Сюжеты

Позиция Украины: «Мы готовы к компромиссам ради освобождения тех, кого незаконно удерживают боевики»

Ответ уполномоченного по мирному урегулированию ситуации на Донбассе Ирины Геращенко

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 15 от 12 февраля 2016
ЧитатьЧитать номер
Политика

«Новая газета»редакция

Ответ уполномоченного по мирному урегулированию ситуации на Донбассе Ирины Геращенко

Прекращение конфликта на востоке Украины не будет возможным, пока не произойдет обмена пленными по принципу «всех на всех». Эта вполне очевидная вещь зафиксирована в Минских соглашениях, а именно в пункте №6. «Новая газета» считает безусловным приоритетом поддержку любых действий, направленных на решение этой задачи. Пока процесс идет сложно, о чем мы подробно рассказывали. Серьезный политический резонанс вызвало опубликованное в «Новой газете» интервью с «уполномоченным по правам человека ДНР» Дарьей Морозовой, которая допустила возможность применения к украинцам, обвиняемым властями самопровозглашенной республики в воинских преступлениях, смертной казни.

Читайте также:

«В данный момент списка военнопленных не существует»

Ранее мы направили официальный запрос на имя Ирины Геращенко (уполномоченный Президента Украины по мирному урегулированию ситуации в Донецкой и Луганской областях, представитель Украины в гуманитарной подгруппе Трехсторонней контактной группы) с просьбой подробно изложить позицию Киева по реализации пункта №6 Минских соглашений. Мы приводим ответ Ирины Геращенко дословно, хотя и не считаем полезным для урегулирования конфликта риторику об оккупации Донбасса при участии России (хотя бы потому, что это противоречит духу и букве Минских соглашений). Мы также не можем выполнить просьбу Ирины Геращенко о предоставлении аудиозаписи разговора военного спецкора «Новой» Юлии Полухиной с Дарьей Морозовой. Аудиозапись есть в редакции, однако исходя из российского законодательства и мировых стандартов работы журналистов, мы не имеем права раскрывать данные наших источников без их согласия.

 

Ответ Ирины Геращенко

09.02.2016

Главному редактору «Новой газеты»
Муратову Д.А.


Ирина Геращенко

Уважаемый господин Муратов!

Вопрос освобождения незаконно удерживаемых лиц является приоритетным для работы гуманитарной подгруппы Трехсторонней контактной группы в Минске. В своей работе представители Украины используют информацию и списки, которые формируются созданным при Службе безопасности Украины Объединенным центром по координации поиска, освобождению незаконно лишенных свободы лиц, заложников и установлению местонахождения без вести пропавших в районе проведения антитеррористической операции.

По последней информации, в заложниках на оккупированных территориях удерживаются 136 человек (это и военнослужащие, и представители батальонов, и гражданские лица). Вопрос об их немедленном освобождении также постоянно поднимается на гуманитарной подгруппе. Среди заложников есть медики и журналисты. За время работы группы нам удалось освободить около 50 человек, это военные, представители батальонов и гражданские лица.

В целом за полтора года войны, развязанной против Украины, согласно информации СБУ, украинской стороне удалось установить судьбу, найти, в том числе освободить или идентифицировать, около 3000 человек. Последние большие освобождения были в феврале 2015 года, после трагедии под Дебальцево, когда после наступления на украинские населенные пункты пророссийских боевиков и регулярных частей российской армии многие украинские военнослужащие были убиты или захвачены террористами как заложники.

Также официально в самой России содержится, по нашим данным, 11 украинцев — это политические заключенные, вывезенные на территорию РФ с нарушением международного права. Речь идет о нашей коллеге, народном депутате Украины Надежде Савченко и о гражданских лицах — режиссере Олеге Сенцове, его коллеге Александре Кольченко, других узниках совести.

Выполнение 6-го пункта Минских соглашений о безусловном освобождении всех незаконно удерживаемых лиц, без сомнения, подразумевает и освобождение украинцев — политических заключенных, незаконно удерживаемых в РФ и против которых ведутся позорные судилища. Этот вопрос украинская сторона поднимает и в Минске, и на всех других международных площадках, в т.ч. во время встреч в «нормандском формате».

Второй приоритетный вопрос, над которым работает гуманитарная подгруппа в Минске, — судьба пропавших без вести. Согласно информации СБУ, список пропавших без вести насчитывает 693 человека, из которых — 419 гражданских лиц, остальные — военные.

Читайте также:

Как выглядят луганские подвалы для военнопленных и каковы шансы на обмен погибшими. Январь 2016

Мы постоянно настаиваем на широком привлечении Международного Комитета Красного Креста (МККК) к вопросам освобождения заложников, поиску пропавших без вести и идентификации погибших.

Невзирая на многочисленные обещания, на протяжении всего времени войны на Донбассе представители МККК ни разу не были допущены пророссийскими боевиками в тюрьмы на оккупированных территориях и к незаконно удерживаемым гражданам (а среди них много людей с тяжелыми ранениями, ампутациями конечностей, хроническими болезнями). Также, несмотря на многочисленные официальные обращения Украины к РФ, представители МККК не были допущены и к украинским политзаключенным, которых удерживают в тюрьмах РФ.

В то же время украинская сторона открыта к сотрудничеству с МККК и другими гуманитарными международными организациями. На протяжении минувшего года представители МККК неоднократно посещали украинские пенитенциарные учреждения.

На оккупированной части Донбасса все военные и гражданские, которых захватили и пытают боевики, являются незаконно задержанными. Там не работают украинские законы, нет украинских судов и прокуратуры, эти люди не могут получить помощь адвоката по украинскому законодательству.

В то же время на территории, подконтрольной украинской власти, задерживаются и привлекаются к уголовной ответственности только граждане, совершившие правонарушения, против которых начато уголовное производство.

Украинская сторона в случаях, когда законодательство позволяет изменить меру пресечения для лиц, задержанных за нарушение закона, в том числе и по подозрению в совершении преступлений против суверенитета и национальной безопасности в ходе войны на Донбассе, идет на такие шаги ради освобождения заложников, которых удерживают на оккупированной территории. Мы готовы к возможным компромиссам ради освобождения тех, кого незаконно удерживают боевики.

В то же время боевики часто выставляют неприемлемые требования, как то: требуют освободить лиц, осужденных за тяжкие преступления (убийства, насилие) еще до 2014 года. Также они пытаются привязать как условие освобождения незаконно удерживаемых на оккупированных территориях граждан к вопросу предоставления широкой амнистии боевикам. Вопрос амнистии является другим пунктом Минских соглашений, не связанным с проблемой освобождения незаконно удерживаемых.

Читайте также:

С расстрелом вышла промашка.Заявление властей «ДНР» о возможности казни пленных украинцев вызвало политический скандал

Также на протяжении года боевики не дают ответа и информации на многочисленные запросы украинской стороны о месте содержания заложников и судьбе без вести пропавших. Такой поиск никто не ведет, МККК к этой миссии не допускается, мы не владеем информацией о местонахождении и судьбе десятков заложников из списка, который неоднократно передавали как представителям РФ, так и контролируемым ними боевикам во время работы подгруппы.

Также невыполненным остается и 7-й пункт Минских соглашений о бесперебойном доступе международных гуманитарных организаций на оккупированные территории. Сегодня работа таких организаций там заблокирована. Все это способствует информационному вакууму и отсутствию правдивой информации о гуманитарной ситуации на Донбассе.

В связи с затягиванием переговорного процесса, постоянными изменениями условий со стороны представителей ОРДЛО, их откровенного шантажа судьбой заложников, изменением требований освобождения мы предложили компромиссный вариант: разблокировать вопрос освобождения, освободив в первую очередь заложников из числа тяжелобольных и раненых. Однако и эти предложения были отклонены.

Что касается вопроса амнистии, то украинская сторона активно изучает подобный опыт проведения амнистии в других странах. Мы придерживаемся общепринятых правил, что амнистия носит индивидуальный характер, она возможна исключительно в отношении тех, кто не совершал тяжких преступлений и преступлений против человечества, кто не причастен к терроризму. И ключевой момент — амнистия возможна после установления устойчивой ситуации по безопасности, полного прекращения огня, разоружения и напрямую зависит от проведения выборов на оккупированных территориях. Ведь там должны появиться украинские судебные органы, которые будут принимать законные решения.

Также, пользуясь случаем и учитывая тот широкий резонанс, который вызвал посвященный судьбе украинских заложников материал, опубликованный в «Новой газете», прошу Вас предоставить мне копию диктофонной записи заявлений так называемого «омбудсмена ДНР» г. Д. Морозовой о возможности применения смертной казни в отношении украинских военнослужащих. Я намерена ставить вопрос о том, что подобные заявления свидетельствуют о серьезной угрозе жизни украинских граждан, незаконно удерживаемых боевиками, и, безусловно, должна иметь всю необходимую доказательную базу серьезности таких угроз.

 

С уважением,

Ирина Геращенко,
уполномоченный Президента Украины
по мирному урегулированию ситуации
в Донецкой и Луганской областях,
представитель Украины в гуманитарной подгруппе
Трехсторонней контактной группы

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera