власти, вероятно, понимают, но объяснить не могут или не хотят.

К приезду строительной техники жители окрестных домов подготовились заранее. Утром 3 февраля — именно об этом дне рассказывает Ивлиева — трактор не сразу смог заехать в парк, на территорию будущей строительной площадки. Он уперся в противотанковые ежи, бетонные плиты и огромную заледеневшую гору снега.

— Ну да, сами все поставили, — подтверждает житель соседнего дома Алексей Болотин. — Ежи сварили, плиты купили-привезли. Петли с них срезали — чтобы было сложнее сдвинуть. Арматуру там еще хитро приварили — ну чтобы совсем никак. Мы понимали, что технику это надолго не остановит, но нам нужно было иметь в запасе хотя бы 15—20 минут — на то, чтобы выбежать из дома и обзвонить соседей.

Самодельные фортификационные сооружения не помогли. Застройщик оказался хитрее. Или наглее. Вместе со строительной техникой в квартал прибыло подкрепление: два микроавтобуса с крепкими молодыми людьми в «невнятных» черных куртках. Кто эти парни — жители до сих пор не знают. Они представлялись строителями из Рязани и Брянска и говорили, что просто хотят кормить семьи. А еще искренне не понимали, зачем москвичи выпендриваются и не дают строить дорогу: «Вам что, жалко что ли»?

— Я встала перед трактором на колени, — рассказывает Марина. — Кричала: уезжайте или покажите проект производства работ! Наташа Чернова карабкалась на кучу снега. Ее начали стаскивать, тянуть вниз эти, которые в черных куртках. Она кричит, падает, опять взбирается. В это время экскаватор начинает работать ковшом. Сбегаются жители, наши мужчины пытаются оттеснить тех, в куртках, но жителей блокирует полиция: «Не нарушайте общественный порядок!» Наши люди встают в цепь, чтобы не дать заехать технике, а эти переодетые «бычки» начинают их выдергивать по одному, бросать на снег, отталкивать женщин. Потом пытался заехать КамАЗ со строительными бытовками. Перед ним легла Юля Кожевникова и часа два лежала. Ее сменил пожилой муниципальный депутат Владимир Ветров.

— Боевики нас оттаскивали, — активист Андрей Зубко называет молодых людей в черных куртках исключительно так, — потасовки случались каждые две-три минуты. Учитывая то, что все это происходило с одиннадцати утра до четырех вечера, таких эпизодов было несколько десятков. Полиция на этих боевиков никак не реагировала. Ни у кого из них даже документы не проверили.

Жители рассказывают, что «боевики» и полиция сохраняли полный обоюдный нейтралитет.

Вскоре на помощь полицейским из местного УВД «Раменки», которые находились на стройплощадке с самого начала конфликта, приехали их коллеги из округа, подогнали автозак.

— Отвезла детей в школу, возвращаюсь домой, а тут такое, — вспоминает Ирина Сенцова. Ее, маленькую и хрупкую, маму четверых детей, запихнули в автозак одной из первых. — Я села на ограждения, которые привезли строители. Эти парни в куртках пытались меня стащить. Мне было больно и страшно. Кричала, как ненормальная: «Не трогайте меня руками, мужчины непонятные!» В какой-то момент я поскользнулась и грохнулась в лужу. Подошли полицейские, подняли и увели в автозак.

Иру и еще троих участников сопротивления, которых доставили в УВД «Раменки», отпустили через несколько часов, всем вменили нарушение порядка проведения митинга (статья 20.2 КОАП, за ее неоднократное нарушение можно получить реальный уголовный срок). Два человека попали в больницу: Наталья Чернова, которую стаскивали с кучи снега, с черепно-мозговой травмой, молодой мужчина — с отбитыми почками. Четверым оказали помощь на месте, в каретах «скорой помощи». Пожилой женщине сломали ребро. У еще одного пенсионера сотрясение мозга. Одному из жителей сказали, что за предыдущую неделю именно из этого квартала в травмпункт обратились несколько десятков человек.

 

Как разбудили Раменки

У проектируемого проезда 3538, против которого выступают жители Раменок, большая предыстория: она началась еще до развала СССР. Но в конце 80-х — начале 90-х, когда в Раменках шло бурное жилищное строительство, кварталы начали возводить ближе друг к другу, чем было предусмотрено (так меньше денег уходило на подведение коммуникаций, что в те времена считалось очень критичным), и для дороги просто не осталось места.

Проект воскресили несколько лет назад из-за планов по строительству огромного жилого комплекса в роще на берегу речки Раменки, так как без него к стройке просто не было бы подъездных путей. Но жителям удалось отстоять парк. Разговоры о дороге утихли на несколько месяцев, а потом на ее строительство внезапно выделили бюджетные деньги.

У жителей к дороге несколько претензий. Во-первых, непонятно, зачем она вообще нужна и как может помочь улучшить транспортную ситуацию в районе.

— Нам ни разу не представили никаких расчетов. Только голословные утверждения: «разгрузит», «улучшит», «поможет». Кому конкретно? На сколько? — говорит Андрей Зубко.

Во-вторых, трасса пройдет вплотную к ограждениям детских садов и школ. Именно в этих кварталах много образовательных учреждений. Жители говорят, что каждое утро тут фактически в одном направлении идут две тысячи школьников и еще тысяча тех, кого ведут в детские сады. Правда, власти пообещали, что оградят образовательные учреждения четырехметровыми шумозащитными экранами и построят подземный переход.

В-третьих, есть претензии к соблюдению обязательных для любой стройки процедур.

— У строителей нет главного документа — проекта планировки и межевания территории, а без него нельзя даже проектировать. Еще нет проекта организации строительной площадки, без которого нельзя начинать саму стройку, — говорит Марина Ивлиева.


На сходе 6 февраля были задержаны восемь человек. Фото: Зинаида Бурская / «Новая газета»

Год назад активисты обращались в федеральный Минстрой. В ответе за подписью замминистра было сказано: стройка без проекта планировки незаконна. Минстрой также отправил письмо с разъяснениями в правительство Москвы, но это никак не отразилось на действиях столичных властей.

По проектируемому проезду 3538 не проводилось публичных слушаний — подтвердил «Новой» глава управы района Раменки Владимир Хихленко: «В них не было необходимости, проект дороги очень старый». Стоимость трассы — больше миллиарда рублей, это значит, что тендер на строительство должен был проходить через процедуру общественного обсуждения закупок, но и этого удалось избежать: стройка была разделена на два этапа, по каждому провели отдельный конкурс.

Жители Раменок дважды выходили на митинги — летом и осенью. Писали во все возможные инстанции от управы района до президента. Рабочие несколько раз пытались начать стройку, но у них не было на руках всех необходимых документов и их изгоняли, причем при поддержке полиции. В декабре жители установили круглосуточное дежурство на въезде в парк, тогда же поставили противотанковые ежи. В конце месяца удалось договориться с управой, префектурой и департаментом строительства о временном перемирии на новогодние праздники: одни не строят, а другие не дежурят.

— В ночь с 11 на 12 января строители заехали в парк, поставили бытовку и быстренько уехали. А что было 3 февраля, вы уже знаете.

Но на этом «боевые» действия не прекратились. Утром 6 февраля жители домов, рядом с которыми должна пройти новая дорога, вышли на народный сход к мемориалу памяти погибших в Великой Отечественной. Люди поставили его сами, на свои деньги — по Раменкам проходил один из рубежей обороны Москвы. Рядом высадили кусты сирени. Дорога должна пройти как раз по этому «бульвару».

— Во-первых, я хотела бы перед вами извиниться, — начала Марина, выйдя в центр круга, который образовали зрители. — За то, как вела себя на днях. Матом громко ругалась… — и сразу сорвала аплодисменты. — А во-вторых, я хотела бы еще раз сказать, что во всех наших встречах и действиях нет никакой политической составляющей. Мы «пятая колонна»? Нет, мы нормальные! Те, кто покрывает это строительство, — вот «пятая колонна». Дестабилизирует ситуацию в стране перед выборами…

С самого начала вокруг места схода дежурила полиция. Обсудив ситуацию, собрав подписи под обращениями во все возможные ведомства и повесив на забор, который ограждает стройплощадку, детские игрушки (чтобы напомнить, какой угрозой для детей является дорога), жители решили идти к строителям. Блокировали технику, заставили приостановить работы. Потом начали разбирать забор. Полицейские созванивались с начальством: «Кого задерживать? Тех, кто ломает? Так они все ломают!» Потом попробовали увести в припаркованный прямо на стройплощадке автозак одного из активистов — на глазах его жены и троих детей. Жители побежали отбивать пленника. Депутат Госдумы Владимир Родин (он тоже приехал на сход) вел с полицией переговоры, предлагая бартер: вы отдаете нам человека, а мы все уходим. Договориться не получилось. В автозак затолкали еще семерых жителей. Приехал начальник УВД «Раменки», покрутился минут пять на площадке и уехал. Задержанных отвезли в отделение.

 

Проверка связи

— Все, что произошло, это очень серьезный звонок, — рассуждает Марина Ивлиева. — Я вообще сторонник малых дел, мирного решения вопросов. Но люди начинают звереть. Во время всей этой стычки я ругалась матом, мне хотелось кого-то схватить за горло…

— Мне еще говорили, что вы в геодезиста плевались.

— Плевалась, конечно. Только не в геодезиста, а в замдиректора строительной компании.

Чтобы было понятно: Ивлиева — юрист, преподаватель МГУ.

— У нас был тишайший район, — продолжает Марина. — Глубочайше безразличный ко всему, как проспект Вернадского. Аполитичный, пенсионно-сонный и прочее. Его разбудили в 2011-м, когда попытались наш парк тронуть. Но сейчас полностью отсутствует диалог с властью. У нас уже были конфликтные ситуации в районе, но всегда организовывались встречи, обсуждения на уровне префектуры. А в этот раз с их стороны не было ни одной попытки выйти на переговоры. Полная глухая стена. А людям все это настолько надоело, что они уже готовы выходить драться и только ждут повода — вот это страшно.

Глава управы района Раменки Владимир Хихленко сообщил «Новой», что уже в декабре проходили встречи с жителями, но повлиять на вопрос с дорогой управа не может. Полицейские, которые теперь несут круглосуточное дежурство у стройплощадки, тоже не в восторге от происходящего. Жалуются, что пенсионерки обзывают их то «бандеровцами», то «беркутами».


Фото: Зинаида Бурская / «Новая газета»
 

— Они используют нас, чтобы привлечь внимание! Чтобы была реакция! Орут: «Продажные менты!» Все с мобильными телефонами, все снимают, потом выкладывают. Мы всегда самые крайние. А как что — убийство или кража — ведь нам будут звонить, — возмущался один из полицейских, дежуривших вечером 4 февраля.

— Так люди говорят, что у строителей нет необходимых документов для проведения работ.

— Все у них есть!

— Вы лично видели?

— Я — нет. Но наш начальник приезжал, лично проверял.

— А кто они такие, чтобы решать, быть тут дороге или нет? Пусть они у себя в квартире решают, — вмешивается в разговор молодой парень, без формы и нагрудного жетона, но в бронежилете.

— Они — граждане…

— Какие граждане? Мы рабы. Все на начальника работают. Все без нас решают.

— Люди имеют право решать.

— Решают те, у кого большие деньги есть.

— Если честно, уже хочется взять ружье и всех тут перестрелять, — подключается еще один полицейский. Он говорит, что их дежурство длится уже 15 часов. А предыдущая смена отстояла здесь почти сутки.

— Мы и дальше будем бороться, — говорит Андрей Зубко, один из тех, кого 6 февраля забрали в УВД. — Тут речь ни о каких-то эфемерных материях. Тут речь идет именно о жизни тысяч жителей и детей. Нет, ну а что я своим сыновьям скажу? Что папа молодец, во всем прав, но дяди, у которых есть деньги, сильнее?

 

Куда ведет дорога

В 2011 году рощу за домом 39 по Мичуринскому проспекту передали во временное пользование Академии ФСБ, а та отдала ее компании «Монарх-Центр», которая в то время занималась строительством новых корпусов для академии (а до этого также строила Мосгорсуд, здания районных судов и префектур, участвовала в реконструкции «Лужников» и Большого театра). ГК «Монарх» планировала возвести на месте рощи огромный жилой комплекс. Но к будущей стройплощадке не было дороги, и в 2013-м правительство Москвы выделило деньги на проектирование проезда 3538. Усилиями местных жителей строительство домов удалось остановить. И трасса, как казалось, стала не нужна.

Но в 2015 году городской департамент строительства объявил два открытых конкурса на строительство проезда 3538. Генподрядчиком стала ОАО «Монолитное строительное управление — 1» (МСУ-1). На стройку она получила 1,1 млрд рублей. Работы должны быть полностью завершены уже в июне.

Кроме того, в ближайшее время в этой части Раменок должна начаться по-настоящему крупная стройка — технологическая долина МГУ, в которую (согласно документам, которые оказались в распоряжении газеты РБК) 2,6% необходимых средств вложит город, а все остальное — инвестор.


5 февраля рабочие начали рубить деревья на территории строительной площадки. Фото: Зинаида Бурская / «Новая газета»
 

Это не первый масштабный инвестпроект на территории МГУ. Новые здания Фундаментальной библиотеки, а также Шуваловский и Ломоносовский учебные корпуса (этот комплекс зданий возведен на новой территории университета и отделен от главного здания Ломоносовским проспектом) были построены с привлечением средств тогда еще принадлежавшей Елене Батуриной компании «Интеко». В обмен на это «Интеко» получила возможность возвести на землях университета два крупных жилых комплекса бизнес-класса — «Шуваловский» и «Доминион». Когда-то говорили, что в этих домах получат квартиры преподаватели МГУ, но по факту этого не произошло.

Проект развития квартала, в который входят новые территории университета, представленный на общественные слушания летом 2015-го, также предусматривает масштабное жилищное строительство — не менее 704,05 тысячи квадратных метров жилья. Однако на официальном сайте МГУ сообщают, что общая площадь квартир, «включая арендное жилье для преподавателей, профессуры, аспирантов и гостей университета», составит около 190 тысяч квадратных метров.

Разница в цифрах объяснима. Через общественные слушания единым проектом был проведен план развития не только территории, предназначенной для новых корпусов университета, но и всех земель между проспектами: Ломоносовским, Мичуринским, Вернадского и Парком 50-летия Октября (исключая существующую жилую застройку). На слушаниях проект лично представлял главный архитектор Москвы Сергей Кузнецов. Марина Ивлиева говорит, что активным жителям Раменок удалось собрать около 4 тысяч подписей под замечаниями к проекту, но ни одно из них не было учтено.

190 тысяч квадратных метров — площадь квартир, которые будут построены именно на территории МГУ. Остальное — на участках, примыкающих к технологической долине и прошедших через слушания «паровозом».

Руководство университета уходит от ответа на вопрос, какие именно компании инвестируют в строительство нового кампуса. Пока единственным очевидным участником строительства является компания «Интеко» (сейчас де-юре принадлежит Михаилу Шишханову), которая строит общежитие для студентов и школу-интернат для одаренных детей.

Какие именно компании выступят застройщиками соседних территорий и имеют ли они отношение к технологической долине, также неизвестно. Теоретически, в квартал может вернуться компания «Монарх», которая пыталась построить жилой дом в роще рядом с Парком 50-летия Октября. Бывший руководитель «Монарха» Марина Гребнева с 2010 года возглавляла департамент городского заказа капитального строительства Москвы, а в 2013-м стала проректором и начальником управления капитального строительства МГУ.

Наконец, можно ожидать прихода инвесторов со стороны Центра национального интеллектуального резерва (ЦНИР), участвующего в разработке концепции технологической долины.

Дорога, против которой выступают жители Раменок, важна именно для новой жилой застройки рядом с территорией МГУ, а не для самой технологической долины, — считает Марина Ивлиева и некоторые другие активисты:

— Новой территории университета будет достаточно хорды, которая соединит Раменский бульвар и проспект Вернадского. А проезд 3538 нужен именно вот этой, смежной территории.

 

Официально

«Новая» обратилась за комментариями в префектуру Западного административного округа. Нам ответили, что решения по дороге от них не зависят: «Мы к ней отношения не имеем. Это чисто городское событие. Все решает вышестоящее руководство. Встречи с главами управ, на которых в том числе будет обсуждаться вопрос с дорогой, будут проходить по графику. Никаких внеплановых встреч с жителями пока не запланировано».

 

От редакции

«Новая газета» будет следить за развитием событий — слишком много осталось вопросов. Например:

— для чего все-таки нужна это дорога: для обустройства технологической долины или для «присосавшейся» к ней коммерческой застройки?

— кто истинный бенефициар планируемых жилых комплексов?

— кто были те молодые люди, похожие на «братков», которые устроили побоище в Раменках?

Мы направили запросы в государственные органы. Ждем ответов.

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera