Сюжеты

Подача на вылет

Когда государство решило, что самый престижный вид спорта приумножит свои достижения самостоятельно, кризис в отечественном теннисе стал неизбежным

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 14 от 10 февраля 2016
ЧитатьЧитать номер
Спорт

Владимир Мозговойобозреватель «Новой»

Когда государство решило, что самый престижный вид спорта приумножит свои достижения самостоятельно, кризис в отечественном теннисе стал неизбежным


Звезда Мария Шарапова сияет рядом с кортом
Фото: Reuters

Сборная России, три месяца назад достойно выступившая в финале Кубка Федерации, на старте очередного главного командного турнира мирового женского тенниса оказалась жестоко бита аутсайдером.

Любимый турнир, привычная домашняя обстановка, удобное покрытие, аншлаги в спорткомплексе «Олимпийский», звезда в заявке, проходимый соперник в лице сборной Голландии — ну чего еще желать, чтобы устроить праздник? Вместо этого — первое за всю историю участия в Кубке Федерации домашнее поражение в первом раунде от команды, ни одна из участниц которой не входит в первую сотню мирового рейтинга. Сказать, что никто такого не ожидал, — значит ничего не сказать. Но был ряд обстоятельств, которые могли, по крайней мере, насторожить не только капитана сборной России Анастасию Мыскину. Первое связано с формированием состава, второе — с настроем, третье — с атмосферой, все они оказались взаимосвязаны и вели, как стало понятно, прямиком к шоковому исходу.

 

Наша Маша…

С составом Мыскиной пришлось определяться, руководствуясь вынужденной необходимостью. По регламенту для участия в олимпийском турнире надо не только входить в число 56 лучших мирового рейтинга, но и как минимум трижды за олимпийский цикл выступить за сборную своей страны на Кубке Федерации. Марии Шараповой, единственному топ-игроку российского тенниса, как раз и не хватало одной галочки напротив ее фамилии в официальной заявке на матч. В противном случае Россия не только лишалась связанных с теннисом медальных олимпийских надежд, но и самой Маше пришлось бы пропускать, возможно, последнюю для нее Олимпиаду. Все логично, вопросов нет, кроме одного: играть Шарапова из-за травмы не могла, она могла только присутствовать — и в заявке, и в «Олимпийском».

Молодому по стажу капитану, объясняясь с прессой по поводу форс-мажора, пришлось выкручиваться до последнего и надеяться на то, что опытные Светлана Кузнецова с Екатериной Макаровой, а также совсем юная Даша Касаткина справятся и без лидера. Впрочем, именно лидером сборной и командным игроком Шарапову назвать трудно — Маша, с юных лет оказавшаяся на звездной орбите, из-за плотнейшего турнирного графика и статуса редко с нее сходила. Команду она усиливала исключительно перед Олимпийскими играми с вполне прагматической целью — ради получения лицензии. Нет, она не отбывала номер, но за восемь лет сыграла всего восемь встреч, одержав при этом семь побед, причем последние четыре, и важнейшие, — в прошлогоднем розыгрыше Кубка Федерации. Собственно, неожиданно оказавшись незаменимой.

После вылета в четвертьфинале открытого чемпионата Австралии от Серены Уильямс она прошла медобследование в Германии, в Москву прилетела даже без ракеток и выходить на корт, естественно, не собиралась. Но одно ее присутствие, казалось бы, команде поможет, к тому же фамилия «Шарапова» обеспечила матчу с голландками идеальную раскрутку. Зрители, естественно, надеялись, что она сыграет.

Предстартовую атмосферу вокруг матча я бы назвал и нервной, и легкомысленной. Такое сочетание ничего хорошего не обещало, но в болельщицкой среде (и не только в ней!) преобладал оптимистический настрой. Нет Шараповой на корте — зато вот она, рядом, автограф можно взять, а девчонки и так справятся. «Девчонки», похоже, тоже в этом не сомневались, несмотря на заверения капитана в самом серьезном отношении к сопернику. И какая нужна аналитика, если 17‑й (Кузнецова) и 31‑й (Макарова) номера рейтинга выходили против теннисисток, имена которых ничего рядовому болельщику не говорили?

Макарову вынесла номер 106 Кики Бертенс, Кузнецову за четыре рекордных для Кубка Федерации часа перемогла номер 141, 23‑летняя Рихель Хогенкамп. Наутро бросать под танки Касаткину Анастасия Мыскина не решилась, больше спасать матч было некому — Кузнецова досталась поймавшей кураж Бертенс едва живой. Так бездарно, как сейчас, сборная не проигрывала ни разу.

Что касается общими усилиями созданной до матча атмосферы, то тут, несомненно, сыграли роль и магия его величества рейтинга (хотя понятно, что о цифрах следует вовремя забывать), и вера во всегдашнюю удачливость нашего тенниса, и, увы, особенно характерный для последнего времени нервический синдром заранее одержанной победы.

Голландский капитан Поль Хаархейс, очень скромно оценивавший перспективы своих подопечных, был искренне удивлен и счастлив. От тоже не ожидал такого счета в матче с несомненным фаворитом и четырехкратным обладателем Кубка Федерации. Его «девчонки» на авторитет соперниц внимания не обратили, присутствие великой Шараповой, похоже, их только раззадорило, они не испытывали давления, не были отягощены сверхзадачей, потому и прыгнули выше головы.

«Олимпийский» расходился в молчании. Оно было красноречивее любых слов.

 

Покидая элиту

Теперь можно говорить, что приоритет был отдан попаданию лидеров в Рио-де-Жанейро — эта цель, по заверению капитана, была главной. Но вряд ли разбор полетов на заседании в Федерации тенниса России ограничится констатацией факта «вынужденного» поражения, что было ясно из комментария гуру российского тенниса Шамиля Тарпищева.

Конфуз? Ну да, конечно. Тренерская ошибка? Может быть. Роковое стечение обстоятельств? Нет возражений. Психология? И это подходит. Случайная осечка? Нет, и еще раз нет. Полагаю, все гораздо глубже.

В 90‑е и на рубеже веков прежде всего теннис, а не хоккей и даже не биатлон, поддержал стремительно падающий спортивный престиж России, которая неожиданно проявила себя конкурентоспособной в топовом и элитном, уступающем по популярности разве что футболу, виде. А Кубок Дэвиса и Кубок Федерации для российского тенниса стали системообразующими турнирами, на которых вырос и российский болельщик. И пусть победы на командном уровне уступали по значимости главным индивидуальным достижениям — но они несли мощнейший объединительный заряд.

Славные для российского тенниса годы продолжались до тех пор, пока хватало накопленного запаса инерции. А запасы были небеспредельны.

Мужская команда после ухода лидеров покинула элитный дивизион Кубка Дэвиса и вряд ли скоро туда вернется. Женской сборной подобное, казалось, не грозило — но теперь и ей придется отстаивать место в первой Мировой группе Кубка Федерации. Олимпийские перспективы, ради которых нынче и разгорелись нешуточные страсти, просматриваются плохо. И то, к чему мы пришли, началось не сейчас, а еще во вполне благополучные для тенниса времена — когда государство решило, что самый престижный и успешно развивающийся в России вид спорта приумножит свои достижения самостоятельно.

Сколько могли — столько и приумножали.

Теги:
теннис
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera