Мнения

Всех запретили, но «интернет же не рухнул»

Политика

Юрий Ревичобозреватель «Новой»

Есть продолжение:

Роскомнадзор согласился не блокировать «Роскомсвободу»

На форуме по информационной безопасности Cyber Security Forum-2016, прошедшем 9 февраля, среди участников царило благостное умиротворение. Назначение советником президента Германа Клименко, еще менее года назад — рядового представителя IT-отрасли, дало повод остальным считать, что они получили непосредственный канал влияния на решения, принимаемые на самом верху. Разочарования по этому поводу еще впереди, а пока оптимизм в рядах IT-бизнеса на подъеме.

Одновременно в рядах деятелей отрасли крепнут конформистские настроения. Еще недавно резко критически оценивавшие такие, например, инициативы власти, как хранение пользовательских данных на территории России, ныне деятели отрасли уже готовы оценить их положительно. «А мне всегда не нравилось, что обо мне все знают где-то там за океаном», — заявил мне в частном разговоре один известный интернет-активист. Очевидно, бесполезно объяснять этому весьма грамотному и хорошо информированному человеку факт, что поправки к закону 152-ФЗ не устанавливают ограничений на трансграничную передачу данных, и, следовательно, «за океаном» о каждом интернет-пользователе все равно будут «знать» все то же самое.

Закон принимался единственно в целях гарантированного соблюдения права «первой ночи» для родных спецслужб.

Однако, возразят мне, Интернет все же не рухнул? Это возражение широко распространилось, и, по свидетельству председателя Российской ассоциации электронных коммуникаций Сергея Плуготаренко, его все чаще можно слышать из уст депутатов Госдумы. Это почти правда (с некоторыми оговорками, о которых далее) но исключительно потому, что многие законы попросту не работают в полную силу. К их числу относится, скажем, пресловутый «закон о блогерах»: неизвестно ни одного серьезного преследования блогеров на основании конкретно этого закона.

Волей-неволей оправдывается предположение, что все эти скоропостижно принятые интернет-законы есть не столько правовые нормы, сколько дубинка, предназначенная для охлаждения горячих голов, способная заработать, если власти сочтут положение критическим. Именно для этого отрабатывается и механизм внесудебной блокировки сайтов и внедряются соответствующие механизмы.

Кстати, к числу своих удач представители IT-отрасли относят «закон о забвении». Закон принимался в обычном ныне экспресс-порядке, в течение буквально месяца с мая по июнь 2015 года. Однако, по словам того же Плуготаренко, за это время было учтено около 80% поправок отрасли. В результате процедура удаления «неактуальной информации» из поисковиков усложнилась до почти полной нереализуемости. Закон вступил в силу 1 января, но ни одного известного прецедента не зарегистрировано (кроме нескольких не относящихся к делу курьезов) — или он действительно, как считают многие, оказался никому не нужен, или поисковики просто скрывают информацию.

С тем, что «закон о забвении» потенциально может принести больше вреда, чем пользы, согласны и интернет-пользователи. Было проведено множество опросов на самых разных сайтах, и везде (включая и «народное обсуждение» на сайте Госдумы) от 50 до 90% пользователей признало закон как минимум бесполезным. Учтен этот факт, однако, не был, и закон зачем-то приняли.

В стране создается интересное положение: права интернет-пользователей защищать оказалось просто некому. РОЦИТ, декларирующий такую защиту, под председательством депутата Госдумы Леонида Левина быстро превращается в придаток охранительных структур, разъясняющий положения законов, принятых тем же Левиным. Да, у интернет-бизнеса, наконец, появился легальный канал лоббирования своих интересов. Очевидно, однако, и то, что эти интересы совпадают далеко не всегда, а иногда и расходятся в противоположные стороны. Так, никто из отрасли не стал отстаивать «Луркоморье», которое в конце концов закрылось само, не выдержав многочисленных исков (слава Богу, остались зеркала). И самый яркий пример на глазах — это показательная «пожизненная» блокировка «Рутрекера», которую уже много лет лоббировали правообладатели, ничуть не считаясь с мнением 14 миллионов пользователей этого ресурса.

Вопрос о том, кто все-таки защищает права интернет-пользователей, я адресовал руководителю общественной организации «РосКомСвобода» Артему Козлюку. Уже на следующий день его организация была внесена в реестр запрещенных сайтов.

— Так кто же у нас защищает права интернет-пользователей?

Артем Козлюк: До 2012-года проблематики такой в принципе не было. Не существовало законодательства, которое каким-либо образом репрессивно воздействовало на пользователей. Если случались какие-то судебные процессы в отношении пользователей, то не чаще, чем раз в год, и каждый случай получал широкий резонанс. Сейчас они случаются каждый день — суды выносят решения в отношении людей, которые, как считается, распространяют экстремистские высказывания или какую-то запрещенную информацию.

Это одна сторона дела. Вторая — ограничения доступа уже для всех пользователей. Растут категории запрещенной информации, законодательство расширяется, уже даже не с каждым годом, а с каждым месяцем вносятся все новые запретительные законодательные инициативы. Начали с детской порнографии и наркотиков, потом прибавили антипиратский закон, теперь уже даже такие госорганы, как налоговая служба, имеют право на внесудебное ограничение доступа. То есть растет и число правоприменителей со стороны госорганов и сами нормы закона постоянно расширяются. В этой среде не могло не зародиться какие-то правозащитное движение.

В том числе и мы (имеется в виду «Роскомсвобода» — Ю.Р.) пытаемся стать такой организацией. Во-первых, мы проводим общественный мониторинг правоприменительной практики, анализируем законопроекты, рассказываем пользователям, что происходит с их правами здесь и сейчас и что их ждет в будущем. Вторая часть нашего направления работы — юридическая поддержка: консультации по запросам от отдельных людей, защита в суде интересов пользователей и владельцев интернет-ресурсов, которые зачастую такие же пользователи, только имеющие домашнюю страничку. Есть примеры успешных действий, когда в результате нашего вмешательства удавалось разблокировать ранее запрещенный ресурс.

Практика такого рода, к сожалению, пока недостаточно широка — судебные органы, как правило, технически безграмотны и не понимают, как устроен и работает Интернет. Как, например, доказывается владение сайтом, кого нужно привлекать в качестве экспертов. Но тем не менее такие процессы происходят чуть не ежедневно, и всегда заканчиваются в соответствии с требованиями прокуратуры: блокировать, блокировать и блокировать.

Есть и третье направление — мы выступаем посредником между пользователями и госорганами, тем же Роскомнадзором. Например, нередкая ситуация — когда владелец ресурса в принципе не знает, за что его вдруг заблокировали, какая запрещенная информация у него на ресурсе имеется, и никаких уведомлений он не получал. Часто удается такую ситуацию разрулить, просто получив дополнительные разъяснения. Кроме того, мы пытаемся проводить в законодательство определенные либерализующие нормы, взамодействовать с депутатами и отдельным фракциями, как, например, с КПРФ.

Параллельно с нами есть еще ряд организаций, который тоже действуют в тех же направлениях. Есть РОЦИТ, который привлек в качестве своего председателя главу профильного комитета Госдумы Левина, и при грамотной политике вполне может действовать в интересах пользователей. Другое дело, как это будет в реальности, и что мы увидим по факту… Пока ситуация неоднозначная.

Традиционные правозащитные организации также включили интернет в сферу своего внимания: тот же Сахаровский центр, Московская Хельсинская группа. Ассоциация «Агора» также представляет интересы интернет-пользователей в судах и есть успешные примеры. Но единого центра нет и, может быть, это даже хорошо. В США и Европе такие, например, организации, как EFF (Electronic Frontier Foundation, Фонд Электронного Рубежа — Ю. Р.) существуют уже более четверти века, тогда как у нас это направление только формируется».

На форуме Артем еще не знал, что на следующий день ему придет уведомление от Роскомнадзора о блокировке страницы сайта «Роскомсвободы», где описывались способы обхода блокировок. В настоящий момент ресурс еще не заблокирован, но уже внесен в «черный список». На сайте подчеркивается, что постановление суда безграмотное (так, страница с описанием сама названа «сайтом-анонимайзером»), а также тот факт, что «ни один из российских законов не описывает, что такое анонимайзер, VPN, прокси и прочие технические средства, которые помогают обходить ограничения доступа к веб-ресурсам … и тем более не содержит запретов на распространение и использование таких средств» и эта позиция к тому же разделяется компетентными органами в лице Роскомнадзора и самого Минкомсвязи (полный текст заключения Минкомсвязи РФ приводится). Все это дает надежду на успех при подаче апелляции. В комментарии сайту TJ Артем Козлюк сказал, что «возможно, это даже и к лучшему, если мы через суды высших инстанций закрепим право любого интернет-ресурса на информирование пользователей сети о том, какими способами они могут восстанавливать свои конституционные права в сетевом пространстве». Вся эта неожиданная история представляет собой отличную иллюстрацию к словам Артема о том, что «судебные органы, как правило, технически безграмотны».

Действительно, как говорят наши законодатели, «Интернет не рухнул» — из него только исчезли «Рутрекер», библиотека «Флибуста» и «Луркоморье», за которые бороться оказалось просто некому. Всего, по статистике «Роскомсвободы», на момент написания этих строк только в «черных списках» находится 21 978 сайтов (и еще заодно с ними попало под раздачу более 600 тысяч). Кому-то такая цифра покажется мизером на фоне 5 миллионов доменных имен, зарегистрированных в зоне RU, но остальным остается надеяться, что ростки защиты прав пользователей, появившиеся в виде инициатив «Роскомсвободы», не завянут и в дальнейшем.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera